Letters from the Earth

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Letters from the Earth » Все мои фики, начиная с 2008 года » На краю пропасти


На краю пропасти

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Название: На краю пропасти
Автор: Ketrin_Snape
Бета: Morane, Джолинар (гл 1-2) (stasya93@yahoo.co.uk)
Гамма: vlada_d666
Пейринг: Барти/НЖП
Персонажи: Рудольфус Лестрейндж, Регулус Блэк, Барти Крауч-ст, Люциус Малфой, Волдеморт…
Тип: по большей части джен
Жанр: ангст
Размер: миди
Статус: закончен
Саммари: он хотел быть всегда и во всем лучшим, первым. Он любил и хотел быть любимым. Но в один прекрасный момент он понял, что можно достичь этого только на Темной стороне. Только путем мести за убийство друга, за отобранную надежду, за лишенное счастья детство. Он решил отомстить всем. Но когда почти достиг своей цели, умер сам. Нелегкой судьбе Барти Крауча-младшего посвящается…
Предупреждение: смерть героя, трагичный фанфик   
Дисклеймер: не мое, чужое

Один из самых дорогих мне фиков  :)

0

2

Глава 1

     Когда он только поступил в Хогвартс, то был похож на запуганного, неуверенного в себе тихоню, который непреодолимо стремился к знаниям. Еще тогда им овладела идея стать кем-то значимым, занять не самую последнюю должность в Министерстве, внести свой вклад в развитие магического общества. Он очень хотел быть похожим на своего строгого, но горячо любимого отца, которого ценил и уважал. Однако бледный первокурсник с веснушками на лице попал на Слизерин, и это не прошло для парня бесследно. С возрастом он становился все жестче, увереннее и сильнее, сохранив при этом тягу к знаниям…К знаниям по Темной магии. И отца, вечно норовящего прочитать сыну нотации на тему «как надо жить», мальчик больше не любил, а люто ненавидел. Имя ему - Барти Крауч-младший.
      Пятый курс. 1976 год, сентябрь.
     Двое пятикурсников-мальчишек сидели рядом за столом Слизерина и оживленно болтали. Один – черноволосый, среднего роста и довольно симпатичный на вид, второй – светловолосый, с веснушками на лице, худощавый и довольно бледный. Можно было даже предположить, что он болен, но на самом деле, парень был таким от природы. Это были Регулус Блэк и Барти Крауч–младший. Они, словно родные братья, всюду ходили вдвоем и отлично ладили. Их интересы совпадали, и у них было много общего. Разве что у Блэка иногда появлялись девушки, а вот Барти совершенно в этом плане не везло: то ли он жутко стеснялся, то ли противоположный пол просто не обращал на него внимания из-за чрезвычайной худобы. Другое дело Регулус – талантливый ловец Слизерина.
     Была первая неделя учебного года, а парни все не могли нарадоваться встрече друг с другом и болтали о разных вещах. Рядом с ними сидел семикурсник Рудольфус Лестрейндж, хороший друг Барти, и изредка прислушивался к их разговору.
      - Ребят, вот слушаю вас и удивляюсь. Как можно все время говорить о квиддиче, когда вокруг такие девушки классные ходят?
      - Какие-какие девушки? – издевательски переспросил Регулус.
      - Красивые и интересные, - уточнил Руд. - Ладно, ты, Блэк, - парень заострил внимание на фамилии Регулуса, - но Барти-то что думает? Уже пятый курс, а все ни разу и ни с кем, - наполовину шутливо, наполовину с укором проговорил Рудольфус.
     Лицо Барти Крауча мгновенно приобрело красный оттенок. Регулус по-дружески похлопал его по спине, приговаривая:
      - Ну о чем ты говоришь, Лестрейндж, ты же видишь, что нашего Барти только учеба интересует.
      В этот момент недалеко от сидящих парней послышался громкий девичий смех. Барти инстинктивно повернул голову в сторону шума и увидел среди девушек шестикурсницу низенького роста, с коротко стриженными черными волосами. Она одарила его хмурым взглядом и, отвернувшись от него, продолжила смеяться вместе с подругами.
     - Ооо, Барти интересуется старшекурсницами, - тут же поддел друга Рудольфус.
     - Это неправда, Руди, - принялся отнекиваться Барти, заливаясь краской.
     - Если хочешь знать, она в одном классе со Снейпом. Кажется, Деми Колленс. Однако она довольно стервозна, - подмигнув Барти, проговорил Рудольфус. Крауч-младший смущенно заулыбался, отталкивая от себя Лестрейнджа, который и так уже разошелся не на шутку. Как бы он еще не заставил Барти познакомиться с этой девушкой. Регулус и Рудольфус, заметив поведение парня, загадочно переглянулись и рассмеялись.
***   
     Вскоре после того разговора в Большом Зале Рудольфус и Регулус, невзирая на все попытки Барти скрыть это, все же поняли, что их друг окончательно и бесповоротно влюбился в эту самую Деми Колленс. Не было ни дня, чтобы Барти не говорил о ней, иногда сам того не осознавая. Но Деми всегда проходила мимо, посмеиваясь над парнем, пока он томно вздыхал, завороженно глядя ей вслед. Нет, определенно, худой, бледный Барти - скромняга с книжкой в руках – не подходил раскрепощенной, стервозной девушке, которая вдобавок ко всему еще и курила, как какой-то маггл, да и не обладала такой красотой, что сводит с ума. Но, даже несмотря на все это, Барти, словно магнитом, тянуло к девушке. Парень влюбился так, что Регул и Руди всерьез задумались: а не отправить ли парня в больничное крыло.
***
     Октябрь
     - Регул, отстань, - пробурчал Барти, усердно делавший вид, что читает книгу по Зельям.
     - А я тебе говорю, забудь о ней и развлекись с другой, - настаивал на своем Регулус.
     Они оба сидели в слизеринской гостиной. Здесь, как обычно, было шумно, поэтому никто из присутствующих не обращал внимания на Крауча-младшего с книгой в руках и сидящего рядом Блэка. Но слизеринцам было невдомек, что парни обсуждают вовсе не зелья, а девушек.
      - Ну что ты нашел в ней? – разозлено выпалил Регулус. – Смотреть же страшно! А этот конский ржач, который ты так мило называешь девичьим смехом? Это же ужасно! – Барти по-прежнему сосредоточенно смотрел в книгу, игнорируя недовольства друга. - А эта стрижка, которая делает ее похожей на страшилище? Про то, что она курит, я вообще молчу. А ноги? Ты видел когда-нибудь ее ноги вблизи, Барти?
     - Слушай, хватит уже, - не выдержал и вставил Барти, не отрываясь от книги. - Ничего страшного в ногах Деми нет. И волосы у нее нормальные. Ну, а то, что курит – вообще не главное.
     - Да уж, - покачал головой Блэк, а потом недовольно добавил: - Вспомнишь сучку – она и придет.
     Барти тут же оживился, отложил книгу в сторону. В гостиную вошла Деми – его мечта. Глаза парнишки зажглись огоньком, он робко улыбался ей. Но Колленс снова бросила на него безразличный взгляд и села рядом с подругами в другом конце комнаты. Барти разочарованно вздохнул и, взяв учебник в руки, снова погрузился в собственные мысли.
      - Ну вот опять. Барти! – Регулус подтолкнул друга в бок, но тот никак не среагировал. Угрюмо покачав головой, Блэк пересел поближе к Рудольфусу – по опыту он знал, что Барти после таких моментов лучше оставить одного. Ведь он уже, наверное, умел применять Аваду Кедавру…
***
    Ноябрь
    Крауч-младший и Рудольфус сидели молча в кафе в Хогсмиде, попивая сливочное пиво и не обращая внимания на толпу веселящихся рядом гриффиндорцев.
    - Барти, давай, я познакомлю тебя с компанией Снейпа, - предложил Рудольфус, нарушив тишину. Он выглядел встревоженным и обеспокоенным. 
    - И что это даст? – обреченно спросил Барти, который еще больше похудел за два месяца из-за этой неразделенной любви.   
    - Мы ближе подберемся к твоей суч…девушке Деми.
    - Руди, я ей не нравлюсь.
    - Барти, ты изводишь себя и нас с Регулом. Сколько можно? – с укором проговорил старший товарищ. Барти обиженно посмотрел на Рудольфуса и отвернулся к окну. Лестрейндж разозлился на его реакцию и злобно прошипел про себя: - Давно бы трахнул кого-нибудь - и дело с концом.
     - Я все слышу, - сурово прошептал Барти.
     - Черт, - тихо выругался Рудольфус. – Слушай, правда, давай мы с Блэком найдем тебе хорошую девушку.
     - Мне никто не нужен. Я люблю Деми, - упрямо настаивал на своем Барти. За соседним столиком громко рассмеялись Сириус Блэк и Джеймс Поттер.
     - Вот что - пойдем отсюда. Позже договорим, - поспешно проговорил Рудольфус, покосившись на гриффиндорцев. Барти неохотно встал и вышел вслед за другом из кафе.
***
   Начало декабря.
    Понимая, что ему больше ничего не остается, Барти согласился познакомиться со Снейпом, Эйвери и Мальсибером. И в назначенный час они вместе с Регулусом оказались в пустом классе Зельеделия, куда пригласил их Рудольфус.
      - Вот, это Регулус Блэк и Барти Крауч-младший, - оживленно встретил их Лестрейндж. Мальсибер кинул недружелюбный, даже слегка презрительный и высокомерный взгляд в сторону вошедших Барти и Регула. Однако вышел навстречу, протянув руку. Регулус улыбнулся и с честью для себя пожал его руку. Эйвери, заметив смущение и нерешительность Барти, с ухмылкой подошел к нему и шутливо похлопал его по спине. А Снейп молча наблюдал за новенькими и даже не пытался сделать вид, что рад их видеть. Он сидел на парте, хмуро посматривая то на Блэка, то на Крауча.
     - Ну, здравствуй, что ли, - протянул руку Регулус, подойдя к Северусу после приветствия Эйвери и Мальсибера. Снейп неохотно принял его пожатие. Рудольфус, довольный вполне удачным, на его взгляд, знакомством, потер ладони и предложил всем присесть. Парни расположились на партах, и Лестрейндж, как самый старший из всей компании, начал разговор:
      - Я не случайно привел этих двух талантливых парней. Считаю, что нам пора расширить нашу компанию. Не так ли?
      - Руди, мы доверяем тебе, но ведь о них совершенно ничего не известно, - мрачно проговорил Мальсибер, косясь в сторону покрасневшего Барти и нелепо улыбающегося Регулуса. Непонятно, кому из них больше хотелось попасть в эту компанию.
      - А я поясню, - весело ответил Рудольфус, подмигивая ребятам. – Барти и Регулус уже давно увлекаются книгами по Темной магии, и я подумал: почему бы не дать им возможность потренироваться?
      У Барти округлились глаза, а Регулус, напротив, выглядел приятно удивленным. Они и подумать не могли, чем занималась эта троица, к которой недавно присоединился Снейп. Да и Руди никогда им об этом не рассказывал.
     Мальсибер недовольно помотал головой.
      - Руди, ты извини, конечно, но какие из них Пожиратели? Посмотри на этого парня, который то краснеет, то бледнеет, - указал Мальсибер на Барти. Все тут же уставились на него.
      - Он просто волнуется, - оправдал Рудольфус друга. – Ладно, парни, думаю, что нам стоит все обдумать. Я сообщу вам о следующей встрече.
      - Хорошо, Руди, - согласно кивнул Эйвери. Он, Мальсибер и Снейп спрыгнули с парт и направились к выходу. Регулус и Барти тоже засобирались, но Рудольфус одними губами проговорил:
      - Останьтесь.
      Те сразу сделали вид, что просто не торопятся уходить, а шестикурсники не стали задерживаться и вышли. Руди снова наложил запирающее и заглушающее заклинания на дверь, а потом прояснил ситуацию:
      - Я сказал это, потому что по-другому вас не примут в нашу компанию.
      - А мне действительно хотелось бы попрактиковаться. Вы и правда умеете использовать Непростительные? – воодушевился Регулус. Барти испуганно посмотрел на друга.
      - Да, мы обучаемся этому, - пояснил Рудольфус.
      - Я не хочу в этом участвовать. Одно дело - теория, а другое – практика, - тихо произнес Барти.
      - Барти, тебе и не обязательно. Я что-нибудь придумаю.
     - Я не понимаю, как они помогут мне познакомиться с Деми. И вы что действительно собираетесь стать Пожирателями Смерти? – взволнованно проговорил Крауч. Он выглядел потерянным. Непонятно было, чего он опасается больше: того, что не сможет быть с Деми, или того, что парни всерьез решили обладать Меткой. Несмотря на окружение слизеринцев, Барти часто чурался каких-либо действий его сотоварищей, словно все еще не свыкся с тем, что и сам является слизеринцем.
      - Барти, Барти, - вздохнул Рудольфус, - как же ты наивен. Я переписываюсь с Люциусом Малфоем, и да, вместе с этими ребятами собираюсь стать Пожирателем Смерти. А что касается Деми, то она тоже здесь иногда появляется.
      - Как?! – в ужасе спросил Барти, мгновенно вскочив с парты.
      - Барти, успокойся, прошу тебя, - усадил его обратно Рудольфус, обеспокоено глядя другу в глаза. Казалось, он понимал все, что чувствует Крауч-младший. – Ты просто не все знаешь…
      - Барти, чего ты так боишься? Тебе ведь нравится Темная магия! – недоумевал Блэк.
      - Регулус, я изучаю ее вовсе не для того, чтобы убивать и пытать людей, - нахмурив брови, серьезно проговорил Барти. - Рудольфус, чего я еще не знаю?
      - Помнишь, я говорил о том, что это благодаря Люциусу Северус оказался с нами? - неуверенно начал Рудольфус. Барти, кипя от злости и нетерпения, кивнул. – Так вот…он не только Снейпа таким образом подговорил.
      - Я его убью! – выкрикнул Крауч-младший.
      - Э, друг, полегче, - поумерил его пыл Регулус. Лестрейндж отметил про себя, что вот, наконец, дорожки двух закадычных друзей и разошлись. Он не ожидал, что Блэк проявит такой интерес… Рудольфус вообще добивался не этого.
      - И что он такого мог сказать девочке-первокурснице, что та вдруг стала интересоваться вашим «кружком»? – разозлено сыронизировал Барти, у которого медленно стали проявляться первые признаки истерики. Он раскраснелся пуще прежнего, наотрез отказывался присесть и метал молнии из глаз в сторону Рудольфуса, который все это затеял.
      - Послушай, друг, я привел тебя сюда вовсе не за этим. Я просто рассчитывал, что ты сможешь чаще видеться с Колленс, и может, подружишься с ней, - стал оправдываться Рудольфус, понимая, как сильно просчитался.
      - И как ты собирался это сделать, не объясняя, каким образом она вписывается в вашу компанию?! – Барти сжал кулаки так, что костяшки пальцев побелели.
      - Люциус разглядел в ней задатки будущей Пожирательницы. Но, поверь, она первая начала гоняться за Малфоем, не давая тому прохода. Барти, ну неужели ты до сих пор не заметил, в кого влюбился? –  раздражающе проговорил Рудольфус, взмахнув руками. – Мисс Колленс отнюдь не примерная девочка, я тебя сразу предупреждал, - а потом добавил чуть тише: - Я просто хотел помочь, потому что не могу больше смотреть, как ты страдаешь из-за этой сучки.
      - Не называй ее так, Рудольфус, - тут же поправил его Барти. Но, несмотря на раздражение от слов друга, он все-таки разжал кулаки и, склонив голову, медленно опустился на стоявший рядом стул. Похоже, парень действительно только сейчас понял, кто такая Деми. Может, он и правда слишком наивен, как сказал Рудольфус. Но осознать это и, более того, признать - было тяжело. Однако все эти месяцы слепой любви к девушке не могли пройти даром – Барти уже понимал, что не сможет просто выкинуть ее из головы. И раз уж в этой компании достаточно часто бывает Деми, - так тому и быть. Он тоже станет посещать собрания будущих Пожирателей Смерти. Ради нее.
      - Ты прав, Руди. Но я уже не могу без нее, - обреченно вынес себе приговор Барти.
      - И что будешь делать? Можешь еще все исправить и не ходить на собрания, - уточнил Рудольфус.
      - Нет, я буду ходить. Я должен добиться ее, - проговорил Барти, посмотрев на друзей. Рудольфус понимающе кивнул, а Регулус улыбнулся мысли о том, что сможет, наконец, проверить теорию на практике вместе с лучшим другом.
      - И помни: ты всегда можешь уйти, - сказал Рудольфус. После небольшой паузы он обратился к Блэку: - Я так понимаю, ты вовсе не против задержаться у нас?
      - О да, - подтвердил Регулус и энергично закивал.
      - Отлично. Надеюсь, вы оба понимаете, что это тайна? – Барти и Регулус кивнули. – Тогда встретимся на следующей неделе. Место я назову чуть позже, когда обговорю с Мальсибером. Он, кстати, из парней самый талантливый, - добавил Рудольфус. На этом первое собрание для слизеринцев-пятикурсников было закрыто. 
***
     Через несколько дней.
      После занятий Регулус отправился на квидичное поле на тренировку, а Рудольфус был в компании семикурсников. А потому Барти один решил сначала немного погулять, а потом пойти в библиотеку.
       Выйдя на улицу, светловолосый парень направился к ближайшей свободной скамейке во дворе Хогвартса. Однако пока он медленно вышагивал, его место уже заняла компания подруг, среди которых была Деми.
      - Что, Крауч, тоже собирался сюда сесть? – с вызовом спросила его девушка.
      - Да.
      - А что же ты тогда так долго ходишь? Хочешь стать похожим на Снейпа? – развеселилась Колленс, и подруги поддержали девушку, разразившись хохотом. Барти стало жутко обидно за себя, но он не ответил ничего кроме:
     - Вовсе нет.
     - Если бы не Рудольфус и Блэк-младший, то ты уже давно бы составил конкуренцию нашему Нюниусу – неудачнику и позорищу всего факультета, - снова усмехнулась Деми. Барти не желал больше этого терпеть, поэтому, не сказав ни слова, грозно взглянул на Колленс и ушел прочь. Частенько, оставаясь без друзей, Барти чувствовал себя лишним на Слизерине. И в такие моменты он действительно ощущал себя Снейпом, которого ненавидел за это. От этого у него на душе становилось горько и одиноко. И тогда  казалось, что никому Барти Крауч-младший не нужен: ни своему тирану-отцу, ни друзьям, ни даже самому себе. Но потом Регулус возвращался со свидания или тренировки, и все становилось по-старому: Барти помогал другу делать домашние задания, после чего они вместе шли на улицу. Но больше такого не будет: теперь он часть компании, которая практикуется в Темных Искусствах. Просто Деми пока об этом не знает…

0

3

Глава 2

      Ближе к рождественским каникулам
     Рудольфус собрал-таки друзей для практических занятий, поскольку Мальсибер согласился принять в компанию Барти и Регулуса. Все вместе они встретились в пустой аудитории. Однако Лестрейндж не торопился начинать тренировку.
      - Руди, а чего ты ждешь? – робко спросил его Барти. Мальсибер и Эйвери болтали о чем-то, стоя в стороне, Снейп снова угрюмо наблюдал за всеми, сидя в темном углу на стуле.
      - Я жду еще одного человека.
      - Деми? Ее? – взволнованно спросил Барти. Наконец-то она узнает, что он тоже здесь!
      - Да, ее, Барти, - устало ответил Рудольфус. Даже после того случая во дворе, из-за которого парень почти неделю ничего не ел и говорил, что Колленс его не любит, Барти не переставал верить, что все-таки любит. – Парни, начинайте пока тренировать Импедименту.
      - Зачем, Руд? – отозвался Эйвери.
      - За тем, что Барти и Регулус могут не уметь ее использовать. Давайте, займитесь делом.
     - Хорошо, хорошо. Северус, подымайся, - проговорил Мальсибер. Он собрал слизеринцев вокруг себя и показал новичкам, каким образом нужно взмахивать палочкой. Пока они тренировались, Рудольфус стоял у двери, переживая за то, что эта единственная девушка когда-нибудь выдаст их. Каждый раз он вздрагивал при ее появлении. Но и выгнать Деми Колленс он не мог: сам Люциус Малфой ручался за нее. А вот доверять в этой компании ей так никто и не стал. Тем не менее, спустя пять минут дверь отворилась, и появилась Она. Барти как раз тренировался в защите от Импедименты, но отвлекся, услышав ее шаги. Заклинание попало в него, но он этого даже не заметил, пытаясь пойти Деми навстречу.
      - Привет, Руд, - холодным тоном произнесла девушка.  - А эти что тут делают?
     Она мгновенно напряглась, узнав в новичках Блэка и Крауча-младшего. К Снейпу-то Деми уже привыкла. Девушка просто не обращала внимания на Северуса, поскольку считала его неудачником - у него не получались Круцио и Авада Кедавра. А вот увидеть здесь сыночка известного работника Министерства, над которым она совсем недавно посмеивалась, мисс Колленс не ожидала. Вот и Барти, пытавшийся сделать хоть шаг, старательно вертелся. Регулус снял с него заклинание, и парень чуть не упал. Деми моментально расхохоталась.
      - Да уж, Руд, ты, наверное, решил нас посмешить?
      - Деми, надо чаще ходить на собрания, - осторожно, но довольно твердо подметил Рудольфус. – Регулус и Барти тоже хотят участвовать во всем этом.
      - Ну-ну, посмотрим, что может наш малыш Крауч, - «пропела» Деми, сладко улыбнувшись. Барти отвернулся от нее и попросил Эйвери продолжить тренировку.
      - Деми, успокойся. Сегодня мы повторим Конфундус и Петрификус Тоталус, - объявил Рудольфус, закатывая рукава мантии и доставая палочку.
      - И все? – разочаровано спросила Колленс.
      - И все, - коротко ответил Лестрейндж. Деми умолкла и во время тренировки больше не проронила ни слова. Лишь изучающе рассматривала Барти, который только и делал, что краснел при таком напряжении. Тем не менее, заклинания он и Регулус выучили на «хорошо».
      Через час или два выдохшиеся слизеринцы решили разойтись и встретиться уже в следующем семестре. Барти чрезвычайно был рад тому, что Рудольфус не стал заставлять его использовать Непростительные, а Регулус, напротив, расстроился. Впрочем, оба знали, что им придется это делать рано или поздно.
***
      Январь 1977 года
    С началом нового семестра Барти почти не изменился: он все также вздыхал по Деми, говорил, что не забывал о ней ни на минуту на каникулах. Регулус весело подшучивал над ним, а Рудольфус советовал забыть о ней и о Пожирателях Смерти. Однако Крауч-младший уже точно решил, что пойдет до конца, лишь бы быть с Деми. Правда, друзья все же предполагали, что дело было не только в ней. 
    Уже через две недели после начала нового семестра вся «темная» компания собралась вновь в другой пустой аудитории. На этот раз здесь стояли мишени в виде статуй людей. Барти и Регул немного опоздали, поэтому очень удивились, когда вошли. Мальсибер, Эйвери и Снейп уже тренировали на статуях Круцио. Рудольфус руководил. Однако он отошел чуть подальше, завидев вошедших и оторопевших пятикурсников.
      - Ребята, не пугайтесь, это всего лишь статуи, - прошептал он, подталкивая их в спину. Регулус, впрочем, быстро очухался и присоединился к шестикурсникам, которые помогли ему. А Барти долго и нерешительно боялся подойти ближе и произнести это страшное слово.
       - Где Деми?
       - Барти, она не часто балует нас своим вниманием, - недовольно пояснил Рудольфус. – Лучше подойди к статуям.
       - Я не пойду, - прошептал Барти. Рудольфус понимал, что их шепот за спинами парней выглядит довольно странно, но ему было просто необходимо уговорить друга действовать.
       - Послушай, они не живые люди, это просто статуи. Давай же, - уговаривал Барти Рудольфус.
       - Я не могу.
       - Ты все можешь, Барти. Если ты этого не сделаешь, Деми никогда не посмотрит на тебя как на парня, - выдал Рудольфус. Барти оживился и с палочкой наизготовку кинулся к мишеням с криком «Круцио!». У него, конечно, ничего не вышло, но Руди все равно чувствовал себя неловко и закусил губу: он знал, что надавил на слабое место, заставив парня произнести это ненавистное ему слово. Но без этого Барти не мог находиться в этой компании, а значит, страданий по поводу неразделенной любви к Колленс потом не оберешься. Пришлось действовать чисто слизеринскими методами.
      - Вот и Барти станет мужчиной, - похвалил его Мальсибер, пораженный стараниями Крауча. Бледный и вспотевший Барти стоял и улыбался, глядя на своих сотоварищей. Он был доволен, что смог произнести «Круцио». И только Снейп в сторонке неодобрительно мотал головой, понимая, что как раз таки этому парню не место среди Пожирателей Смерти.
***
     Февраль, очередное собрание слизеринцев.
     - Ты должен яро ненавидеть противника, искренне желать ему смерти, не отвлекаясь ни на что другое. Либо ты, либо он. Перед тобой не человек – перед тобой грязнокровка, маггл или же аврор. Все они против нас, чистокровных, истинных ценителей магии. Барти, ты готов? – вещал голос Рудольфуса. Барти стоял перед мишенью и почти не слушал друга. Он был сосредоточен только на статуе и представлял своего отца. Парень ясно помнил все свои обиды на него, сжимая палочку в кулаке.
      - Авада Кедавра! – и зеленый луч, вырвавшийся из палочки Барти, попал точно в цель – статуя упала на пол, разбившись на мелкие части. Он смог. Он смог «убить» с первого раза. Регулус восхищенно посмотрел на Барти, лицо которого сейчас приобрело сердитое и уверенное, даже немного озлобленное, выражение. Мальсибер и Эйвери поаплодировали. Снейп меланхолично отметил про себя, что парень талантлив. Деми уже вовсю строила глазки Барти, больше не считая его малышом, и только Рудольфус винил себя в том, что научил всему этому невинного парня. Да, у него пока не получалось Империо, и Круцио выходило через раз, но Авада Кедавра-то удалась с первого раза! Как же он мог такое допустить? Рудольфус искренне надеялся, что у Барти ничего не получится, и он все-таки уйдет из их компании - но нет, уже поздно. Теперь уже точно нет пути назад. И друзья не зря боялись, что их Барти способен использовать Аваду – как будто чувствовали…
       - Барти, ты просто молодчина, - вместо сожаления произнес Рудольфус. Крауч уже немного отошел от произошедшего и улыбнулся старшему другу. Он и не понял, что натворил…
       - Да, он пока единственный, у кого с первого раза получилось! – восхищенно проговорил Мальсибер.
       - Ладно, парни и девушки, думаю, на сегодня все, - сообщил Рудольфус, кисло улыбаясь всем. Северус, Эйвери и Мальсибер ушли, за ними и Блэк. Но вот Деми все никак не уходила. Барти не мог не остаться, чтобы узнать, с чего бы это. Рудольфус помедлил немного, а потом, покачав головой, махнул на них рукой и тоже ушел.
       - Барти, ты сегодня показал класс, - восхитилась Деми, коварно улыбаясь парню. Крауч-младший и поверить не мог своему счастью: сама мисс Колленс, наконец, обратила на него внимание!
       - Спасибо, Деми, - робко проговорил Барти.
       - Ух, какой ты милый, Барти! – выдохнула Деми. – Стеснительный, - сладким голоском добавила девушка, и Барти растаял. Буквально растекся лужицей у ее ног. Деми поцеловала парня в висок.
       - Будешь и дальше таким милым, возможно, получишь большее, - прошептала она над ухом Барти и легкой походкой направилась к двери. Крауч зачарованно провожал ее взглядом, даже чуть приоткрыв рот от удовольствия. Деми уже давно скрылась за дверью, а он так и стоял, не в силах сдвинуться, чтобы не прогнать этот чудный момент. Чтобы не проснуться вдруг в спальне и не понять, что это был сон. К счастью, это была реальность. И Барти еще не знал, какой жестокой она окажется. 
***
    Март – апрель
    Барти буквально помешался на Деми. Он стал просить Рудольфуса участить собрания, а когда девушка проходила мимо, буквально таял у всех на глазах. Уже не было ни одного слизеринца, который бы не знал о неразделенной любви Барти. Но, надо сказать, сплетни за спиной интересовали его в последнюю очередь. Регулус и Рудольфус серьезно задумались над репутацией друга. И однажды перед тренировкой, пока Барти доедал свой обед в Большом Зале, парни затеяли разговор.
      - Нет, Руд, ты с ума сошел?! Да тут я чуть не разгневался, а ты хочешь Барти рассказать! – кричал Регулус на Рудольфуса. Колленс на эту тренировку прийти не должна была, а Снейп заболел. Поэтому свидетелями разговора были только Мальсибер и Эйвери.
      - Если так и дальше будет, эта сука совсем Барти опозорит, - поддержал Рудольфуса Эйвери.
      - В конце концов, он все равно узнает, - согласился и Мальсибер.
      - Ребят, но ведь нельзя же так с человеком! – отчаянно завопил Регулус. - А вдруг он с башни спрыгнет?
      - Не спрыгнет, - уверенно проговорил Руд. – Я не позволю. Зато Деми свою забудет. Ну, разве что врагов у него станет больше.
      - Да уж. Враг – Люциус Малфой. Это не самоубийство, нет? – нервничал Регулус.
      - Регул, все под контролем будет, не боись, - успокоил его Эйвери.
      - Мы подстрахуем, - добавил Мальсибер.
      - Эй, что у вас тут происходит? – шутливо отозвался Барти, показавшись в проеме двери. – Что-то вас маловато сегодня.
      - Барти, ты, присядь, - заботливо произнес Регулус, подавая другу стул. Тот, все еще улыбаясь, присел. Лица Рудольфуса, Мальсибера и Эйвери ничего хорошего не предвещали. А на Блэка и вовсе было страшно смотреть. Уловив настроение друзей, Барти нахмурился и приготовился к серьезному разговору.
      - Что такое?
      - Ты только не волнуйся, хорошо? Ну мы подумали, что ты все равно узнаешь…
      - Регул, да что же такое? – стал злиться Барти. Рудольфус подумал, что так он только сильнее разгневается, поэтому отвел Регулуса в сторону, чтобы тот не мешал. А сам присел напротив Барти и посмотрел ему в глаза.
      - Ты сильно любишь Деми?
      - Да. А что такое?
      - Если ты ее любишь, то простишь. В общем, мы не хотим, чтобы ты узнал это потом, когда уже будет поздно, - подготавливал парня Рудольфус. – Ты помнишь, как Деми попала к нам?
      - Ну да, ты же мне рассказывал…
      - Я не все тебе рассказал, Барти, - Рудольфус сделал паузу. Барти напрягся: казалось, сейчас решается его судьба. – Деми поступила в Хогвартс, и жизнь Люциуса Малфоя пошла кувырком. Она, как и ты сейчас, безумно влюбилась в этого безупречного блондина. Колленс даже стала подражать его манерам, отрастила и перекрасила волосы в белый цвет, не давала проходу Малфою-старосте, задавая глупые вопросы. Разумеется, он видел, что с девочкой происходит, и первые полгода не обращал на нее внимания.
      - Ты хочешь сказать, Малфой – невинный мальчик? – возмутился Барти, чувствуя неладное.
      - Нет. Мы просто еще не дошли до главного, - объяснил Рудольфус. – Люциус держался, сколько мог. Однако, разглядев в девочке Деми упорство, он внушил ей, что она способна на многое в области темной магии. Посоветовал Колленс бросить всю эту беготню за ним и научил, как говорится, плохому. Сделал из нее ту Деми, что есть сейчас.
      - То есть раньше Деми была другой? – пораженно спросил Барти. - Но как он мог?! Зачем Малфой втянул ее в свои грязные делишки?
      - Барти, это еще не все, - осторожно проговорил Рудольфус. – Деми многому успела научиться. Но Люциус всегда доводит дела до конца. И она не стала исключением, - повисла угрожающая тишина. Рудольфус решался на последние важные слова, Мальсибер и Эйвери тихо сидели на партах, готовые помочь Барти. А Регулус сидел, отвернувшись к стене и опустив голову. Барти Крауч-младший же терпеливо ждал окончания истории, уже догадываясь, чем именно она окончится.
      - На своем выпускном балу Люциус с друзьями сильно напился. Я не знаю, где была Нарцисса и как Деми попала на бал, но она вертелась в его компании. И, в общем, все слизеринцы на следующее утро шептались о том, что Малфой переспал с первокурсницей Деми.
      - Что??? – Барти соскочил со стула, не веря словам Рудольфуса. Он слышал раньше о Люциусе Малфое разные гадости, но никогда не думал, что это когда-нибудь будет волновать его. И никак не мог предположить, что они с Малфоем так пересекутся. Деми…Его Деми…Вот почему Барти влюбился в нее – он словно знал, что Деми Колленс на самом деле не такая, какой она кажется. Она была другой, а этот властный Малфой, молодой Пожиратель Смерти, человек, которого Барти никогда не видел, просто взял и испортил девушку его мечты.
     К Барти уже подошел Регулус, усадивший его обратно на стул. Рудольфус говорил что-то успокаивающее, Мальсибер и Эйвери винили во всем Деми. А Крауч-младший никого не слышал и не видел. Он сидел с немигающим взглядом, и парни не могли знать, что сейчас их друг становится уверенным и сильным человеком, а его наивность исчезнет навсегда. Барти взглянул на Рудольфуса, и слизеринцы умолкли.   
     - Я отомщу Люциусу Малфою и перестану бегать за Деми. Я не могу встречаться с девушкой, которая способна так быстро поддаться на чьи-то уговоры, пусть и в детском возрасте, - тихо, но уверенно проговорил Барти. Парни понимающе кивнули и не стали его отговаривать, поскольку осознавали, что пока не время.
***
   Май
  Суббота, спальня мальчиков.
 
   - Барти, ты идешь сегодня на собрание? – спросил Регулус.
   - Нет, Регул. Там опять будет она. Я не хочу видеть ее, - уныло заметил Барти.
   - А я думал, ты забыл уже эту Колленс, - недовольно подметил Регулус, нахмурившись. - А мы вот с Диком книжку интересную по темной магии нашли, хочешь почитать?
   - Нет, спасибо, - ответил Барти и скрылся за дверьми ванной комнаты.
   Регулус пожал плечами, натянул брюки и рубашку и вышел из комнаты. В гостиной Слизерина его уже ждал Дик Эйвери. Последние две недели Блэк все чаще общался с ним, а не с Барти. Крауч-младший не обижался, поскольку не мог запретить другу участвовать в этой компании темных магов, а сам решил, что пока не стоит туда ходить. Он пока не был уверен, хочет ли быть Пожирателем Смерти.
       После обеда, когда на улице стало тепло, Барти отправился гулять. Он бесцельно болтался по двору Хогвартса, пока его не нагнал Рудольфус.
       - Барти, как жизнь?
      - Все нормально, Руд, - равнодушно ответил Барти. Он продолжал идти, не останавливаясь. Парень давно не общался с друзьями, ссылаясь на подготовку к экзаменам, но все они знали истинную причину. Рудольфус беспокоился за друга не менее остальных.
       - Ты молодец, что перестал ходить на мои занятия. Я рад.
       - Да? – удивился Барти, посмотрев на Рудольфуса. В этот момент мимо парней пробежали двое младшекурсников, весело смеясь. Барти с тоской в глазах проводил их взглядом: он вряд ли еще когда-нибудь сможет так беззаботно смеяться.
       - Да, Барти, я думаю, что ты не должен становиться…, - Рудольфус огляделся по сторонам: гуляющих было много, – тем, кем ты и сам знаешь.
       - Да, Руд, я тоже так думаю. Но ты...
       - Я стану, - прервал парня Рудольфус. – Я должен. Я не хочу идти против своей семьи. Но ты, Барти, помни, что ты никому ничего не должен, - друзья остановились, глядя друг другу в глаза. Руд стал говорить тише: - Ни-ко-му, слышишь?
       - Да, Руд.
       - Я ухожу в этом году, но очень хочу, чтобы ты поступил верно. И проследи за Регулусом – парень сильно увлекся Непростительными проклятиями.
       - Хорошо, Руди.
       - Отлично. Я верю в тебя. Пиши мне, если что, - заключил Рудольфус. Барти кивнул.
***
     Сразу после экзаменов Рудольфус Лестрейндж вместе с другими семикурсниками навсегда покинул Хогвартс, а другие студенты всего лишь разъехались по домам на каникулы. Никто из слизеринцев так и не понял, что решил для себя Барти. Впрочем, как и сам Барти Крауч-младший.

0

4

Глава 3

      Шестой курс. Осень, 1977 год
      Барти вернулся с летних каникул повзрослевшим. В его глазах появилась уверенность в чем-то определенном и важном. Но вот что он для себя решил изменить – никто толком не знал. Разве что в «кружок» темных магов Крауч-младший вернулся на радость Регулусу, который все больше стал общаться с Диком Эйвери. Хотя, возможно, причиной такого решения был вовсе не младший Блэк, а та, которую так и не удалось забыть, и тот, желание отомстить которому поселилось на всю жизнь в душе тогда еще юного Барти. Как бы там ни было, веснушчатый парень-шестикурсник уныло посещал собрания друзей-слизеринцев, которых теперь возглавлял Мальсибер, стараясь не обращать внимания на девушку с черными коротко стрижеными волосами по имени Деми Колленс. А та, как назло, нарочно крутилась возле Барти, подмигивая ему. Трудности заключались в том, что рядом больше не было человека, способного поддержать юношу. Рудольфус окончил школу, а Регулус отдалился от друга.
***
     Регулус и Дик о чем-то заговорщицки перешептывались в шумной и душной гостиной, а Барти тихо сидел рядом с ними, склонившись над учебником и делая вид, что выполняет домашнее задание по Трансфигурации. На самом деле парень просто не хотел выслушивать вдохновенные рассказы Эйвери о «подвигах» Пожирателей Смерти, о которых ему писал Рабастан Лестрейндж, старший брат Руда. Регулус активно кивал и переспрашивал Дика, что еще больше раздражало Барти. Он понимал, что его друг неизбежно станет Пожирателем, но уж очень не хотел этого допускать. Поэтому в самый разгар беседы, Барти бесцеремонно вставил свой вопрос:
      - Регулус, зачем тебе все это?
      - Что, Барти?
      - Зачем тебе становиться убийцей? – требовательнее спросил Барти, пристально глядя в глаза Блэку. Регулус сначала глупо заулыбался, но, поняв, что Крауч-младший спрашивает вполне серьезно, он твердо ответил:
    - Они не убийцы, Барти. Темный Лорд собирается добиться власти чистокровных над магглокровками – это великая цель, ради которой можно пойти на многое. Ты разве так не считаешь?
     Барти пораженно посмотрел на друга. Но тут же сменил свой взгляд на безразличный и осторожно ответил:
     - Я не думаю, что средства Пожирателей Смерти оправданы. Да, я поддерживаю идеи Темного Лорда, но не его методы борьбы.
     - Ты просто еще слишком мал, чтобы понять до конца всю ситуацию, - деловито заявил Регулус. Огонек превосходства в его глазах испугал Барти. – Почитай побольше полезных книг.
     Барти не стал ничего отвечать, а Блэк вернулся к разговору с Эйвери. Нет, перед Краучем–младшим сидел не его друг Регулус. Это уже был не он. Барти с грустью в глазах посмотрел искоса на Регулуса. Что сталось с ним? Что заставило веселого, жизнерадостного мальчишку, не обремененного никакими заботами, стать таким серьезным и твердо намеренным выбрать неверный путь? Ответ находился рядом. И это был даже не Дик Эйвери или кто другой из той компании, это был сам Барти. Точнее, Деми Колленс, в которую парень влюбился и ради которой был готов пойти хоть на край света. Но Барти ее не винил.
      Вечером того же дня Барти решился написать письмо Рудольфусу – последнему человеку, которому юноша доверял и к которому прислушивался.
      «Привет, Руди.
      Как твои дела? Прости, если я отвлекаю тебя, но мне не с кем больше поговорить. Да, так уж получилось, что год начался отвратно. Регулус все чаще общается с Диком, а я вынужден плестись рядом с ними молча. Волнуюсь за Регула – боюсь, что он слишком серьезно относится к ТЛ. Посоветуй мне что-нибудь, я ничего не понимаю.
Барти».

       Барти написал письмо и еще долго топтался на месте возле своей совы, не решаясь отправить его. Юноша не знал, где сейчас Руд, чем он занят, станет ли читать письмо от якобы друга – множество сомнений терзало душу. Имеет ли Барти право писать Рудольфусу – Пожирателю Смерти? Тем не менее, юноша протянул конверт сове и облегченно вздохнул, когда птица улетела, - что сделано, то сделано.
     Наутро Барти очень волновался, ожидая почту. И ответ от Рудольфуса пришел. Крауч-младший, не обращая внимания на сидящих рядом Регулуса и Эйвери, поспешно развернул письмо и прочитал:
      «Дорогой Барти, 
      Я очень рад, что ты написал. Признаться, мне тоже порой не хватает живого общения. Но ты не думай, у меня все в порядке. А что касается Регулуса…Барти, что бы с ним ни случилось – ты не виноват. Блэки одни из самых ярых фанатиков ТЛ, поэтому нет ничего удивительного. К тому же ты, наверное, слышал о предательстве Сириуса Блэка, так что наверняка родители за лето «поработали» над младшим сыном. И Эйвери  всего лишь подкрепляет мнение Регулуса. Собственно, ты помоги ему, попытайся отговорить, но я не думаю, что твой друг станет менять свою позицию. Конечно, будем надеяться на лучшее.
Не отчаивайся, до скорого. Руд».

     Барти вздохнул и поскорее убрал письмо друга в карман. Никто так и не заметил, что расстроенный парень наблюдает за Регулусом, и лицо его становится все мрачнее и мрачнее.
***
    Январь 1978
    - Регулус, ты спятил? – не выдержал Барти. Он снова был свидетелем разговора Эйвери и Регулуса. На этот раз парни активно обсуждали перспективу вступления в Пожиратели Смерти. Причем Блэк упорно настаивал на том, что и шестнадцать лет – вполне подходящий возраст. Этот разговор состоялся сразу после очередной тренировки, и почти все уже разошлись. Правда, Барти совсем позабыл про Деми.
     - Барти, а зачем ждать целый год? – удивленно спросил Регулус. 
     - Регулус, ты не понимаешь, на что подписываешься. Подумай.
     - Я уже подумал. И тебе советую, - огрызнулся Блэк. Он гордо отвернулся от Барти и пошел следом за Эйвери.
     Крауч-младший помотал головой. Он растерянно оглянулся и с испугом натолкнулся на внимательный взгляд мисс Колленс. Девушка подошла к слизеринцу и, не говоря ни слова, провела рукой по его груди. Сердце предательски забилось сильнее, Барти прикрыл глаза.
     - Все еще любишь меня? – ласково проговорила Деми, приложив руку к бьющемуся сердечку парня.
     - Да, - выдохнул Барти.
     - Милый Барти. Парень, у которого с первого раза получилась Авада Кедавра, - загадочно протянула Деми, отводя глаза куда-то в сторону и убирая руку. – А знаешь, я готова стать твоей, но только если ты тоже примешь Метку.
     Барти моментально вынырнул из грез. С одной стороны, он понимал, что не стоит говорить слизеринке про свое отношение к Темному Лорду, а с другой, он совершенно не знал, что ей соврать. Тем более что и врать совсем не хотелось. Барти немного помолчал и хрипло сказал:
      - Я стану Пожирателем. Но в следующем году.
      - Тогда до следующего года, малыш, - иронично ответила Деми и легкой походкой обошла Барти, направляясь к двери. Ее не волновала судьба парня, вот только он пока еще этого не понял.
***
    Апрель
     Время неизбежно шло вперед, приближались экзамены и выпускной бал семикурсников. Новичков в компании Мальсибера не наблюдалось, и Барти не знал, радоваться ему или нет. С одной стороны, тренироваться больше будет ни к чему, а с другой – он единственный из своих друзей, кто не стал Пожирателем. И Регулус…Регулус Блэк сейчас почти не общается с Барти, а что будет в следующем году? Очень не хотелось оставаться одному: лучше уж такая компания, чем никакой. В связи со всеми этими мыслями Барти вспомнил о Деми. Он не мог долго не обращать на нее внимания, тем более после такого признания. Стоило заметить, что девушка тоже неравнодушна к Краучу-младшему. Неизвестно, решит ли Барти в результате пойти на исполнение просьбы любимой, или же нет, но в любом случае парень осознал, что не владеет еще одним Непростительным. А уж оно-то очень бы пригодилось Барти при встрече с врагом.
       На одной из тренировок, которые подходили к концу, Барти неуверенно обратился к Мальсиберу, попросив того задержаться в завершении занятия.
      - Э…понимаешь…я все еще не умею пользоваться Империо. Ты не научишь меня?
      - Барти, это не так сложно, и ты вполне сможешь научиться ему через год.
      - Я бы хотел сейчас.
      - Не мне тебя отговаривать, но попробую. Я давно хотел с тобой поговорить, в любом случае, - признался Мальсибер. – Барти, я не совсем уверен, что через год ты захочешь присоединиться к нам. Империо – мощное оружие в руках опытного мага.
      - Ты что, полагаешь, я предам вас?
      - Твой отец – влиятельный человек в Министерстве, - осторожно намекнул Мальсибер. - Да и помня тот рассказ Руда о Люциусе и Деми…
      - Я никогда не пойду по стопам отца! – с яростью выкрикнул Барти. Он не стал отрицать своей неприязни к Малфою, но эти слова были искренними и действительно задевали довольно больную тему для юноши.
       - Но Люциуса-то ты ненавидишь.
     - Это останется при мне.
     - Ну хорошо. Я научу тебя.
     Так Барти выучился заклятию Империо у мастерски владеющего им Мальсибера. Даже в столь юном возрасте Мальсибер умудрился так натренировать Непростительное у самого себя, что мог наложить Империо на любого взрослого мага. Теперь и Барти Крауч-младший умел почти то же.
***
     Май-июнь
     «Сделал все, что мог. Принимайте пополнение в свои ряды: Снейпа, Мальсибера, Эйвери, Деми и Регулуса. Рудольфус, не держи на меня зла».

     Такое письмо от Барти получил Рудольфус Лестрейндж. В своем ответе он спросил, почему должен злиться на друга, но Крауч-младший так и не написал обратного письма. Вскоре Рудольфусу это станет понятно и без слов.
***
      Все, что происходило у Барти дома, обычно всегда там и оставалось. Парень никогда раньше не делился своими переживаниями с друзьями. Слизеринцы знали лишь о том, что Барти не любит своего отца. Но именно этим летом Крауч-младший впервые поделился с Рудольфусом, с которым так и не увиделся за последний год.
Череда писем.
Июнь
    «Здравствуй, Руд.
    Как твои дела? Ты, кажется, женишься? Я очень рад за тебя. Ты извини, что я не ответил тебе. Позже ты все поймешь.
    У меня все безрадостно. Отец постоянно на работе. Кажется, ему светит высокая должность. Однако вечерами он все больше кричит на меня и на мать. На меня – потому что считает, что я бездарен и не занимаюсь ничем полезным, а маму – за то, что она заступается за меня. Вообще, она стала много болеть. Ты не знаешь хорошего зельевара? Ты прости, что обращаюсь к тебе. Наверное, целый год без поддержки друзей так сказался на мне.
Барти».

     «Привет, Барти. Да, я женюсь на Белле, но тебя пригласить не могу, извини. У меня все нормально, если не вспоминать о том, кем я являюсь. Что я должен понять? Признаться, ты все чаще заставляешь меня переживать за твою судьбу, Барти. Не расстраивайся по поводу отца, он просто беспокоится из-за работы, устает. А маму твою мы обязательно вылечим, не волнуйся. Я попробую найти опытного зельевара. И не извиняйся, я всегда готов помочь тебе. Возможно, я смогу прийти к тебе в гости.
Твой друг Руд».

    «Руд, ни в коем случае не приезжай ко мне! Ты что, забыл, кто мой отец? Он темных магов за версту чует! Только вот у себя в доме пока не замечает…».
***
Июль
    «Спасибо за Снейпа. Вот уж не думал, что он такой хороший зельевар. Дом у него, конечно, мне совсем не понравился. А мама до сих пор рвется помочь ему с уборкой. Зато она выздоровела! Спасибо, Руд!
Твой должник Барти».

30 августа
     «Привет, Барти!
     Извини, что не писал, но ты ведь понимаешь, что я теперь женатый человек…В общем, удачи тебе в новом учебном году! Он у тебя последний, Барти!
Рудольфус».
     Это письмо осталось без ответа. В тот день Крауч-старший нашел одно из писем сына, где тот писал Рудольфусу о несправедливости жизни и жаловался на отца. Он строго-настрого запретил Барти-младшему общаться с таким опасным человеком. Что происходило в доме Краучей после этого, так и осталось неизвестным. Но определенно с того момента юный Барти пообещал себе, что отец расплатится за все, и решение стать Пожирателем Смерти вопреки ожиданиям министерского работника только укрепилось в сознании слизеринца.

0

5

Глава 4

      Седьмой курс. Весна 1979
      Барти и Регулус не общались. Никаких собраний теперь не было, однако Краучу от этого легче не стало. Он так же редко писал письма Руду, ограничиваясь сухими пересказами скучных дней в Хогвартсе. На провокационные вопросы Рудольфуса касательно планов на будущее Барти не отвечал, а ничего большего он рассказать и не мог. Крауч-младший безумно тосковал по другу, поскольку Блэк отвернулся от него, а остальные слизеринцы игнорировали бледного веснушчатого паренька. Но об этом Барти ни разу в своих письмах не упомянул. Рудольфус же, судя по всему, был довольно счастлив в браке с Беллатрикс, но опять же, кто знает, как было на самом деле.
     И вот, в один весенний выходной день, когда на улице была просто ужасная погода, Регулус Блэк появился на завтраке в Большом Зале с лицом бледнее самого Барти, чего, в принципе, было довольно трудно достичь. Блэк тоже в последнее время ни с кем не общался. Все бы ничего, но Барти встревожился не на шутку. И когда тот вилку опустил в сок - стало ясно, что у парня проблемы.
     После завтрака Регулус отправился в гостиную, и Барти двинулся за ним. Он проследил за бывшим другом до самой комнаты мальчиков и, увидев, что в спальне никого нет, захлопнул за собой дверь, заставив Регулуса обернуться.
     - Барти, я хотел бы побыть один.
     - И долго ты будешь делать вид, что ничего не происходит? – с укором спросил Барти вместо того, чтобы уйти.
     - Я не понимаю о чем ты.
     - Регулус, я о том, что ты уже полгода как Пожиратель Смерти. И о том, что ты год игнорируешь меня, - раздраженно выпалил Барти, скрестив руки на груди и нахмурившись.
     Регулус громко вздохнул, опустил взгляд и сел на ближайшую кровать.
     - Я идиот, я полный идиот, - проговорил он, уставившись в пол. Что это? Раскаяние?
     - Регулус, ну и кто из нас наивный? Тебя заставили кого-нибудь убить?
     - Не в этом дело. Вовсе даже не в этом, - обреченно вздохнул Регулус.
     - Ты можешь рассказать мне - я не предам, - тихо произнес Барти, замечая как трудно Регулусу говорить с ним после столь долгого молчания. Крауч-младший сделал несколько шагов вперед и сел на кровать рядом с Блэком.
      - Прости меня, - прошептал Регулус, посмотрев Барти в глаза. В них читались доверие и понимание, что так редко встречалось среди слизеринцев. Решившись, молодой Пожиратель заговорил: - Меня приняли в Пожиратели, я увидел всех тех людей, с которыми давно хотел познакомиться поближе. Конечно, я знал их имена, факты из их жизни, но вот смог увидеть так близко, как никогда. Самого Темного Лорда нам довелось увидеть не скоро. И все было нормально именно до тех пор. Но когда я впервые увидел его глаза…
    - Что? Он ужасно выглядит? – поинтересовался Барти, поскольку Регулус внезапно замолчал.
    - Нет, внешне он вполне здоровый и нормальный человек. Но вот взгляд Лорда…одержимый. Знаешь, мне показалось, что он прямо сходу поубивает всех Пожирателей, настолько мне стало страшно.
     - Это было летом? И что же теперь? – Барти никак не мог понять, в чем же проблема Регулуса, что тот ходит просто сам не свой.
     - Да, это было летом. Я смирился со страхом, поскольку не переставал верить, что когда-нибудь миром снова будут править чистокровные. Я часто бывал на собраниях, где обсуждались планы, операции, на которые ходили опытные Пожиратели, такие как Люциус Малфой. Но совсем недавно мне удалось подслушать разговор Малфоя с Темным Лордом. Они говорили о какой-то монетке и хоркруксах.
      - О чем?
      - Хоркруксы – предметы, в которые можно поместить часть своей души. Ну, они помогают обрести бессмертие. Но тогда я об этом не знал и не придал значения, - Регулус снова умолк, словно до конца не решившись на откровения с Барти. 
      - И как же ты узнал?     
      - Я пытался узнать у Рудольфуса, но тот сказал, что понятия не имеет, что это. А потом лето закончилось, и я вернулся в Хогвартс. Полгода мне пришлось потратить на поиски информации в библиотеке, однако ничего найти не удавалось. Я выпросил пропуск в Запретную секцию у декана и только позавчера узнал правду.
      - Но я не понимаю, из-за чего ты такой отрешенный? Ты боишься, что Лорд накажет тебя за это?
      - Нет. Я не понимаю, почему бы Ему не рассказать всем о своем плане и позволить нам стать бессмертными! Когда мы все покорим мир, избавимся от грязнокровок, Лорд убьет тех, кто не согласится быть его слугой, и станет единоличным правителем! – Регулус так воодушевленно говорил, что верилось с трудом. Он сильно изменился за полгода, и Барти никогда не полагал, что такое может быть.
      - Э…Регул, ты заигрался. Не надо воспринимать это так однозначно.
      - Я все правильно понял! – нервно выдал Регулус. Внезапно он посмотрел на Барти, и в его глазах пробежал дьявольский огонек: - И знаешь, я создам свой хоркрукс.
      - Но ты ведь не знаешь до конца, что это такое.
      - Я узнаю. Вот увидишь, я тоже смогу стать бессмертным. Потом и тебя научу.
      Регулус выглядел сумасшедшим. Казалось, еще немного, и он забьется в истерике. Барти знал об этом, – он и сам часто срывался, когда сидел один дома или в спальне Хогвартса. Парень успокаивающе погладил друга по плечу, поскольку Регулус уже весь трясся, повторяя только одно: «Я стану бессмертным. Я всем покажу».
      - Регулус, не стоит этого делать. Успокойся, хорошо? Никто тебя не обманывает, - приговаривал Барти, пытаясь отыскать в своей тумбочке успокоительное.
      - Нет, Барти, ты не понимаешь. Темный Лорд всех нас обманывает, он не берет меня на задания, потому что я слишком мал. Но я не маленький! Я все могу! – Блэка было не остановить. Парень вскочил с кровати и принялся жестикулировать. Было такое чувство, что он в один момент высказал все, что накопилось за полгода. Барти не думал, что это как-то связано с Лордом, он полагал, что Регулус просто переволновался, переоценил свои возможности. А может, стал сходить с ума…И кто знает, почему. Барти нашел спасительный отвар и одним рывком влил его в рот Регулусу. Тот сразу же успокоился, перестал кричать, размахивать руками. Крауч-младший помог ему сесть на кровать и даже уложил его. Через десять минут Регулус заснул. Барти нередко пользовался этим отваром, изготовленным им же самим, с помощью зелья ему удавалось быстро забыться в безмятежном сне.
***
    После того дня Регулусу стало легче, и они с Барти снова подружились. Крауч-младший не стал ничего писать Руду про опасные идеи друга, но втайне переживал и надеялся, что у Блэка это пройдет.   
***
    Близились выпускные экзамены. Регулус жутко нервничал, однако Барти был уверен в своих силах и обещал помочь другу. Они оба знали, что этим летом на одного Пожирателя, как минимум, станет больше. И эту тему не поднимали.
     После первого экзамена, который был сдан на «превосходно», Барти получил письмо:
    «Привет, Барти.
     Мы с Беллой поздравляем тебя с первым успешно сданным экзаменом. Как Регулус? И знаешь, Барти, твоя учеба подходит к концу, каковы твои планы на будущее? Я волнуюсь за тебя.
Твой друг Руд».
     «Руд, рад получить от тебя письмо. О моих планах ты узнаешь в ближайшее время. Передавай Деми привет. С Регулусом все нормально, правда, он немного переживает. Возможно, ему поскорее хочется окончить школу. Ладно, до скорого».

    Барти отправил ответ машинально, даже забыв подписаться. Он знал, что очень скоро увидит своего давнего друга, который пока не подозревает, что имеет в виду Крауч-младший. Самое худшее ждало только впереди.
***
     Барти сдал экзамены, набрав двенадцать СОВ, что, по сути, было рекордом. Его признали лучшим учеником школы за много лет, его хвалили, дарили подарки, пожимали руку, обнимали, а Барти Крауч-младший был погружен в собственные мысли. В мысли о том, что скоро он встретится с Рудольфусом, с Деми…скоро судьба изменится. Кажется, в тот вечер его даже поцеловала какая-то слизеринка в щеку, но Барти не обратил внимания и на нее. Столько лет его не замечали, так что же изменилось сейчас? Нет, они все недостойны его, Барти Крауча-младшего.
      - Собрание состоится в июле. Я напишу, - шепнул Регулус. Это было единственным, что запомнил для себя Барти в его последний день в Хогвартсе.
***
      В доме Краучей был настоящий праздник. Крауч-старший получил должность главного судьи Визенгамота, а младший – стал лучшим учеником Хогвартса. Мать приготовила шикарный ужин, и вся семья в кои-то веки собралась за одним столом.
      - Сын, я рад, что ты набрал так много баллов. Хотя, признаться, не ожидал, - весело объявил Бартемиус-старший. Мать улыбнулась, а Барти-младший оставался хмурым. Разумеется, такого успеха сын не добился бы, если бы не дополнительные занятия летом, если бы не еженедельное получение писем от родителей, в конце каждого из которых была маленькая фраза, незаметная на первый взгляд. «Учись хорошо, сынок», - обычное пожелание, но только не для Барти. Он прекрасно знал, что имел в виду отец, записывая эти слова. И каждое лето сын получал новую порцию оскорблений за недостаточно высокие оценки, хотя и являлся лучшим учеником Слизерина. И вот теперь Крауч-старший спокойно и безвинно улыбался, потому что добился своего.
      - Сынок, что же ты не ешь? – заботливо спросила мама.
      - Прости, мама, я просто устал сегодня, - он постарался скрыть гнев, вырывающийся наружу.
      - О, милый, конечно, тогда пойди, отдохни.
      - Спасибо, мам, - Барти-младший быстро вышел из-за стола, бросив презрительный взгляд в сторону отца. Когда-нибудь он отомстит ему. Обязательно.
***
     Конец июля. Дом Краучей.
     Барти посетил собрание Пожирателей, где Люциус Малфой поставил ему Черную Метку. Самого Темного Лорда не было. Парень не успел пообщаться ни с Регулусом, ни с Рудольфусом, поскольку дома находился отец, и нельзя было надолго исчезать.
      - Где был, сынок? – ласково обратилась к Барти мама, когда он вошел в прихожую. Его лицо все еще кривилось от боли, а левая рука ныла, но он изо всех сил пытался скрыть это.
     - Я гулял во дворе. Мам, я пойду в свою комнату.
    Комната у Барти была на втором этаже. В ней находилась кровать, письменный стол со стулом да маленькое окошко. Здесь почти всегда было темно, поэтому на столе стояла свеча. На стенах висело несколько колдографий родственников Барти. Их биографии он знал наизусть: почти все были работниками Министерства. Отец просвещал сына, чтобы тот брал с них пример. Хотя, судя по пыли на рамках, парень ненавидел этих людей так же, как и своего отца. В десять лет Барти поджег собственное одеяло и чудом сумел его потушить. Последние несколько лет он только и делал, что тщательно скрывал дыру, и лишь в том году сумел от нее избавиться. Крауч-младший плюхнулся на кровать, но уснуть не смог. Он стиснул зубы, чтобы не закричать. Парень и сам не знал из-за чего. То ли от боли, то ли от осознания того, что теперь он тоже Пожиратель Смерти, убийца, последователь Темного Лорда, с которым даже еще толком не знаком.
     Ближе к вечеру кто-то постучался в комнату Барти.
     - Кто там? Мама, ты?
     - Нет, Барти, - ответил женский голос. Барти отпер дверь и увидел на пороге Деми Колленс. – Ты стал мужчиной, и я знаю, чего тебе не хватает. 
    Девушка закрыла дверь и накинулась с поцелуями на ошарашенного Барти. В итоге, она выполнила свое обещание, переспав с ним.
     - Первого августа мы вновь собираемся. Я пришлю порт-ключ. Пока, малыш, - Деми встала с кровати и оделась. Барти все еще не мог прийти в себя от счастья, а Колленс этим воспользовалась и быстро покинула дом Краучей.

0

6

Глава 5

     1 августа 1979 года
     Барти впервые сумел рассмотреть всех Пожирателей Смерти. Они собрались в каком-то заброшенном доме и заняли места за большим столом. Ждали появления Темного Лорда. Помимо Барти было еще двое новичков: Игорь Каркаров и Ивэн Розье. И наконец-то Краучу-младшему удалось разглядеть лицо своего врага, Люциуса Малфоя. Он не был смазливым парнем, за которым бегали все девчонки, но достаточно красиво сложен. Белые волосы очень подходили ко всему этому аристократичному облику, а серые глаза излучали уверенность и какую-то внутреннюю силу. Да, убить его будет нелегко, но Барти давно хотел сделать это ради Деми. Сама мисс Колленс сидела рядом с Люциусом. Напротив Барти кисло улыбался Рудольфус, пребывавший в шоке от сюрприза друга, рядом с ним сидела его шикарная жена Белла, также здесь был и его брат Рабастан. По левую руку от Барти сидел подавленный Регулус. Много кто еще был здесь, но Крауч-младший ими не интересовался.
      - Наш Господин, Темный Лорд! – объявил домовой эльф и мгновенно испарился. Глаза всех сидящих устремились к двери, из которой появился тот самый Лорд. Внешностью мужчина с черными волосами и темными глазами ничем не отличался от обычных людей и магов, но, как говорил Регулус, во взгляде этого человека действительно было нечто странное: пугающее и манящее одновременно. Барти был одним из немногих, кто успел заметить, что с лицом их господина словно были сделаны какие-то трансформации, поскольку у Темного Лорда виднелось несколько шрамов.
      - Добрый вечер, друзья, - томным голосом проговорил Лорд. – Сегодня я вижу новые лица. Так-так…Барти Крауч-младший.
      Барти вытянулся и подался корпусом вперед, готовый слушать Хозяина. Надо сказать, парню сразу приглянулся темный маг.
      - Что привело тебя, сына судьи, к нам?
      - Желание отомстить, милорд, - уверенно заявил Барти.
      - Похвально, - улыбнулся Лорд. – Ну что ж, пора начинать наш маленький праздник по случаю очередной победы.
     Начался пир. Барти наблюдал за Деми, которая почему-то флиртовала с Люциусом. Ему это очень не понравилось, и он еле сдерживался. Напротив него Рудольфус о чем-то переговаривался с братом, а Беллатрикс в это время не сводила глаз с Лорда – настолько она восхищалась им. Преданность этой женщины показалась Барти странной, но он отметил, что тут есть, чем восхищаться. Темный Лорд внушал доверие, надежду на «светлое» будущее. К тому же, во время какого-нибудь задания можно незаметно избавиться от Малфоя, что, несомненно, являлось плюсом. Да, Лорд – это тот человек, который способен многого достичь, а значит, ему можно верить.
     - Барти, у меня получилось, - прошептал Регулус.
     - Что?
     - Я создал хоркрукс.
     Барти не придал словам друга особого значения. Ему действительно казалось, что тот слишком увлекся идеей стать бессмертным вместо того, чтобы жить здесь и сейчас. По крайней мере, сам Барти полагал, что уж лучше быть Пожирателем, чем пойти работать в Министерство магии. Тут в комнате появился еще один человек в черной мантии. Он медленно подошел к Лорду и протянул тому какую-то пробирку. Хозяин внимательно осмотрел ее и сказал:
      - Спасибо, Северус. Это то, что надо.
      Мужчина повернулся лицом, и Барти узнал в нем Снейпа. «А он изменился: стал гораздо увереннее, и на губах появилась ухмылка, полная яда. Наверное, он готовит какие-то зелья для Лорда, как для моей мамы», - подумал Крауч-младший. И в этот момент, посматривая на то, как Хозяин шепчется о чем-то с Люциусом, в душу Барти незаметно закралась ревность и зависть. Странные чувства, которые были опознаны им не сразу. Но он определенно понял, что Малфой и Снейп тут основные люди, и Барти захотелось быть рядом с ними или вместо них.
***
     Осень
     Барти прибыл по зову Темного Лорда в специальное убежище. Что произошло – пока ясно не было. Однако по его прибытии Пожиратели, находившиеся в темной комнате, мигом умолкли. Барти осторожно присел на стул и вопросительно взглянул на Руда.
      - Барти, ты только не волнуйся.
      - А что такое?
      - Лорд сейчас объяснит, - сказала Беллатрикс, с неким отвращением взглянув на перепуганного парня. 
      Появился Темный Лорд и быстро прошагал к центральному креслу. Все остальные расположились по кругу.
      - Сегодня Люциус помог нам избавиться от предателя Регулуса Блэка, - сердце Барти екнуло. - Мальчишка пытался выкрасть вещь, принадлежавшую мне. У меня были подозрения, что он собирался сдать нас Министерству, как его старший братец Сириус. Но все обошлось, и я очень надеюсь, что среди нас больше не осталось трусов и предателей.
      Хозяин был зол. Но Барти разозлился гораздо сильнее. Как они могли убить Регулуса из-за какого-то медальона? Да еще и выдать это совершенно с другой стороны? Не успел Барти принять решение по поводу смерти друга, как внезапно почувствовал позади себя холодок. Он обернулся и увидел перед собой Темного Лорда. Оказывается, все Пожиратели уже успели испариться, и они остались вдвоем.
      - Мой мальчик, мне так жаль твоего друга. Но ты должен понимать, что иногда приходится жертвовать хорошими людьми, которые вдруг оказались плохими, - сладко проговорил Лорд. – И не забывай, что все это происходит из-за таких людей как твой отец.
      - Да, мой Лорд.
      - Тебе ведь нравится у нас?
      - Да, мой Лорд.
      - И это очень хорошо. Мне кажется, ты способный, - хитро улыбаясь, проговорил Лорд.
      - Спасибо, мой Лорд, - ответил Барти, окончательно убедившись, что во всем виновен только его отец. – Я могу задать вопрос?
      - Конечно.
      - Люциус Малфой…он…женат?
      - О да, наш Люци женат. А что, он тебе понравился? – усмехнулся Лорд.
     - Нет, что вы. Мне симпатична Деми.
     - Я советую забыть ее. Она желанная игрушка в руках Люциуса, не думаю, что он уступит ее тебе. Хотя, все возможно, - снова улыбнулся Хозяин и испарился в воздухе. Барти забыл про Регулуса. Ему было приятно пообщаться с Темным Лордом, к которому он проникся еще большим уважением и симпатией. «Надо же, он лично успокоил меня», - радостно подумал Барти, прежде чем вернуться домой.
***
     Зима 1980 года
    В этот день Мальсибера, Розье, Эйвери, Деми и Каркарова впервые отправили на задание. Им предстояло вербовать нескольких магов. Люциус, Снейп, Беллатрикс с Рудольфусом, сам Темный Лорд и Барти ждали их в доме Лестрейнджей. Однако с самого начала что-то пошло не так. Прошел слух, что авроры прознали о готовящемся выходе и могут поймать Пожирателей. Но Темный Лорд был слишком самоуверен, чтобы сомневаться в своих людях и успехе операции. Поэтому все молча ожидали итогов. Снейп все переставлял какие-то колбочки, Лорд о чем-то мило беседовал с Люциусом, Беллатрикс внаглую их подслушивала и иногда вставляла комментарии. А Рудольфус пытался рассказать Барти про его счастливую семейную жизнь, хотя уже становилось очевидным, кто именно интересует его жену.
     Через полчаса вбежал окровавленный Эйвери.
     - Мой Лорд, это ужасно!
     - Эйвери, говори толком, что произошло, - требовательно сказал Лорд.
     - Нас поймали. Розье убит, - сбивчиво проговорил Эйвери.
     - Где остальные?
     - Их всех увезли авроры. Ими командовал Грюм.
     - Аластор…Н-да…
     - Но вы поможете им, милорд? – взволнованно спросил Барти. Осуждающий взгляд Беллатрикс немедленно обратился на него. Люциус же даже не вздрогнул.
     - Я бы мог помочь им, но риск слишком велик. Барти, ты не забыл, кто будет судить их?
     - Мой отец, - низким голосом ответил Барти. - Я понял, мой Лорд.
     - Отлично. Знаешь, они не самые важные маги. Правда, Люци? – усмехнулся Лорд. Люциус Малфой широко улыбнулся и кивнул.
***
     Барти понимал, что от решения отца будет многое зависеть. А он очень не хотел, чтобы Деми сидела в Азкабане. Парень еще не слышал об арестах Пожирателей, поэтому не знал, какой срок им обычно дают. И он совершенно не предполагал, что говорить отцу.
     Вечером вернулся с работы Крауч-старший. Мать как обычно накрыла ужин, а Барти-младший уже ожидал родителей за столом. Нужно было только дождаться подходящего момента.
     - Сегодня великий день. Аврорам удалось поймать несколько человек из этой группировки Пожирателей Смерти, - сдержанно начал разговор Бартемиус.   
     - Правда? Ой, какие они молодцы, - восхитилась мама.
     - Да, Аластор лично занимался, - гордо заметил Крауч-старший. - Сразу видно: профессионал.
     - Когда у них суд? – осторожно поинтересовался Барти-младший.
     - Завтра. Ох, и получат они у меня по полной программе.
     - А среди этих преступников не было девушки?
     - Была какая-то страшненькая. К чему ты спрашиваешь? – нахмурился отец.
     - Просто она моя бывшая одноклассница.
     - И хорошо, что бывшая, поскольку больше вы с ней вряд ли увидитесь, - самодовольно заявил отец.
     - Отец, девушка не виновата.
     - Послушай, сын, не тебе решать, кто виновен, а кто – нет, - строго заявил Крауч-старший. – Кстати, я договорился, ты с понедельника можешь приходить на работу.
     - Я никуда не пойду, - громко и твердо сказал Барти, быстрыми шагами покидая столовую. Он не слушал криков отца за спиной, потому что больше не боялся его. Стало ясно, что Деми суждено сидеть. Но ничего, он обязательно ее освободит.
***
     Прошел год. Лето, 1981
    - Барти, принеси мне вина, - ухмыльнулась Беллатрикс. - Барти, принеси мне палочку.
    - Иди ты, - грозно выплюнул Барти-младший, складывая бумаги в стопку. 
    - Белла, не лезь к парню, - строго проговорил Рудольфус.
    Беллатрикс, Руд и Барти сидели в доме у Лестрейнджей и перебирали бумаги для Темного Лорда: выкидывали ненужное и откладывали необходимое. Где-то в поместье ходил Люциус - он размышлял над новым заданием Хозяина на тему некоего Пророчества. Самые приближенные знали об этом от Снейпа и настроены были всерьез. Еще бы, их Хозяину грозила погибель из-за какого-то младенца.
     За прошедший год Барти удавалось выбраться к Пожирателям гораздо чаще, и к Темному Лорду он все больше проникался симпатией. Изредка, но они говорили наедине, а если Лорду что-нибудь требовалось, он часто звал к себе не Люциуса, как прежде, а Барти. И тот с улыбкой до ушей радостно бежал исполнять маленькое поручение. На задания Крауча-младшего брали редко, но Хозяин объяснял это тем, что таким образом он бережет парня для более «великих свершений». Хотя все Пожиратели давно уже разгадали этот нехитрый ход Лорда: он опасался, что Барти – шпион своего отца и в любой момент сдаст всех, хотя Непростительными парень владел довольно неплохо. Белла тоже считала Барти предателем или «папенькиным сынком», поэтому лишний раз намекала тому об этом.
     - Барти-Барти, как твой папочка? Жив ли, здоров? – снова поддела парня Беллатрикс.
     - Он в порядке, - прошипел Барти. Рудольфус в этой комнате был единственным, кто работал и при этом умудрялся утихомирить жену. Вот и сейчас он отбросил старые бумаги в мусорную корзину и вставил решающее слово:
     - Белла, помолчи, а то я за себя не ручаюсь.
     - Хорошо, Руди, - ласково пропела любимая жена. – Тогда я пойду, поищу Люциуса, а то он долго ходит, как бы чего не прихватил с собой из наших драгоценностей.
     - Иди уже.
     Беллатрикс изящно встала со своего кресла и повиляла бедрами к выходу. Барти и Руд одновременно вздохнули.
     - Не сердись на нее, - извиняющимся тоном сказал Рудольфус.
     - Я не сержусь, - сухо ответил Барти. Он придвинул к себе новую стопку бумаг и принялся внимательно отбирать их. Рудольфус с грустью в глазах наблюдал за некогда своим другом. Он вспоминал школьные годы, письма Барти, первую встречу после Хогвартса и не понимал, как из того наивного паренька Крауч-младший смог стать таким. Нет, он остался любознательным, ответственным, серьезным и скрытным, но скрытность переросла в замкнутость, во взгляде все чаще присутствовал нездоровый интерес ко всему происходящему, появилась вечная ухмылка на губах под стать Беллатрикс. Барти почти не улыбался и не смеялся над шутками Руда, он стал отстраненным. И если и говорил о чем-то, то только о Лорде или об отце. В последнем случае ничего хорошего нельзя было услышать, и такой ругани могла бы позавидовать сама Белла. И самое страшное, что молодой маг совсем не вспоминал о Деми или Регулусе – о двух дорогих ему людях. Что-то определенно ушло из него. Может быть, умение любить?..
     - Барти, дома еще не догадываются про тебя? Помнишь, ты как-то говорил, что твой отец чувствует присутствие Пожирателя Смерти на близком расстоянии?
     - Он чувствует, да. Но у него просто никогда не возникнет мысли, что его сын может так поступить с ним. Я отказался от работы в Министерстве, но ему, похоже, наплевать.
      Рудольфус отвернулся от Барти и тоже стал рассматривать документы. Нет, он просто перестал понимать друга. В комнату вошли Люциус с Беллой. Малфой как обычно изображал из себя важного человека, а Беллатрикс с отвращением посматривала на него. На самом деле эти двое были очень похожи внутренне и втайне симпатизировали друг другу, но поскольку оба были чересчур самоуверенными, то часто ссорились. А Белле еще доставляло удовольствие выводить Люциуса из себя.
     - Хватит болтать. Заканчивайте скорее, нам пора, - проговорил Малфой. Его ледяной, невозмутимый и негромкий голос порой заставлял вздрагивать, и никогда не возникало мысли ослушаться. Люциус был вторым после Лорда, а иногда и первым…
     Рудольфус и Барти за две минуты расправились с оставшейся работой, Лестрейндж захватил с собой несколько бумаг. Белла самодовольно ухмыльнулась, глядя на старательного и исполнительного Барти, подхватила под руку Руда и решительно шагнула в камин. Все они, кроме Крауча-младшего, отправлялись в другое убежище к Милорду, поскольку парню необходимо было вернуться домой.
***
     В столовой было необычайно тихо. Бартемиус и Барти сидели за столом вдвоем и ели достаточно скромный ужин. Миссис Крауч снова была тяжело больна и не вставала с постели уже второй день. Крауч-младший понимал, что знает, кто поможет матери, но допустить появления в доме этого человека никак не мог. Рисковать дважды было опасно.
     - Сын, чем ты занимаешься? – спросил Бартемиус после недолгого молчания.
     - Я работаю в магазине Косого Переулка, - моментально соврал Барти.
     - Я не понимаю тебя, Барти. Почему ты не работаешь в Министерстве? – спросил Крауч-старший впервые за прошедший год.
     - Хочу добиться всего сам. 
     - Тогда конечно, - успокоился отец.
     Столь сухой разговор не удивил парня. Бартемиус-старший всегда отличался немногословностью по отношению к сыну. Барти быстро доел ужин и навестил маму в ее комнате. Он беспокоился за нее, пожалуй, даже любил.
     В комнате был полумрак, мать Барти лежала на кровати, но парень знал, что она не спит. Просто всякий свет мешал ей и болезненно сказывался на глазах женщины. Магические доктора не знали, какой болезнью страдает миссис Крауч, поэтому ничего не могли изменить.
     - Мама, это я, - прошептал Барти, присаживаясь на стул возле ее кровати.
     - Милый, - нежно отозвалась женщина. – Спасибо тебе за отвар. Он очень помогает.
     - Я рад, - тихо ответил Барти. Вчера он вспомнил рецепт Снейпа, когда тот лечил маму, и стал сам варить зелье.
     - Сынок, я чувствую, что ты изменился.
     - Что ты, мам, все так же, - он хотел успокоить маму, но голос предательски охрип при этих словах.
     - Нет. Ты стал другим. Скажи мне, чем ты занимаешься?
     - Я продавец в Хогсмиде, - Барти соврал, но не так легко, как отцу.
     - Хорошо, если так, - вздохнула миссис Крауч. – Пообещай, что никогда не свяжешься с теми убийцами, о которых пишут газеты.
     - Я об…- Барти прервался на полуслове. Он не мог врать матери. Но и правду сказать было страшнее смерти. – Я обещаю.
     Мама взяла сына за руку и тихо заплакала. Кажется, она все-таки поняла, кто ее сын на самом деле.
***
     Неделю спустя. Особняк Малфоев.
   Царила полнейшая тишина. Северус, Беллатрикс, Руд, Барти и сам хозяин поместья расположились в гостиной Малфой-мэнора. Вчера в этом доме проходила вечеринка Пожирателей с Лордом во главе, поэтому лица сидящих были не преисполнены счастьем. Остальные гости давно покинули дом, однако Белла наотрез отказалась уходить, поскольку всю ночь собиралась проболтать с Циссой. Руд, конечно же, не мог бросить здесь жену. Барти остался по просьбе последнего, дабы скучно не было. А Люциус, предчувствуя "веселенькое" утро в подобной компании, попросил задержаться Снейпа. Драко гостил у друзей родителей, Нарцисса отсыпалась после бурной пьянки. Как бы там ни было, утро явно не задалось.
- Может, сыграем в карты? - устало предложил Руд, приподнимая голову с колен Беллы. Люциус и Северус одарили его ненавидящими взглядами, Барти только покачал головой. Беллатрикс же продолжала спать с открытыми глазами. Рудольфус громко вздохнул и снова умолк.
Малфой и Снейп, расположившиеся в соседних креслах, снова потянулись за новыми бокалами вина, намереваясь опохмелиться. Рудольфус от скуки был готов взвыть не своим голосом, а Барти, как самый трезвый, молча смотрел в окно и ничего не говорил.
Через час Люциус и Северус каким-то чудом протрезвели и больше не выглядели измученными. Барти потеснил Руда и выспавшуюся Беллу на диване и все также молчал. Сами же Лестрейнджи вспоминали вчерашние события.
- Барти, а ты хорошо танцуешь! - весело заявила Беллатрикс, взмахнув руками и задев при этом мужа локтем. Рудольфус даже не взглянул в ее сторону, старательно делая вид, что ничего не произошло.
- Спасибо, Беллатрикс, - сказал Барти.
- Вообще, знаешь, ты довольно неплохой Пожиратель, - признала Белла. Крауч-младший благодарственно кивнул, взглянув на нее, и поднялся с дивана.
- Друг, ты куда? - забеспокоился Руд.
- Я пройдусь немного. Люциус, ты не против?
- Не шуми, не заходи в комнаты, ничего не трогай, - моментально и на полном серьезе выдал Люциус. Сделав паузу и ухмыльнувшись, он добавил: - И не заблудись.
Барти закатил глаза: Малфой всегда относился к нему как к ребенку. Крауч-младший быстро покинул комнату, не удостоив блондина ответом.
Парень недолго бродил по коридорам поместья. Ему не было интересно разглядывать убранство дома. Что-то определенно тянуло Барти к конкретной комнате. Оказавшись у нужной двери, он аккуратно толкнул дверь, и та поддалась. Парень не удивился, а уверенно шагнул внутрь.
В центре комнаты стоял диван, у стены находился комод, и более ничего из мебели не было. Несмотря на странную обстановку Барти смело приблизился к комоду и увидел колдографии в рамочках на нем. Он взял в руки одну из них и разглядел голубоглазую девочку с роскошными белыми волосами до плеч. Она миловидно улыбалась с колдографии и смутно напоминала кого-то Барти.
- Это декабрь тысяча девятьсот семьдесят первого года. Первокурсница Деми Колленс, - раздался голос Люциуса позади Барти. Крауч не обернулся и не отвел взгляда от изображения Деми. - Она была красивой, талантливой, но чересчур назойливой и невинной.
- Именно поэтому ты решил испортить ей жизнь, - зло прошипел Барти. Люциус приблизился к нему и заглянул через плечо.
- Мы все сами творим свою судьбу, - голосом пророка вещал Малфой, явно насмехаясь над парнем. Наконец Барти повернулся к нему лицом и вперил тяжелый взгляд. Бровь Люциуса слегка изогнулась, но затем он лишь ухмыльнулся и спросил: - Ты не заметил, что у Колленс здесь белые волосы?
Крауч не понимал, куда клонит Малфой. Да, он знал ту историю про него и Деми, но Люциус, очевидно, хотел рассказать нечто иное.
- Белый цвет волос очень редок и в натуральном виде почти не встречается, - гордо высказался Малфой, не дождавшись ответа от Барти.
- Ну и что?
- Деми готова была на все, лишь бы привлечь мое внимание.
- Я не понимаю, почему ты? - искренне поражался Барти. - И как в столь маленьком возрасте Деми смогла влюбиться?
- Присядем? - галантно предложил Люциус. Они с Барти сели на диван. Молчание еще какое-то время сохранялось между ними. Казалось, ненависть Крауча-младшего к Малфою отошла на второй план. Юноша хотел знать всю правду о той, которую все еще любил. О той, которую уже вряд ли когда-нибудь увидит вновь.
- Я не знаю, почему все это говорю тебе, Крауч, - сказал Люциус. - Может быть, мне просто жаль тебя, а может, я еще не отрезвел, поэтому меня тянет поболтать, - размышлял Малфой. Он раскинулся на полдивана, заставив Барти сжаться в углу. Мужчина действительно скорее говорил сам с собой, чем с Краучем, рассеянно глядя куда-то вдаль. - Девочки довольно рано влюбляются. Особенно, когда есть в кого. Знаешь, я не скажу, что чрезмерно красив и сексуален, но женского внимания мне всегда хватало. В то время в меня были влюблены многие девушки с первого по седьмой курсы. Я даже не знаю, в чем было дело, - Люциус пожал плечами.
Барти подозрительно посмотрел на него: наверняка Малфой лукавил, что не знает о причине своей популярности. Этот скользкий тип всегда все знал наперед и сейчас просто рисовался перед юношей.
- Деми не стала исключением. Возможно, наши родители были знакомы, но я не располагаю такими сведениями. Тем не менее, она все знала про меня еще задолго до зачисления в Хогвартс на факультет Слизерин.
- Я в курсе истории ваших отношений, - резко остановил его Барти. Он не хотел выслушивать это вновь.
- Даже так? - удивился Малфой.
- Расскажи мне, что было с Деми после. Как она стала той мисс Колленс, какой я ее знаю.
- Колленс писала мне каждый месяц. На втором курсе она все еще ходила с фальшивыми белыми волосами, грезила о нашей с ней свадьбе. Н-да, - протянул Люциус, усмехаясь. - Я не отвечал ей, но девчонка настойчиво продолжала писать и рассказывать о своих чувствах.
- Подожди, так ты не переспал с ней на первом курсе?
- Нет, конечно! Крауч, я порой тебе удивляюсь, - Люциус был готов рассмеяться. У Барти в глазах потемнело: выходит, все это - домыслы Руда и других студентов? Он ненавидел Малфоя даже за то, чего не было на самом деле? Какой кошмар…
- Если хочешь знать, мы вообще с ней не были близки. Так уж получилось, - проговорил Люциус. - Курсу к третьему я объяснил Деми, что ей никогда не стать моей женой. Девочка быстро успокоилась. Однако писать не перестала. Колленс жаловалась мне на судьбу, на отсутствие парней. Наверное, именно на четвертом курсе она состригла волосы от злости, начала курить и обзавелась подходящей компанией. Тогда я посоветовал ей подружиться со Снейпом.
- Зачем? - недоумевал Барти.
- Поверь, для меня было большим сюрпризом узнать, чем занимается мой маленький друг Северус. Я просто желал девочке добра. Да, я переписывался с Лейстранджем, но совершенно не догадывался об участии во всем этом Снейпа.
- Что было после того, как Деми окончила школу? Вы встречались?
- Барти, я женатый человек, - подмигнул ему Люциус. - Легкий флирт ни к чему не обязывает. Мы с Деми друзья.
- Но ты не расстроился из-за ее ареста.
- Я должен был плакать, как и ты?
Барти гневно посмотрел на Люциуса. Как Малфой смеет оскорблять его? После всего того, что он рассказал парню? В этом человеке нет ничего святого.
- Что ж, я пойду, - поднимаясь, сказал Люциус. - Ах да, Барти, я, кажется, просил тебя не заходить в комнаты? Будем считать, что ты просто подзабыл.
Смерив Барти предупреждающим взглядом и угрожающе постукивая пальцем по трости, Люциус покинул комнату. Крауч не стал долго задерживаться и тоже ушел.
Вернувшись в гостиную, парень не обнаружил там Малфоя и Снейпа, зато Белла с Рудом были на своих местах. Так хотелось высказаться Рудольфусу!
- Беллатрикс, ты не оставишь нас с Рудом наедине? - вежливо обратился к ней Барти.
- Барти, дорогой, что я могу подумать? - развеселилась Белла.
- Не надо ничего думать. Просто оставь нас, - с трудом сдерживаясь, ответил Крауч.
- Правда, Белла, дай мужчинам поговорить, - поддержал друга Руд.
- Люц и Сев уже ушли, а других мужчин кроме тебя, дорогой, я не вижу.
- Белла, прекрати ерничать! - прикрикнул на нее Рудольфус. Однако тут же умолк, поймав недовольный взгляд жены. Барти обреченно сел рядом с Рудом и лишь прошептал:
- Люциус не спал с Деми. Он отрицает свое влияние на нее.
- Не стоит доверять ему, - шепнул ему в ответ Рудольфус. - Малфой любит прикидываться невинным страдальцем.
- Мальчики, опять шепчетесь у меня за спиной? - раздался звонкий голос Беллатрикс, заставивший друзей замолчать. Барти так и не смог поделиться с Рудом, а потом и вовсе не хотел этого делать. Он перестал доверять не только Малфою, но и Рудольфусу.

0

7

Глава 6

     Через несколько дней. Лондон. Парк.
      Он почти никогда не гулял по маггловской части Лондона. Но в этот день не было сил больше находиться дома, рядом с болеющей матерью. Поэтому Барти отправился в обычный парк. Там было много детей, молодых влюбленных парочек, пожилых магглов. Барти брезгливо обходил этих людей и присел на самую незаметную скамейку в тени. Несмотря на теплый летний день, парень был укутан в старый плащ, а на голову надел шляпу отца. Барти не хотелось, чтобы кто-то узнал его или потревожил. Он молча наблюдал за веселящимися на траве детьми, за лающими собаками – за жизнью вокруг себя. Счастливой жизнью магглов – тех, кого принято убивать в обществе Пожирателей Смерти. Но сегодня Барти не Пожиратель. Он простой молодой человек, который устал от постоянного напряжения дома и на «работе».
     К Барти незаметно подсела маленькая девочка лет семи-восьми с забавными косичками.
     - Привет, - сказала она, улыбаясь.
     - Хм, - только и протянул в ответ Барти.
     - Ты такой смешной. Зачем тебе плащ летом? – засмеялась девочка.
     - Мне холодно.
     - Это потому что ты сидишь в тени! А еще ты очень бледный, и тебе нужно на солнышке загорать, - весело проговорила девчонка. – Пойдем со мной.
     - Я не хочу никуда идти, - устало ответил Барти.
     - Ну что ты, так совсем замерзнешь, - улыбнулась девочка. - Тебя как зовут? Я Роксана.
     - Слушай, иди к своей маме, - начал раздражаться Барти.
     - Моя мама дома, я тут с бабушкой гуляю.
     - Меня не волнует, с кем ты тут гуляешь. Уйди! – выкрикнул он. Роксана испуганно вскочила с лавки.
     - Ты нехороший человек, - сказала девочка, перестав улыбаться. - Мой папа тоже часто кричит. Но я его люблю. А тебя вряд ли кто-нибудь будет любить.
     Роксана убежала к своей бабушке, оставив Барти наедине со страшным отголоском: «вряд ли кто-нибудь будет любить». Он резко встал со скамьи и ушел прочь из парка. Там все было слишком хорошо для него.
***
     Через пару дней на Лондонский парк, где вновь гуляла Роксана со своей бабушкой, напали неизвестные в черных накидках и масках. Было много жертв. Он не смог вынести мысль, что кто-то способен утверждать что-то без его на то разрешения.
***     
   После нервного срыва Крауч-младший вернулся домой и лег спать. Но буквально через десять минут в комнате Барти раздался хлопок аппарации, и появился Руд.
     - М-да, я ожидал увидеть здесь нечто более шикарное, - загадочно произнес Рудольфус, осматривая комнату.
     - Ты чего тут делаешь? – недружелюбно отозвался Барти, садясь на кровати.
     - Да вот, решил друга навестить, - тон Руда заставлял насторожиться. Лестрейндж прошелся по комнате, не смотря на Барти. Но парень-то понимал, к чему этот странный визит.
     - Если говорить серьезно, то объясни, зачем тебе понадобилось нападать на парк? – Руд резко прислонился к столу и вперил взгляд в Барти.
     - Тебе-то какое дело?
     - Барти, Темный Лорд будет не в восторге, когда узнает о твоей импровизации. Он жестоко накажет и тебя, и твоих подельников.
     - Нет, Он не накажет меня, - уверенно заявил Барти.
     - Да послушай же ты, Милорд вовсе не считает тебя лучше других и не приравнивает к Люциусу, - Барти как не верящий ребенок тупо смотрел на Рудольфуса и вертел головой в разные стороны. – Ты должен понимать, что Малфой необычайно коварен и талантлив, нам всем еще учиться и учиться, прежде чем мы достигнем его уровня и положения.
     - Это все ложь! Ты просто завидуешь мне, потому что Хозяин не общается с тобой лично! – раздраженно выкрикнул Барти, вставая на ноги. Полный безумия взгляд скользнул по Рудольфусу. – Ты завидуешь, потому что твоя жена влюблена в Лорда. Вы все мне завидуете…
     - Барти, как же я виноват перед тобой…- Руд схватился за голову. – Ты должен остановиться, слышишь?
     - Нет! Я отомщу своему отцу.
     - Барти, ты сходишь с ума. Твой отец не так страшен, чтобы мстить ему, - Рудольфус попытался подойти ближе к другу, но тот достал палочку. Его глаза горели огнем, а руки тряслись от напряжения.
     - Нет! – резко выкрикнул Барти. - Ты не знаешь моего отца…
     - Остановись пока не поздно, - прошептал Руд.
     - Барти! Спускайся ужинать! – раздался голос Крауча-старшего.
     - Руд, уходи немедленно, - Барти спрятал палочку, вытянулся, пригладил растрепавшиеся волосы.
     - Подумай. Подумай хорошо над моими словами, - предостерег Рудольфус Барти напоследок и аппарировал.
     3 ноября 1981
     Почти все Пожиратели собрались в поместье Лестрейнджей. Господин испарился, и никто не знал, что делать. Все сидели в гостиной, некоторые расположились даже на полу.  Стояла гробовая тишина, и взгляды Пожирателей были направлены только на одного человека в этой комнате – на Малфоя. Сам Люциус занимал самое видное место, по его сосредоточенному лицу и количеству выпитого можно было понять, что Малфой что-то судорожно решает в своей голове. Но это что-то вряд ли как-то относилось к поиску Лорда или спасению всех присутствующих здесь. И сидящая рядом Белла словно знала, что Люциус планирует только собственное благополучие, и время от времени недовольно фыркала и показательно отворачивалась от него. Но все же стоило признать, что только Малфой здесь был способен предпринять хоть что-нибудь разумное. Конечно, имелся еще мастер зелий, но его отправили на место трагедии и пропажи Лорда. А Барти же отрешенно посматривал в окно, стараясь не думать о том, что его горячо любимый Милорд исчез или, что еще хуже, умер.
     Наконец, в комнату вошел встревоженный Снейп и подтвердил исчезновение Лорда.
     - Дом Поттеров развален. Младенец пропал, но, возможно, его прибрал к рукам Дамблдор. А вот Темный Лорд действительно исчез. Никаких знаков.
     - Мы должны найти Темного Лорда! – не выдержала Беллатрикс.
     - Белла, поменьше истерик, я тебя прошу, - мягко предупредил ее Люциус, брезгливо отодвигая свое кресло подальше от Беллатрикс, словно боясь подхватить какую-то заразу.
     - Что именно произошло, как думаете? – спросил Рудольфус, посматривая то на Люциуса, то на Северуса.
     - Может, Он у авроров? – предположил Кребб.
     - Надо проверить дом Лонгботтомов! Хозяин наверняка там! – оживился Барти. Все удивленно взглянули на этого тихого парня. Если с Беллой все давно было понятно, то столь явный энтузиазм Барти настораживал.
      - Молодец, Барти. Думаю, ты прав, - согласилась Беллатрикс.
      - Вы успокоитесь или нет? Пока не время размахивать палочками, - здраво рассудил Люциус.
      - А что же делать? Чего ждать? Я пойду с вами, - заявил Руквуд, кивнув Барти и Белле.
      Малфой, понимая, что ситуацию уже не исправить, и что дело явно гиблое, решил остановить хотя бы Руквуда. Люди ему еще были нужны.
       - Августус, ты нужен нам здесь.
       - Хорошо, тогда мы с Барти справимся вдвоем, - воодушевленно проговорила Беллатрикс, вставая с кресла. Барти тут же подскочил к ней, готовый ринуться в атаку.
     - Мы с Рабастаном пойдем с вами, - вмешался Рудольфус. Он не мог допустить гибель Барти, чувствуя свою вину за все, что произошло с его другом за последние несколько лет.
***
     Фрэнк и Алиса Лонгботтомы лишились рассудка от количества примененных Круцио, а вся четверка угодила в Азкабан. На суде Барти по-настоящему испугался за свою судьбу. Он вдруг очнулся от кошмарного сна, столкнувшись с потрясенным взглядом отца, который никогда не отступался от закона. Но маленькая надежда на помилование у Барти-младшего все же была. Он готов был простить отцу все, но приговор прозвучал. Мистер Крауч усадил собственного сына на пожизненное заключение и отрекся от него прилюдно. Подобного позора Барти еще не испытывал никогда. Его желание быть во всем и всегда лучшим истоптано и лежит теперь где-то далеко внизу.
***
     Барти сел в Азкабан. Там он надеялся встретить Деми, но и этого его лишили.
     - Отец, я прошу, позволь увидеться с Деми Колленс, - умоляющим голосом шептал обессиленный Барти-младший, когда к нему изредка заходил отец по просьбе матери.
     - Нет, заключенным запрещено видеться друг с другом, - строго и без каких-либо эмоций всегда отвечал Бартемиус-старший.
***
     Через два месяца Барти узнал, что Деми умерла. Эта новость заставила его «оживиться», что было на радость дементорам. Крауч-младший не смог долго «наслаждаться общением» со стражами Азкабана, поэтому уже через три дня о горе он думать не мог. Он вообще не мог думать, а лежал без сил на полу. Барти знал, кто виновен во всем этом…
***
    Целый год Барти-младший провел в Азкабане. Поскольку никто не варил миссис Крауч зелье, ее здоровье стало ухудшаться, и болезнь стала необратимо поглощать ее жизненные силы. Женщине удалось уговорить мужа поменять ее и сына местами. Так Барти-младший оказался на свободе.
Эпилог
POV Рудольфуса
     Но свобода оказалась лишь пустым звуком. Парень жил под Империо в собственном доме долгих девять лет. Что-то чувствовать и соображать было трудно, но некогда данные уроки Мальсибера помогли Барти обрести силы и научиться сопротивляться заклинанию отца. И однажды он освободился и сумел подать Знак Темному Лорду, к тому времени уже почти возродившемуся. Это был отчаянный шаг с его стороны, Барти был готов на все.
     Я очень удивился, когда узнал, что  Милорд помог Барти и освободил его. Хотя понял потом, в чем была выгода Темного Лорда. Он собирался с помощью Барти добраться до Гарри Поттера и убить мальчишку наконец. Я не знаю подробностей того, как друг стал Грюмом, какой был из него преподаватель, но одно могу сказать точно: с ролью Барти справился отлично, блестяще, как умел только он. Однако новость о смерти Крауча-старшего удивила, поразила меня. Барти добился того, чего хотел всю жизнь…
     Но теперь Барти хуже, чем мертв. Дементор наградил его поцелуем. Я только сейчас, наконец, понял его: Барти всего лишь хотел быть лучшим. А все началось с обычного желания помочь влюбленному другу познакомиться с девушкой. Кто же тогда мог знать, что все закончится трагедией для них обоих. И пусть Барти Крауч-младший жив, для меня он умер уже давно: еще в тот день, когда был разрушен лондонский парк.

Из воспоминаний Рудольфуса Лестрейнджа, пожизненно заключенного Азкабана.

0


Вы здесь » Letters from the Earth » Все мои фики, начиная с 2008 года » На краю пропасти


Создать форум © iboard.ws