Letters from the Earth

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Letters from the Earth » Все мои фики, начиная с 2008 года » Гермиона-жертва обстоятельств


Гермиона-жертва обстоятельств

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1) Название: Гермиона - жертва обстоятельств
2) Автор: Ketrin_Snape
3) Бета или гамма: нет
4) Тип: гет
5) Рейтинг: R
6) Жанр: драма
7) Пейринг: ГГ/ДМ
8) Другие персонажи: ЛМ и т.д.
9) Размер: мини
10) Статус: закончен
11) Предупреждения: OOC
12) Саммари: Гермиона стала частью плана Люциуса. Сможет ли Драко помочь ей? А захочет ли?
13) Дисклеймер: все права принадлежат г-же Роулинг

0

2

Глава 1 «План Люциуса»
    Этой весной Люциус Малфой стал часто наведываться к Северусу Снейпу - преподавателю школы чародейства и волшебства Хогвартс. И вот, после очередного визита к своему другу, представитель древнейшего чистокровного рода Малфоев решил заглянуть к своему сыну - ученику пятого курса Драко. Люциус гордо вышагивал по коридорам Хогвартса, направляясь в кабинет Заклинаний, где сейчас и проходил урок у факультета Слизерин. Но тут из-за угла показалась Гермиона Грейнджер. Это обстоятельство очень удивило Малфоя. Что всезнайка делает в коридоре во время уроков? Люциус приподнял бровь и уверенно зашагал к гриффиндорке, которая шла навстречу, даже не замечая его.
   - О, Мисс Всезнайка! – воскликнул Малфой, притворно удивившись, но, не стараясь скрыть презрение в голосе.
   - Я не хочу с вами сейчас говорить, мистер Малфой, - девчонка выглядела угрюмо, на глазах ее были видны слезы. Что случилось с сильной, непоколебимой недотрогой? Что могло вывести из себя эту смелую и дерзкую порой девчонку?
   - Позвольте узнать, мисс, что вы делаете в коридоре во время занятий? – добрейшим голосом проговорил Люциус. Аристократ заметил ее удрученное состояние и решил перейти на более мягкий тон, чтобы узнать-таки, что произошло. Он увидел, что дело и впрямь серьезное, и, возможно, могло касаться и его.
    Гермиона стояла молча, опустив голову. Она не хотела ничего отвечать, ей поскорей хотелось добраться до туалета, чтобы там как следует порыдать. Люциус решил действовать по-другому. Он приобнял девочку за талию и наклонился к ней поближе так, чтобы можно было шептать ей на ухо.
    - Девочка моя, я помогу тебе. Куда ты идешь?
    - Мистер Малфой, вы переходите границу. Я направляюсь в туалет, если вам интересно, - очнулась Гермиона, заметив руку Малфоя у себя на талии, и с ужасом отпрянула от блондина. Она встрепенулась, его рука медленно сползла вниз. 
    - Хорошо, мисс Грейнджер. Идите, - произнес ледяным, привычным голосом Люциус, покосившись на Гермиону. Девочка пошла дальше, а Малфой стал наблюдать за ее походкой и приметил для себя, что она хороша собой, чего раньше было заметить трудно. Пожиратель Смерти решил, что было бы неплохо заполучить ее и выведать что-нибудь интересное для себя и для Темного Лорда, все-таки Грейнджер – ближайшая подруга Поттера, а авторитет нужно было как-то восстанавливать. Вот такая гениальная мысль посетила голову Лорда  Малфоя, пока он наблюдал за походкой Гермионы. Люциус взмахнул своей тростью со змеиным наконечником в знак удовлетворения самим собой и пошел к первоначальной цели своего визита – к сыну.
   А с Гермионой Грейнджер произошло горе вселенского масштаба: она поссорилась с Роном Уизли. Гриффиндорка переживала из-за этого, как никогда. Она и сама не понимала, с чем было связано это сильное чувство, которое сбивало ее с ног, мучило по ночам, не давало заниматься и спокойно жить. Наверное, Гермиона просто не хотела признаваться самой себе, что влюблена в этого болвана. Ну а Рон, как обычно, не рассчитал сил и назвал ее «всезнайкой» и «заучкой», что и стало причиной её теперешнего состояния. Хотя, по его мнению, это правда, и на нее обижаться нельзя. И вот уже три дня Гермиона себя не контролировала; она не понимала, что делает, отпрашивалась с уроков, бежала в женскую комнату и просиживала там все свободное время в обществе Плаксы Миртл.
   Встретившись с сыном, Люциус сообщил мальчику, что ему необходимо уехать на неделю, поэтому Драко придется в это время понаблюдать за Грейнджер. Конечно, Люциус ничего не сказал о цели слежки, но для Драко приказа отца было достаточно.
    На следующий день младший Малфой стал ходить по пятам за Гермионой. Трудности со шпионажем возникли с самого утра: объект на завтрак не явился. Люциус успел предупредить Северуса о том, что Драко возможно придется пропустить уроки, поэтому мальчишка смело после завтрака пошел на поиски Гермионы. Из разговора Джинни и Луны он понял, что Грейнджер находится в комнате для девочек, а потом пойдет в библиотеку, чтобы успокоиться. Драко отправился прямиком в библиотеку.
     Гермиона появилась через полчаса. Драко обложился книгами и наблюдал через маленькую щелочку между ними. Девушка села спиной к нему со стопкой учебников. Но по звуку Малфой определил, что Гермиона не читала их, а просто сидела. Как же скучно было наблюдать за этой заучкой, которая прогуливала уроки. К тому же, молодой чистокровный волшебник ненавидел эту Грейнджер.
    Просмотрев так на ее спину около часа, Малфой, наконец, увидел, как Гермиона унесла книги и вышла из библиотеки. Драко устало двинулся за ней. На этот раз грязнокровка вышла на улицу и спускалась к озеру. Она присела у берега и стала кидать в воду камни. Драко устроился у ближайшего дерева, высунув из-за него голову. Подул легкий ветерок, волосы Гермионы полетели ей на лицо, они мешались, закрывали ей глаза, девушка отчаянно пыталась справиться с ними, но ничего не выходило. Это развеселило Драко. Но потом Малфой заметил, как девушка плачет. Что-то сжалось внутри у Драко, какое-то непонятное малознакомое ощущение. Он еще не видел Гермиону такой печальной. Драко испугался вдруг нахлынувшего на него чувства и постарался подавить его в себе, а потом и вовсе перестал смотреть на Грейнджер и прислонился затылком к дереву. Борьба с самим собой не позволила Малфою услышать приближающиеся к нему со стороны озера шаги. Её шаги.
   - Малфой! Что ты здесь делаешь?! – грозно спросила Гермиона. О только что подсмотренной сцене напоминали лишь слегка покрасневшие глаза девушки.
   -О Мерлин, опять грязнокровка! В этой чертовой школе никуда от вас не денешься, – воскликнул Драко, сделав вид, что не видел ее до этого. А потом быстро встал и отошел на значительное расстояние от девушки, чтобы продолжить свое наблюдение.
    Но в этот день Гермиона больше не оставалась одна, с ней постоянно были подруги.
    Следующим утром за завтраком Драко не сводил глаз с Гермионы. Он наблюдал за каждым ее движением. Малфой хотел отвернуться, пытался забыть то ощущение, возникшее у озера, но не мог. Его глаза снова, и снова находили Ее среди других гриффиндорцев. А Гермиона даже не смотрела в его сторону, настолько ей были ненавистны все слизеринцы, а больше всех Драко Малфой. Ловец команды Слизерина понимал это, он и сам внушил себе то же чувство по отношению к ней.
    Но после завтрака Грейнджер снова направилась к женскому туалету. Драко пришлось прислониться к двери снаружи, чтобы услышать, что девчонка будет говорить Плаксе.
    - Миртл, почему Рон так сказал обо мне? Почему? – взволнованным голосом шептала Гермиона.
    - Какая ты надоедливая, Грейнджер. Мне все равно, почему он так сказал. Девушки часто страдали от Уизли, как я слышала, - ответило привидение.
    Гермиона замолчала, был слышен только ее приглушенный плач. Она никогда не позволила бы себе заплакать ни перед кем, даже перед близкой подругой. В этом они с Драко были похожи. Вот только храбростью такой, как у Гермионы, он не обладал. «Девушка и умная, и храбрая, и сильная, несмотря на то, что грязнокровка», - подумал в этот момент мальчик с серебристыми волосами и тут же попытался отогнать подальше эту мысль, что всегда делал с подобными идеями, которые стали появляться все чаще в его голове относительно мисс Грейнджер и ее положительных черт. Неужели, Малфой, правда, влюбился в Гермиону? С чего бы это? А может, верно говорят: от любви до ненависти один шаг? Раньше он о таком и помыслить не мог. А сейчас, когда появилась такая замечательная возможность узнать об истинных мотивах своей души благодаря заданию отца, у будущего Пожирателя вдруг проснулись какие-то чувства к грязнокровке! Драко вовремя очнулся от своих размышлений, потому что за дверью послышались шаги, надо было отойти в укромное место. Гермиона вышла и направилась в Гриффиндорскую башню. Там Малфой ее оставил, на сегодня слежка окончена.

0

3

Глава 2 «Другая сторона Драко Малфоя»
    Гермиона смогла взять себя в руки и пойти на уроки лишь на третий день задания, данного Драко Малфою его отцом. Догадываясь теперь о мотивах Люциуса, Драко осознавал, что дальнейшие его действия подвергают девушку опасности.
   А без ее присутствия он, как выяснилось, уже не мог; без ее презрительного взгляда, без ее дерзких ответов на его оскорбительные вызовы, без ее смелости, которой, приходится признать, он завидовал. Девушка поглощала все его внимание, манила за собой. А недосягаемость Гермионы только еще больше притягивала к себе властного Малфоя, который прежде считал, что любая девушка будет счастлива, стоит только ему взглянуть в её сторону. Но Грейнджер была другой - недоступной, ее, как крепость, надо было завоевывать. В общем, Малфоя потянуло на романтику. Он еле досидел до конца занятий, а потом кинулся на поиски объекта своего завоевания. Крэбб и Гойл были счастливы, что их самовлюбленный предводитель забыл о них уже на целых три дня, поэтому не спрашивали его ни о чем.
   Гермиона была во дворе на скамейке с Джинни. Малфой незаметно подсел на соседнюю и прислушался.
   - Герми, хватит злиться на моего брата, - говорила Уизли.
   - Я не могу. К тому же он пока не торопиться с извинениями, - ответила Гермиона.
   - И вряд ли он когда-нибудь догадается это сделать, Герми, если его не подтолкнуть; ты сама должна помириться с ним. Гарри тоже так считает.
   - Я не собираюсь извиняться за то, что он мне наговорил.
   - Неужели, это так важно? То, что Рон сказал, еще ничего не значит! Пойми, Гермиона, глупо обижаться на такое. Он ведь твой друг! – взмолилась Джинни.
   - Я думала, что ты тоже мой друг! – огрызнулась на подругу Гермиона, а затем резко встала и зашагала прочь.
   Когда она проходила мимо Драко, то боковым зрением заметила направленный на нее взгляд. Это показалось ей странным, теперь он чудился ей на каждом углу, но пока Гермиона не знала, что это означает.
    Джинни на скамье громко вздохнула и тоже покинула двор. Драко смог спокойно следовать за Гермионой. Он очень хотел помочь ей сейчас, но понимал, что пока рано. Девушка завела шпиона в коридор Хогвартса, где она натолкнулась на Пивза, который явно не собирался пропускать ее. Полтергейст стал бросать в неё разные предметы, Гермиона просто не успевала отмахиваться от них, поэтому Драко принял решение покинуть своё укрытие и поспешил девушке на помощь. Его появление отвлекло Гермиону, и полтергейст попал ей кубком по голове. Злорадный смех Пивза разозлил Малфоя, и он изо всех сил прокричал, направляя палочку на привидение:
    - Флипендо!
   Заклинание оттолкнуло Пивза, но отнюдь не дезориентировало. Драко сосредоточился и сказал:
    - Конфундус! – а потом, чуть поразмыслив, добавил:
    - Круцио! – Полтергейст тут же скрылся, испугавшись непростительного заклятия. Драко презрительно посмотрел на Гермиону и незамедлительно покинул место схватки, дабы ничем не выдать своих истинных чувств. А девушка так и осталась стоять посреди коридора, потирая ушибленную голову; она так и не поняла, зачем ее враг вступился за нее.
     Прошел еще один день. Все было по-прежнему. Гермиона ходила мрачная, одинокая, как и Драко Малфой. Хотя он заметил то же настроение и у Уизли. Но это его мало волновало. А еще Драко, как никогда, хотелось задушить Поттера, из-за которого было так много жертв и еще будет. Теперь и Гермиона стоит под ударом. Сдерживать себя становилось все труднее.
    После Гербологии Гермиона в полном одиночестве проходила мимо входа в подземелья, когда из темноты неожиданно появился Драко и схватил её за руки. Он тащил её до ближайшего укромного места, где их никто не заметит, даже если пойдет здесь, что само по себе было маловероятно. Чистокровный волшебник толкнул девушку к стене и заставил замолчать. Он прижался к ней всем телом – не то, что уйти, ей даже пошевелиться было трудно. По его телу пробежала дрожь. Гермиона ощутила это, но не стала кричать, так как знала, что Малфой не способен на что-то ужасное, у него не хватит духа на это. Тем временем, Драко собрался с мыслями и произнес довольно твердым и решительным тоном:
    - Послушай меня, Грейнджер, тебе грозит опасность.
    - Малфой, прекрати, что ты делаешь? – прошептала Гермиона
    - Успокойся, Грейнджер. Я тебя отпущу, как только скажу. Мой отец имеет виды на тебя.
    - Что? – спросила Гермиона, и Драко увидел в глазах смелой девушки тревогу, в то же время, ее ненависть куда-то исчезла.
    - Он может даже убьет тебя, я не знаю. Только он приказал мне следить за тобой, и, уж конечно, не из простого любопытства, - немного погодя ответил Драко.
    - За что?
    - Ты – лучшая подруга Гарри Поттера.
    - Я так и знала, что ты следишь за мной, но почему тогда ты признался в этом?
    В этот момент, откуда ни возьмись, появился профессор Снейп, уж он-то все мог обнаружить и в темноте, поэтому тут же заметил парочку. Конечно, ни о каком заговоре, судя по позам, тут подумать было нельзя, но игнорировать их он не собирался.
    - Как интересно… Мистер Малфой, что вы сделали с мисс Грейнджер? – Снейп состроил довольную гримасу.
    - Профессор, вы не так поняли. Я пытался выяснить у мисс Грейнджер кое-какую информацию, - придумывал на ходу Драко, отойдя от Гермионы.
    - Я все прекрасно понимаю, мистер Малфой, но вы могли бы делать это в другом месте. Ступайте, - злорадная улыбка с лица профессора Снейпа так и не исчезла.
    - Да, профессор.
    Гермиона и Драко удалились как можно скорее. Они выскочили из подземелья, Гермиона коротко поблагодарила Драко и поднялась в Гриффиндорскую башню, а Малфой, немного погодя, отправился в гостиную Слизерина.

0

4

Глава 3 «Письмо от Гермионы»
   На шестой день слежки, предпоследний день перед возвращением Люциуса, Малфой никуда не пошел. Теперь он мучился и уже не только от неразделенной любви. Драко пугало то, что он фактически предал вчера своего отца. Это произошло настолько спонтанно, что парень даже не успел осознать свой поступок. Теперь терзания Драко по поводу непохожести на своего отца только усилились. Малфой младший надеялся только на Снейпа, его слова по поводу вчерашнего дня могли стать спасением для него, а могли стать роковыми. Главное, чтобы профессор зелий, действительно, подумал о том, что Драко просто приставал к гриффиндорке, тогда отец не станет наказывать его за это. Как же белокурый мальчишка сейчас хотел этого. А ведь уже завтра приедет Люциус и потребует от него отчет. Тут размышления Драко пришлось прервать, так как в комнату Слизерина, в которой он находился, после завтрака вернулись Крэбб и Гойл.
   - Драко, эта мерзкая грязнокровка Грейнджер передала тебе письмо, - противным голосом заговорил Крэбб. Малфою очень не нравилось, когда тот начинал говорить. Драко взял письмо от Гермионы и приказал этим двоим идти на занятия. А сам принялся читать:
    «Драко, я хочу встретиться с тобой, если это возможно. Приходи к озеру, я жду тебя там. Гермиона».
    Малфой поколебался минуту, но ему было безумно интересно узнать, что хочет от него Гермиона.
    Драко прибежал на озеро так быстро, как только смог. Там его уже ожидала Гермиона. Она сидела на покрывале у берега и опять кидала камни.
    - Садись, Драко, - сказала девушка, обернувшись.
    Драко с удивленным лицом сел рядом. Он молчал, ждал, пока девушка выскажется. Гриффиндорка оставила свое занятие и, наконец, заговорила:
    - Мы с тобой так и не договорили. Почему ты мне рассказал об отце?
    - Это неважно, Грейнджер.
    - Ладно, но тогда что ты скажешь ему обо мне?
    - Я скажу о том, что смог узнать о тебе за эти дни. О том, как ты поссорилась с Уизли, о том, как сидела в библиотеке, о том, как сидела на озере. То есть, если хорошо подумать, то ничего существенного.
    - А насчет вчерашнего?
    - Зачем тебе знать, что я буду говорить отцу? – опомнился Малфой.
    - Я просто хочу помочь взамен на твою помощь. 
    - Мне не надо помогать. Я – Малфой, а мы умеем выходить из любой ситуации. Ты сама-то придумала, что будешь делать?
    - Конечно. Я хоть и не Малфой, но тоже умею думать. Я решила, что помирюсь для начала с Роном.
    - Ну-ну, не буду мешать. Вижу, ты уже не так из-за него переживаешь.
    Гермиона прикусила губу, она и забыла о том, что Малфой следил за ней все это время, а значит, знал о ее пролитых слезах.
    - Ладно, запомни только одно: будет лучше, если ты забудешь все, что произошло между нами за эту неделю. Забудь и о моем добром отношении к тебе, забудь, что я помогал тебе. Скоро наступят темные времена, и тогда эти воспоминания будут мешать тебе в борьбе со злом.
    - Ты имеешь в виду…
Сердце заныло в груди Драко, он жестом прервал Гермиону.
    - Ты поняла, что я имею в виду. Что бы я не делал, я всегда буду с отцом, каким бы он ни был.
   Он не хотел так жить, но менять свою сущность было уже поздно, оставалось только идти до конца. Привязанность и абсолютное подчинение отцу, идущие из самого детства, не давали возможности что-то менять. Полюбив Гермиону, Драко хотел предпринять попытку поменять свою жизнь, но тут же осознал невозможность этого.
   Внезапно пошел дождь. Драко, не задумываясь, снял с себя мантию и накинул на Гермиону. Девушка по привычке начала прятать волосы под свою мантию и задрожала от холода, но дрожь быстро прошла, когда Гермиона обнаружила на себе накидку Малфоя. Она перестала суетиться, стало спокойно и хорошо, она почувствовала, как чистокровный волшебник прижал ее к себе. Но дождь усиливался, надо было прятаться. Тогда Малфой поднялся с покрывала, взяв Гермиону за руку без единого слова, и встал у дерева. Гермиона остановила его внезапно и с грустью посмотрела в серые глаза. Она искренне обняла юношу. Он прижал ее к себе, капюшон мантии упал с головы девушки, дождь лил им на головы, но они, кажется, этого не замечали. Гермиона почувствовала его желание, сердце Драко бешено колотилось. Гермиона решила первой поцеловать его. Их губы соприкоснулись, и единение, возникшее между двумя людьми, скрыло от них весь остальной мир. Вокруг не было ничего. Их тела сплетались в жадном объятии, а души, словно, воспарили куда-то, где они были свободны от обязанностей, манер и условностей, ненависти, предательства и ожидания неотвратимо приближающегося зла, сейчас они видели только свет, свет и любовь.
    Это был уже не первый поцелуй в их жизни, но он был первым настоящим. Раньше Гермиона думала, что настоящим был поцелуй с Крамом, а Драко был убежден, что уже все знает о поцелуях, ведь Паркинсон делала это так умело. Оба оказались не правы. Да, Гермиона была им лишь увлечена, ведь по-настоящему она любила Рона, но именно в этот момент ей показалось, что лучше и быть не может. Двое стали вальсировать у дерева под музыку дождя, а потом резко перестали кружиться. Гермиона высвободилась из крепких объятий Драко Малфоя, который не смог бы уже остановиться, несмотря на свои недавние слова. Она поднесла палец к его губам в знак молчания, снова поблагодарила за спасение от Пивза, вернула ему мантию, и, попрощавшись, скрылась за деревьями.
    Промокший до нитки юноша еще долго стоял у того дерева, держа в руках мантию. Дождь неумолимо смывал остатки Её тепла. Его тяжелые капли спускались по лицу Драко, но молодой человек не мог и пошевелиться, чтобы хоть как-то защитить себя от холода. Он не мог поверить, что сейчас целовался и кружился в вальсе с девушкой, которую совсем недавно считал своим врагом. В его голове царил хаос. Душа словно разрывалась на две половины: одна твердила ему о том, что он должен быть похожим на отца, во всем ему помогать; а другая – о том, как хочется все бросить и жить свободным человеком, без наследства, имени, а только с Гермионой. Но тогда у Драко не будет ни друзей, ни денег, ни славы, ни семьи – ничего. Плата слишком высока. Драко не выберет второй путь, пока будут живы те, кто знает его отца, пока будет жив сам Люциус

0

5

Глава 4 «Приезд Люциуса»
   Вечером того же дня Гермиона должна была помириться с Уизли. Что бы там не задумал Малфой, она будет уязвимой, пока одна. А, помирившись с Роном, у Гермионы появится защита в лице Гарри, Луны, Джинни, Невилла, Дина, Симуса и многих других. Она решительно отправилась в гостиную Гриффиндора, в которой по вечерам часто собирались Рон, Гарри и другие её однокурсники, а сама Гермиона не появлялась там все эти дни. Девушка вышла из комнаты девочек и осмотрела гостиную. Близнецы снова в центре внимания, Симус, Дин, Луна, Джинни... А где же Рон? А Рон и Гарри сидели в стороне от всех, мрачные и задумчивые, они о чем-то говорили. Гермиона прошла мимо всей этой толпы, дважды ее пытались заманить в центр Фред и Джордж, но ей удалось прорваться к Рону и Гарри. Рон даже подпрыгнул от удивления, когда заметил ее. Гермиона села рядом с парнями и без промедления начала говорить:
   - Рон, ты был не прав, но я тебя прощаю.
   - Что это значит, Гермиона? – спросил Рон.
   - То и значит, я больше не обижаюсь.
   Рон помялся, не зная, что ответить. Гермиона ждала этого разговора пять дней, продумывая разные варианты примирения, но чтобы натолкнуться на такой ступор…
    - Рон, ну что ты молчишь?
    - Рон согласен с тобой помириться, Гермиона, - объяснил реакцию друга Гарри.
    - Это хорошо. У меня к вам серьезное задание. Люциус Малфой задумал похитить меня, скорей всего это произойдет послезавтра, в воскресенье.
    - Гермиона, ты серьезно? – забеспокоился Рон.
    - Вполне. Надо что-то придумать.
    - Герми, а как давно ты знаешь? – поинтересовался Гарри.
    - Сегодня узнала, случайно. Я подслушала разговор Малфоя и его дружков, - моментально нашлась Гермиона.
    - Ясно. Тогда я думаю, надо устроить Малфою старшему засаду, - предложил Гарри.
    - Я предлагаю похитить его сыночка, чтобы он тебя не трогал, - всерьез проговорил Рон, обращаясь к Гермионе.
    - Нет, Рон, это не то. Я, пожалуй, соглашусь с Гарри. Просто надо будет встретить его у входа толпой, тогда он не посмеет меня тронуть.
    - Ты так уверена, Гермиона? – спросили у девушки оба парня.
    - Да, я уверена, - проговорила Гермиона. Друзья не стали больше допытываться, почему их подруга так уверена в своем плане. А Гермиона подумала в этот момент, что Драко обязательно ей поможет и отговорит Люциуса от его коварного плана, особенно после засады. И гриффиндорка нисколько в этом не сомневалась.
    Рон и Гарри присоединились к компании однокурсников, чтобы сообщить о готовившемся плане остальным его участникам.
    Настало воскресенье. Гермиона узнала о времени прибытия мистера Малфоя от Драко, который успел ее предупредить накануне вечером запиской. В десять часов утра через парадные двери Люциус вошел в Хогвартс, и тут его встретила толпа гриффиндорцев. Они стояли полукругом, а в центре близнецы Уизли делали вид, что учат ребят заклинаниям: Протего и Экспеллиармус. Проходя мимо, Люциус заметил среди толпы Гермиону, которая смотрела на него глазами полными ненавистью. Малфой поспешил пройти дальше, в подземелья. Если бы он промедлил, то, вероятно, оказался бы вовлечен в тренировку Гриффиндорцев, и вряд ли в качестве судьи. Как только аристократ скрылся за дверью, гриффиндорцы обрадовались - их план удался. Гермиона, Гарри и Рон поблагодарили всех за участие, и толпа разошлась. Это представление было устроено специально для Гермионы, за что она с удовольствием лично говорила слова благодарности  Рону и Гарри весь оставшийся день. Но мысли девушки занимало другое: чем эта история обернется для Драко.
    Люциус спустился в подземелья к Снейпу. Тот ждал его в кабинете, чтобы узнать, наконец, что задумал друг – Пожиратель. Лорд Малфой вошел в кабинет декана и вальяжно сел в кресло, любезно предложенное Северусом. А сам профессор расположился напротив, всем своим видом выражая готовность слушать.
    - Северус, расскажи мне, как вел себя Драко эту неделю? – начал Люциус, пока ни слова не говоря о толпе гриффиндорцев. 
    - Он пропускал уроки, но потом стал заниматься. Странно, что твой сын постоянно бродил по коридорам один, вид у него был какой-то болезненный. А то, что произошло в четверг, просто из ряда вон. Кажется, Драко пытался соблазнить Грейнджер, - чуть иронично, но не без заинтересованности проговорил мастер зелий, не подозревая о том, что этими словами спас Драко.
    - Что за бред? Мой сын и эта грязнокровка? – Люциус аж побледнел от такой новости, конечно, он не  воспринял это всерьез, но к сведению принял. 
    - Люциус, объясни, наконец, что ты задумал, какой у тебя план? - как ни в чем не бывало, продолжал Северус.
    - Нет уже никакого плана. Мой юный отпрыск все испортил, судя по твоим словам. Я собирался похитить Грейнджер, чтобы добыть информацию о Поттере, ну потом я бы, конечно, убил её. Похоже, теперь я не смогу этого сделать.
    - Я не вижу причин отказываться от этого плана, - поразмыслив, ответил Снейп.
    - Я не знаю, что Драко ей сказал, что он пытался с ней сотворить, но девчонка еще неделю назад ходила одна в удрученном состоянии. А сейчас я видел ее радостной, веселой в толпе своих дружков – гриффиндорцев. Они устроили у входа целые показательные выступления!
    - Ты имеешь в виду, теперь ты не сможешь похитить ее?
    - Я все могу, Северус, но теперь на это может уйти куча драгоценного времени, а я не намерен растрачивать его на эту мерзкую грязнокровку. Я лучше лично займусь Поттером для нашего Господина.
    - И правильно, Люциус.
    Люциус изобразил довольную ухмылку, а потом попрощался с другом и направился к Драко.
    Драко ожидал отца здесь же, в подземельях. Люциус поприветствовал сына, ничем не выдавая свою осведомленность, чтобы выяснить истинные причины столь переменчивого настроения грязнокровки.
    - Сынок, расскажи мне о том, что тебе удалось выяснить, - ласково проговорил Малфой, подходя вплотную к сыну. Драко немного оторопел от такой заботы, но все же ответил: 
    -  Ничего особенного, папа. Я знаю только то, что она поссорилась с Уизли, отчего и грустит в одиночестве.
    - Хорошо, тогда, будь любезен, объясни, о чем ты говорил с ней на днях, в подземельях, когда на вас наткнулся профессор Снейп? – тон Люциуса повысился, но был все таким же безобидным.
    - Мы не говорили, я просто хотел поиграть с ней, - Драко не слишком успешно попытался изобразить самодовольную ухмылку, которая всегда была так привычной для его лица.
    - Ладно, профессор Снейп тоже так считает, в это я поверю, хотя не понимаю, зачем тебе путаться с грязнокровками. Но отчего эта девчонка вдруг повеселела? – к Малфою старшему вернулся его привычный тон. Его голос вновь стал ледяным и суровым. Аристократ считал, что таким образом заставит сына говорить правду. Ведь он должен был быть полностью уверен в словах Малфоя младшего. Не каждый день вот так просто срываются планы Люциуса. Глаза Драко наполнились страхом, но чувство ответственности перед Гермионой, его любовь к ней заставляли не сдаваться и продолжать гнуть свою линию.
    - Я не знаю, отец, - еле слышно ответил Драко, опустив голову, чтобы случайно не выдать себя.
    - Смотри, если я выясню, что ты к этому причастен, я откажусь от тебя, - пригрозил Люциус мальчику. Драко очень волновался, он боялся, что отец все прочел у него в мыслях с помощью Легилименции, хотя Малфои обычно не прибегали к таким способам узнавания правды у своих детей. Но взгляд Пожирателя Смерти свидетельствовал о проницательности своего владельца и способности проникать в сознание человека, даже без помощи магии.
   Спустя минуту Люциус вдруг улыбнулся, не дождавшись другого ответа от сына.
    - Так и быть, поверю тебе, Драко. Ты ведь мой сын. Скоро начнется наша эра, недолго осталось.
    - Конечно, отец, - попытался улыбнуться и Драко.
   Так Драко Малфой снова выпутался из сложной жизненной ситуации. Ни он, ни Гермиона никак не выдавали своих истинных чувств, даже тогда, когда хоть и на короткое время настала новая эра, о которой говорил Люциус Малфой.
Эпилог
    Хогвартс - экспресс вез детей по домам, наступили летние каникулы. Гермиона, Рон, Гарри, Луна и Джинни сидели в одном купе. Полумна читала свою любимую «Придиру», Джинни и Рон обсуждали Квиддич. Гарри, как обычно, был где-то далеко, но делал вид, что внимательно слушал друзей. А Гермиона и вовсе грустила, ей и притворяться не надо было. Обычно никому не было дело до ее грусти, когда они ехали в вагоне Хогвартс–экспресса. Девушку мучило ощущение недоговоренности. Она даже не знает, что тогда сказал Люциус Малфой своему сыну, конечно, откуда ей об этом знать. Гермиона понимала, что не должна больше думать о Драко, особенно после того, как Люциус пытался украсть Пророчество и чуть не убил всю компанию. Да и сам Драко приказал ей забыть обо всем. Но гриффиндорка не готова была выполнить приказ, она редко подчинялась им, а в этом случае тем более. И даже присутствие Рона в купе не могло ее успокоить. Гермиона встала с места, сославшись на то, что ей нужно в туалет, и вышла из купе.
    Она даже не знала, куда нужно идти, какое-то внутреннее чувство направляло её. Гермиона просто шла по коридорам вагонов, все дальше и дальше. Поезд ехал только пять минут, а ей казалось, что прошла вечность. Все-таки чувство ответственности у девушки было превыше всего, особенно перед людьми, которые для нее сделали многое. Для такого человека, как Драко Малфой это, действительно, было многое. Таким образом, Грейнджер дошла до самого последнего вагона, до двери, за которой было уже багажное отделение. Она уже развернулась, чтобы уйти, как голос за спиной остановил ее:
    - Грейнджер, зайди сюда.
    По спине девушки пробежался холодок. Она узнала этот голос. Парень втащил гриффиндорку за эту дверь, а потом захлопнул ее. Гермиона медленно повернулась.
    - Я видел, как ты идешь, и опередил тебя, - сказал Драко.
    - Я догадалась.
    - Я так и подумал… Я понял, что ты ищешь меня.
    - Интересно, как? – разговор приобретал интересное направление.
    - Я знаю тебя больше, чем ты думаешь, - Драко говорил так же, как и всегда, но Гермиона чувствовала присутствие ласки в его словах. 
    - Тогда ты должен был понять, что я хочу знать, как все закончилось тогда с твоим отцом.
    - Все закончилось, как нельзя лучше. Профессор Снейп выдвинул свою версию, что спасло меня от гнева отца. Но это тебя уже не касается, Грейнджер. Теперь он в Азкабане, - на последней фразе в голосе уже совершенно отчетливо слышалась скорбь.
    - В чем-то ты прав, Драко. Но все же, я хотела знать об этом, мне не безразлична твоя судьба после того, как ты спас меня.
    - Стоп, Грейнджер, вот это уже лишнее. Я просил тебя забыть об этом, а ты вместо этого ходишь за мной по пятам, как глупая первокурсница. Я был о тебе другого мнения, - в словах Драко осталось лишь раздражение, Гермиона вдруг стала задыхаться от собственных слез. Она понимала справедливость его упреков, но не могла просто забыть обо всем. Это было совсем не похоже на смелую девушку из Гриффиндора, но такая выдалась весна напряженная. Именно Малфой помог ей прийти в себя, именно он предупредил ее об опасности, именно он послужил причиной примирения с Роном, ну как тут все забудешь и останешься равнодушной? Гермиона сжала посильнее кулаки, чтобы собраться и уже намеревалась уйти, но Малфой и сам был больше не в состоянии сдерживаться, увидев ее слезы. Он взял ее за руки; кулаки разжались сами собой. Он прижал её к себе. Гермиона склонила голову ему на плечо. Они могли бы стоять так еще очень долго, если бы не услышали шаги за дверью. Малфой опомнился и отодвинулся от Гермионы, и они быстро спрятались за чемоданами в углу. Оттуда пара могла наблюдать за теми, кто вошел в помещение. Это были Джинни и Невилл.
    - Нет, тут твоей жабы быть не может.
    - Эх, - громко вздохнул Невилл.
    - И жаба пропала, и Гермиона. Странно…, - загадочно проговорила Джинни, и оба ушли.
    Драко взглянул на перепугавшуюся Гермиону. Она сидела, прижав к себе ноги.
    - Ты испугалась?
    - Есть немного. Я думала, нас заметят, а потом все…
    - Какая ты пугливая, порой, Грейнджер, - Малфой впервые улыбнулся Гермионе. Она расслабилась и собиралась выбраться из укрытия, но Драко снова ее остановил, поймав за руку.
    - Гермиона, хватит нам с тобой играть. Сейчас ты встанешь и уйдешь отсюда навсегда.
    Гермиона одним движением оказалась в миллиметре от Драко, слегка поцеловала его в губы и также быстро покинула их укрытие. Драко ошарашено глядел ей вслед, но он не позволил себе выйти раньше, чем она захлопнула за собой дверь. Гермиона ушла, и унесла с собой надежду.

0

6

Интересное произведение! Мне понравилось! А главное, мой любимый пейринг  :)

0

7

в конце  у меня выступили слезы когда они навсегда растались!!!:-(

0


Вы здесь » Letters from the Earth » Все мои фики, начиная с 2008 года » Гермиона-жертва обстоятельств


Создать форум © iboard.ws