Letters from the Earth

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Letters from the Earth » Гет и джен » Незапланированное похищение (закончен)


Незапланированное похищение (закончен)

Сообщений 11 страница 20 из 20

11

Глава 10 «Наступление»

     В комнате Гермионы было все: огромный шкаф с множеством  самых дорогих и модных нарядов, казалось бесчисленное количество книжных полок, уставленных редкими фолиантами разнообразной тематики, а также просто гигантских размеров двуспальная кровать. Интерьер был выполнен в постельных тонах – как она всегда и хотела. Даже разбитую вазу эльфы умудрились склеить сами и вернуть на ее законное место. Казалось бы, любая девушка была бы просто без ума от счастья, попав сюда. Но Гермиона Грейнджер не была «любой», она - особенная: убранство просторной спальни с отдельной ванной комнатой ее вовсе не волновало и не восхищало, а скорее, напротив, угнетало. За дни своего пребывания здесь девушка ни разу даже не приоткрыла дверцу шкафа, а из разнообразной еды, приносимой эльфами, выбирала лишь несколько кусочков хлеба и стакан сока. Она по-прежнему была одета в черную классическую юбку до колена, в белую скромную блузку и черную рабочую мантию. Гермиона решительно настроилась на борьбу с Малфоем, но поскольку тот почему-то игнорировал ее и перестал заходить, она решила вновь привлечь внимание к своей скромной персоне  путем голодовки. И, надо сказать, вскоре метод мисс Грейнджер подействовал.
***
     Люциус после примирения с сыном и объяснений с Северусом чувствовал себя просто отлично. Он словно окреп духом, набрался новых сил. Конечно, Нарцисса по-прежнему с ним не разговаривала и запиралась в спальне, но это явление было временным – Люциус это знал точно.
     С утра в пятницу в кабинет к Малфою пожаловал Сэм. Он был настолько занят и увлечен новой работой эти два дня, что совершенно забыл о начальнике и объекте своих пристрастий в одном лице. И вот сегодня неожиданно для себя вспомнил.
     - Сэмми! – воскликнул с притворной радостью Люциус, поднимаясь навстречу вошедшему Дилану. Тощий паренек деловито поправил очки и официально протянул начальнику руку для пожатия. Малфой, не скрывая удивления, его руку пожал.
     - Здравствуйте, мистер Малфой.
     - Сэм, с тобой все хорошо? Ты не переработал? – обеспокоено поинтересовался Люциус, оглядывая Дилана с головы до ног.
     - Я просто соблюдаю корпоративную этику, сэр, - пояснил Сэм все с тем же серьезным выражением лица. Люциус одобрительно кивнул и предложил коллеге присесть. Что ж, это даже к лучшему. Действительно Сэм Дилан преобразился: сменил голубую мантию на черную, перестал глупо улыбаться при виде Люциуса. Неужели новое место работы так подействовало на него?
     - Как наши дела, мистер Дилан? – как и положено начальнику, спросил Малфой, расслабившись в кресле. Сэм достал какую-то папочку и разложил на столе бумаги. Затем он стал докладывать Люциусу о проделанной работе. Малфой, закинув ногу на ногу, сначала внимательно слушал и кивал. Потом он откровенно заскучал и стал разглядывать ковер, подумав о том, что его неплохо бы заменить. А Сэм монотонным и утомительным голосом все докладывал и докладывал, явно не собираясь останавливаться. Люциус вызвал эльфа и приказал подать ему вино. В конце концов, когда мистер Малфой принял решение поменять даже занавески на окне, Дилан закончил доклад:
      - Разработка новых торговых стандартов идет полным ходом.
      - Сэмми, ну и утомил же ты меня, - проговорил Люциус, убирая в сторону бокал вина. – Ты отлично разбираешься во всем этом, так?
      - Да, сэр. Мне нравится моя работа, - закивал Дилан.
      - Слушай, не называй меня «сэром», пожалуйста, - протянул недовольно Малфой. Ему не хотелось вести светские беседы еще и с Диланом.
      - Хорошо, не буду, - улыбнулся Сэм.
      - Вот что, Сэмми, я думаю, тебе придется какое-то время поработать за нас двоих. Справишься?
      - А что случилось, Люциус? – испугался Сэм. В его голосе даже прозвучали нотки ревности. Очевидно, он вспомнил про старого друга в Малфой-мэноре.
      - Не переживай так, Сэм. Мы с женой просто якобы уедем в отпуск, - сказал Малфой. – А ты будешь раз в неделю навещать меня и докладывать о наших делах.
      - Я не подведу, Люциус, - уверенно заявил Сэм. Малфой довольно ухмыльнулся.
      - Я пришлю тебе порт-ключ, но никто не должен ни о чем догадаться. Понимаешь меня? – Люциус улыбался вполне добродушно, но вглядывался в Сэма с осторожностью. Он понимал, что вынужденный отпуск необходим, как и надежный осведомитель из Министерства, чтобы быть в курсе происходящего поддерживать контроль над ситуацией. Кроме Сэма, пожалуй, был еще один человек, способный выполнять эту функцию, но уж очень не хотелось тратиться. А Дилан все сделает безвозмездно. В любом случае его запросы намного скромнее того же Джона Чарлтона.
      - Выходит, мне предстоит скрывать тот факт, что ты находишься дома, и втайне осведомлять о делах в Министерстве?
      - Сэмми, из тебя получится идеальный заместитель, - довольно проговорил Люциус, все также ухмыляясь. Его голубой дружок не так глуп, как оказалось.
      - Только не понимаю, зачем тебе все это нужно, - честно и немного расстроено признался Дилан, поправляя очки.
      - Ничего ужасного я не замышляю, - заверил Сэма Люциус, при этом хитро сощурившись. Однако Дилан не заметил ничего подозрительно и действительно поверил словам «друга».
     Немного поболтав о делах Сэма, о которых Люциус спросил скорее из вежливости, чем из личного интереса, Дилан все же ушел.
***
     Ближе к вечеру Малфой заскочил в кабинет к Джону Чарлтону. Кареглазый красавчик занимал свое шикарное кресло и старательно изображал из себя крайне озабоченного делами начальника отдела. Когда Люциус тактично напомнил о том, что он уже вошел и даже успел занять кресло подле стола Джона, Чарлтон поднял на посетителя заинтересованный и невинный взгляд.
     - Люциус! – радостно воскликнул он, дружелюбно улыбаясь.
     - Здравствуй, Джон, - сухо поздоровался Малфой, игнорируя ложные эмоции начальника. – Только ты умеешь так здорово притворяться при твоем хитром прищуре глаз.         
     - Люциус, у меня просто были хорошие учителя, - сладко проговорил Джон. – Я ведь был твоим поклонником.
     - О, мне очень приятно, - ухмыльнулся Малфой.
    Джон налил себе и собеседнику по бокалу вина. Малфой и Чарлтон выглядели как истинные английские аристократы, элегантно попивающие дорогое спиртное, одетые с иголочки. Это, пожалуй, было их единственным сходством и положительной характеристикой.
     - Теперь о деле, - Люциус не перестал ухмыляться, но говорить стал тише. – Я хочу скрыться на какое-то время, кое-что обдумать. Мне нужно, чтобы ты говорил всем, что я взял отпуск на пару недель, и вместе с Нарциссой мы уехали куда-то далеко, скажем, в Испанию. Неважно, там я на самом деле, или нет.
     Джон обнажил зубы в оскале, его глаза заблестели. Он жадно глотнул вина, уже представляя себе, какие деньги могут стоять на кону.
     - О какой сумме идет речь? – спросил Чарлтон напрямую.
     Люциус изобразил сумму в воздухе. Джон понимающе кивнул.
     - Хорошо. Но по возвращении ты заплатишь мне еще половину от этой суммы, тогда точно никто ни о чем не узнает.
     Люциус повел бровью. А что он такого сказал Чарлтону, о чем никто не должен знать? С другой стороны, этот прохвост способен наплести все, что угодно. И Джону поверят гораздо больше людей, чем Люциусу Малфою, так неудачно запятнавшему себя в прошлом. Да, с такими коварными типами как Чарлтон шутить не стоит – лучше лишний раз перестраховаться, чем снова совершить много ошибок. 
     - Ладно, так и быть, Джон, - согласился, наконец, Люциус. Малфой не думал, что когда-нибудь найдется человек, которого он признает проворнее и бесчеловечнее себя самого. Да этот красавчик-брюнет всю семью за деньги продаст! Впрочем, время еще все расставит по своим местам…
***
    Вечером, после ужина в компании Нарциссы и Драко, с которыми в кои-то веки удалось перекинуться парой фраз, Люциус узнал от домовиков о забастовке мисс Грейнджер.
    В первый момент эта новость расстроила Малфоя, более того, он даже начал беспокоиться о состоянии своей подопечной. Правда, эти чувства одолевали его всего несколько минут. На смену им пришел гнев оттого, что эта девчонка позволила себе нарушить правила его игры. Решив выяснить, что же происходит, Люциус стремительным шагом, минуя не один тайный переход своего замка, направился к комнате, в которой была заключена его пленница.
    Гермиона не рассчитывала увидеть своего тюремщика так быстро, поэтому и сидела в кресле у окна, спокойно читая книгу. Но, услышав звук открываемой двери, насторожилась, а, увидев гостя, моментально вскочила на ноги. Малфой на секунду замешкался, удивленный подобной реакцией девушки на свое появление, и Гермиона тут же воспользовалась его оплошностью, швырнув в него книгой. Но данный маневр не достиг своей цели, поскольку молниеносная реакция не подвела хозяина Малфой-мэнора и в этот раз. Быстро брошенное заклинание и короткий, даже небрежный взмах волшебной палочки и, вот уже книга, сменив траекторию полета, отправилась в свободное падение в другом углу комнаты.
     - Вздумали со мной в игры играть? – прошипел Люциус.
     - А почему бы и нет? – саркастично подметила Гермиона. Она специально подобралась к книжным полкам, явно намереваясь обрушить все их содержимое на Малфоя. Люциус понял ее маневр и не стал подходить ближе, держа перед собой палочку. Маг был похож на разъяренного хищника, готового в любой момент наброситься на свою жертву, но все же из последних сдерживал это желание.
     - По какому праву вы позволяете себе устраивать голодовку в моем доме? Хотите казаться еще более несчастной? – продолжал «наступать» Люциус все тем же угрожающим тоном.
     - Что хочу - то и делаю, мистер Малфой! – заявила Гермиона.
     - Строите из себя жертву? Чудно, - Люциус хищно улыбнулся. Мисс Грейнджер нервно сглотнула, понимая, что никакие книги, похоже, ее уже не спасут. Разбудила зверя…Одним движением руки Малфой освободился от своей мантии, обнажив торс. Гермиона никак не ожидала такого развития событий, а тем более своего непонятно откуда взявшегося желания и какого-то странного ощущения внизу живота. Она просто не могла оторвать взгляда от груди мужчины! А Люциус наступал: он подобрался ближе и приставил палочку к горлу девушки.
     - Хочешь почувствовать себя настоящей жертвой? – прошептал он над самым ухом Гермионы. – Я могу это устроить.
    Люциус провел рукой по ее волосам. Мисс Грейнджер глубоко вздохнула и решительно вынесла свой вердикт:
     - Нет.
     - Ты уверена, Гермиона?
     - Д-да, - девушка с трудом это сказала, но отступать была не намерена. Уж слишком сильной была ненависть к этому человеку: убийце, насильнику, Упивающемуся Смертью. Впрочем, в некоторых пунктах она уже не так была уверена… 
     - В таком случае, я не стану надолго задерживаться здесь, - уже спокойным, обычным тоном сказал Малфой, отстраняясь. – Но вскоре ты обязательно ответишь мне «да» и будешь умолять о моей безграничной доброте.
     Люциус ухмыльнулся и слегка прикоснулся губами к шее Гермионы. Потом маг резко развернулся, подхватил свою мантию и покинул комнату. Еще чуть-чуть, и мисс Грейнджер не была бы так уверена, что хочет отпустить этого блондина. Она и сама не понимала, что с ней происходит…

0

12

Глава 11 «Новый поворот»

     Гермионе не суждено было узнать истинную причину своего внезапно появившегося желания. А Люциус вряд ли раскроет когда-нибудь ей свою маленькую тайну, о которой пока не знает никто.
***
     Малфой-старший на цыпочках пробрался в свою спальню. Не зажигая свет, маг подошел к книжному шкафу и достал оттуда старинный фолиант. Повернувшись к окну и бережно протерев с книги пыль с помощью заклинания, Люциус открыл нужную страницу, быстро прошелся по ней взглядом. Он удовлетворенно обнажил зубы в оскале и захлопнул книгу. После чего Малфой еще немного постоял у окна, вглядываясь в темноту, и раздумывая над дальнейшим планом действий. Затем Люциус вернул фолиант на место и довольный отправился спать. Похоже, один из пунктов его плана начинает исполняться…
***
    Выходные для Люциуса начались с приятного: Нарцисса уехала в гости к давней подруге. Нет, конечно же, свою жену он очень уважал, ценил и до недавнего времени восхищался ее неугасаемой красотой. Но лишь до того момента, как в его доме появилась мисс Грейнджер, перевернувшая все вверх дном в голове у Люциуса, нарушив тем самым его привычный мир. Кто бы мог подумать! Два года назад Упивающийся Смертью просто убил бы девчонку, даже ни секунды не думая. Но все подвластно переменам, как ни прискорбно было это признавать. Авторитеты сменились, правила игры нынче иные. Приходится подстраиваться под новое устройство жизни, но лишь затем, чтобы переделать его под себя. Так, как будет удобно Люциусу Малфою. А пока, маг поднялся с кровати и начал одеваться. Пора было раздавать приказания эльфам.     
      - Пап, доброе утро, - в спальне Люциуса неожиданно появился Драко. Молодой человек выглядел взволнованным.
      - Доброе утро, сын. Что же ты так пугаешь меня? – эти слова вовсе не были ироничными. Люциус даже вздрогнул при появлении Драко, но достаточно быстро взял себя в руки, застегнул верхнюю пуговицу на мантии и уже был полностью готов к новому дню.
      - Я вовсе не хотел застать тебя врасплох, - спокойным, ровным голосом сказал Драко. – Пап, мне с тобой нужно с тобой кое-что обсудить.
      Люциус изогнул бровь. Ему очень не нравилось, когда сын начинал разговор именно с этих слов. Это всегда было признаком чего-то не совсем хорошего, после подобных бесед всплывали все новые упущения в воспитании Драко.
      - Что ты хочешь выяснить? – обреченно спросил Люциус.
      - Я хочу увидеть Грейнджер. А также хочу знать, что ты будешь с ней делать, - отчеканил Драко с крайне серьезным выражением лица.
     Люциус сделал несколько коротких шагов по комнате. Он не хотел признаваться сыну, что у него попросту нет однозначного плана по поводу мисс Грейнджер. Тем не менее, Малфой-старший сохранял на лице каменное выражение, говорящее об абсолютном спокойствии мужчины. Он подошел к маленькому шкафчику на стене и извлек оттуда бутылку вина и два бокала. Драко с непониманием проследил за этими действиями и отрицательно помотал головой, когда отец предложил выпить. Люциус повел бровью, убрал второй бокал и заполнил вином свой.
     - Мне порой кажется, что от меня слишком многого хотят, - философски протянул маг. – Но ты мой сын, я сам тебя таким воспитал, поэтому не могу ожидать чего-то другого, - Люциус сделал два глотка вина. – Понимаешь, Драко, у меня нет на данный момент четкого плана, как избавиться от мисс Грейнджер. Есть только несколько вариантов событий, которые меня не устраивают.
      - То есть как, нет плана? Отец, я не хочу, чтобы ты втягивал нашу семью в свои авантюры, - признался Драко, нахмурившись. Правда, по его задумчивому лицу можно было заметить, что вовсе не это интересовало наследника. Что-то другое терзало душу Малфоя-младшего. Он так и стоял возле двери, словно не решаясь начать тот самый серьезный разговор, на который был настроен в самом начале. Люциус прислонился спиной к стене и пристально вгляделся в глаза отпрыска.
      - Я знаю, ты очень переживаешь за нашу семью, Драко. Но ты ведь прекрасно понимаешь, что я не совершу прежних ошибок, - Люциус растягивал слова, пытаясь найти верный ответ во взгляде сына. Это становилось делать все труднее, ведь Драко давно уже не мальчик. Однако отец уловил одну оплошность сына. – Проблема заключается в другом, так?
      В глазах Драко промелькнуло смятение. Люциус ухмыльнулся.
      - Ты хочешь увидеть Грейнджер не потому, что тебе нравится наблюдать за ее мучениями, как и должно было быть, а совсем по другой причине? – вкрадчивым тоном поинтересовался Люциус. Драко молчаливо кивнул.
      - За два года совместной работы с Грейнджер я многому у нее научился, переоценил свою жизнь, - мрачно подметил Малфой-младший.
      - Неужели ты влюбился в магглорожденную? – тихим, ледяным тоном спросил Люциус. По серым, но вовсе не холодным, глазам сына отец прочел ответ. – Гермиона Грейнджер – лучшая подруга Поттера, твоя начальница, и простая мерзкая, наглая сучка, которая испортила Малфоям всю жизнь. И ты влюбился в нее?!
      - Ты не прав, отец, ты ошибаешься, - лишь покачал головой Драко.
      Люциус на время замолчал и уставился в противоположную стену. Он произносил эти оскорбления вслух и сам себе не верил. Малфой лишь пытался заглушить собственное желание обладать Гермионой, хотел оправдаться перед самим собой. Однако пора было посмотреть правде в глаза: он тоже влюблен в эту девушку, в магглорожденную. Что и говорить, Люциус даже приревновал ее к сыну! Нет, вот этого допустить было нельзя.
      - Я всегда прав, - строго ответил Люциус, глядя в глаза Драко. – Поэтому тебе не следует посещать мисс Грейнджер. Обещаю, что не причиню ей особого вреда, - на губах появилась привычная усмешка. 
      Маленькая надежда в глазах сына погасла, сменившись ненавистью к отцу и отчаянием. Люциус увидел это, и внутри у него все сжалось. Но лицо не выражало никаких эмоций, а в глазах не появилось и намека на сожаление или милость. Драко не должен знать о слабостях отца. Никто не должен догадаться, что и Люциус Малфой способен на чувства, что и он может позабыть о собственных предрассудках и принципах.
      Драко покинул комнату отца, снова отдалившись от него. Люциус понимал, что просто не сможет по-другому контролировать и оберегать сына от ошибок. Он никак не хотел признаваться себе, что мальчик действительно вырос и способен сам принимать решения.
***
     Время подходило к ужину. Настроение у Люциуса было скверное. Он снова разругался с сыном, попытался найти поддержки у Северуса, но тот лишь обругал непутевого отца и никудышного похитителя. Малфой-старший сидел в полном одиночестве в кресле у растопленного камина. Своим несносным характером он вновь оттолкнул от себя всех близких людей: жену, сына и друга. И сейчас утренняя радость по поводу отъезда Нарциссы быстро сменилась тоской. Да, вот ее сейчас не доставало, потому, как только она могла понять причуды мужа, молча поддержать, а потом мудро направить в нужное русло. Но опытного проводника в этот раз рядом не было.
      Через какое-то время в гостиной появился домовик с конвертом в руках.
     - Сэр, вам пришло письмо.
     Люциус молча взял в руки конверт и распечатал.
     «Мне надоело сидеть в укрытии. Жду дальнейших указаний», - гласило письмо. Малфой недовольно поморщился. Не нужно быть прорицателем, чтобы понять, кто автор строк. Чертов Макнейр! Без этого идиота жизнь Люциуса могла бы приобрести новый поворот, возможно, он уже стал бы Министром магии. Но в один прекрасный день в Малфой-мэноре появился тупоголовый палач, решивший поразвлечься, и все испортил. Люциус, ни минуты не думая, черканул пару строк в ответ: «Сиди на месте. Мне осталось уладить пару вопросов». Эльф принял конверт от хозяина и растворился в воздухе. Люциус знал, чего добивался Макнейр, и ему это не нравилось. Похоже, теперь основной проблемой стало избавиться от Уолдена. Как говорится, нет человека – нет проблемы…

0

13

Глава 12 «Паутина»

     Люциус лег спать после столь утомительного дня. Правда, заснуть так и не удалось. Глава семьи поднялся с кровати, накинул на голое тело мантию и какое-то время устало глядел в окно. Неожиданно Малфой ударил кулаком по подоконнику и со словами: «Какого Мерлина я тут страдаю?» стремительно вышел из спальни и зашагал прямо по коридору. Люциус, разумеется, помнил о том, что Нарциссы в поместье нет, Драко крепко спит, а комната Снейпа находится на другом этаже. Именно благодаря этому Малфой безо всяких сомнений направился в комнату пленницы.
      Он вошел, резко распахнув дверь. Гермиона, видимо, еще не ложилась, поэтому отреагировала мгновенно: вскочила с кровати, по-прежнему одетая в свой рабочий костюм, и прижалась к книжному шкафу. Но Люциуса уже вряд ли можно было остановить. Он словно разбушевавшийся зверь быстро преодолел расстояние, забыв даже закрыть дверь, и прижал Гермиону к шкафу, служившему ей до этого спасением. Малфой одним движением руки разорвал мантию девушки, а потом и блузку. Требовательными и властными движениями языка Люциус ласкал ее шею, плавно перемещаясь на обнаженную грудь. Гермиона, прекрасно понимая, что кричать бессмысленно, изо всех сил пыталась вырваться. Но немалый вес мага и его напористость не давали мисс Грейнджер этого сделать. Однако когда Люциус столь же стремительно попытался задрать юбку девушки и проникнуть в самую сокровенную часть ее тела, Гермиона зажмурилась, выставила руки вперед и, что было сил, прокричала:
      - Отпустите меня!
      Малфой чуть замедлил свои действия, даже замер на секунду. Но страсть настолько переполняла его, что останавливаться просто так он был не намерен. Гермиона воспользовалась этим временным замешательством и оттолкнула Малфоя.
      - Не смейте прикасаться ко мне, вы, гнусный Упивающийся Смертью!
      Люциус впервые взглянул Гермионе в глаза. В них читалась злость, ненависть и…страх. И ведь она действительно ничуть не удивилась его действиям, по-прежнему считая Малфоя Упивающимся Смертью. Люциус внезапно понял, что не хочет, чтобы эта девушка думала о нем так. Его жена, сын и друг знают настоящего Малфоя, не вешают ему ярлыков, и вот сейчас Люциусу захотелось добиться того же и от грязнокровки Грейнджер. Нет, не так, от Гермионы Грейнджер. Ему больше не хотелось мучить людей, насиловать женщин и убивать невинных. Пусть это делает кто-то другой, но не Люциус. Поняв это, мистер Малфой резко развернулся и ушел прочь, плотно прикрыв за собой дверь, оставив растерянную Гермиону непонимающе глядеть ему вслед.
***
     Временное помешательство прошло буквально на следующий день. Не то, чтобы Люциусу сразу захотелось кого-нибудь убить или попытать, он просто почувствовал, что слишком много думал вчера. Малфой невольно облизнул губы, вспоминая Гермиону. Он точно знал, что хочет заполучить эту девушку. Неизвестно как, но мисс Грейнджер удалось задеть что-то в душе грозного хозяина Малфой-мэнора. А Люциус Малфой всегда привык получать желаемое. За время, что Гермиона «гостила» в его замке, он не раз прокручивал в голове всевозможные способы осуществления своего плана и сегодня, наконец-то, маг сделал выбор. Поэтому, осталось немного подождать и результат даст о себе знать. В этом Люциус не сомневался.
***
    Прошло несколько дней. Однажды вечером в поместье появился Сэм Дилан.
    Люциус знал о визите своего заместителя заранее, поэтому очень удобно расположился в гостиной и велел эльфу привести гостя именно туда. Обстановка комнаты позволяла людям вполне свободно и раскованно чувствовать себя в Малфой-мэноре – именно такого эффекта Малфой и хотел добиться во время разговора с Сэмом. Спустя несколько минут на пороге гостиной появился Дилан. Люциус радушно заключил в объятия своего «друга», Сэм робко поприветствовал его.
      - Сэмми, как же я рад тебя видеть! – продолжал ломать комедию Малфой. – Проходи, присаживайся.
      Люциус подтолкнул Дилана к креслу и достаточно быстро оказался в соседнем, держа в руках заполненный вином бокал. В руке Сэма каким-то образом тоже оказался бокал.
      - Дорогой друг, предлагаю выпить для начала, - ласковым тоном проговорил Малфой. Сэм не успел и рта раскрыть для возражений, как Люциус уже сделал глоток. Дилану  пришлось «не отставать» и проделать тоже самое вслед за другом.
      - Люциус, мне неудобно, - застенчиво пролепетал Сэм.
      - О, Сэмми, не стесняйся, веди себя, как дома, - улыбнулся самым обаятельным образом Люциус. – О делах мы с тобой всегда успеем поговорить. Можешь отложить бумаги, я пришлю тебе их завтра со своими пометками.
      Сэм послушно убрал в сторону папочку солидных размеров и с готовностью уставился на Люциуса. Малфой довольно ухмыльнулся: паренек скоро не сможет и минуты без него. Все-таки Нарцисса чрезвычайно мудрая женщина: сказала в свое время всего одну фразу, а как помогла! И вот теперь Люциус стойко сносит любовь Сэма к нему, используя чувства робкого очкарика в собственных целях.
      - Лучше скажи: как дела в Министерстве? Нет ли каких слухов?
      - По-прежнему говорят об исчезновении мисс Грейнджер. Некоторые связывают происшествие с тобой, но большинство все же отклоняет эту версию, - Люциус удовлетворенно кивнул, ухмыляясь. – Все мнения сходятся в одном: мисс Грейнджер пропала. Объявлен розыск, а Гарри Поттер лично собирается вести следствие.
      - Что ж, все идет, как и предполагалось, - спокойно отметил Малфой. – С чего мистер Поттер собирается начать? Есть ли уже какие-то данные, результаты?
      - Нет, пока ничего неизвестно. Впрочем, авроры и следственный отдел ведут дело очень скрытно.
      Люциус напрягся. У него не осталось как осведомителей в отделе авроров, так и опытных шпионов, способных туда проникнуть и раздобыть информацию. Хотя Сэм Дилан – какой ни какой, но тоже вариант. Бледноватый паренек в очках в это время внимательно и заискивающе смотрел на Люциуса, выглядя при этом очень наивным и застенчивым. Он с жадностью ловил каждое слово своего босса, готовый в любой момент выполнить его приказ. Гость Малфой-мэнора был похож на маленького ангелочка, которому следовало бы родиться девочкой. Люциус про себя усмехнулся: «Несчастный голубой, надеющийся непонятно на что». Но Малфой не был бы Малфоем, если б это его остановило и заставило пожалеть мальчишку, отпустив того с миром. Дилан когда-нибудь проклянет день, когда он познакомился с Люциусом. Но еще не время для этого.
       - Сэм, ты готов пойти на все ради друга? – Малфой наклонился ближе к Дилану, так, что его дыхание парень ощущал на себе. – Мне очень нужна информация от Гарри Поттера касательно следствия.
       - Я не думаю, что могу добыть ее, - неуверенно проговорил Сэм, поправляя очки.
       - Ты все можешь, нужно только сильно захотеть, - голос Люциуса становился все тише, заставляя Сэма трепетать и сжиматься в маленький комочек. Малфой отпил еще немного вина из своего бокала и выдохнул Дилану в лицо. От этого у парня закружилась голова: он действительно любил Люциуса, его сводила с ума такая близость.
       - Скажи мне, Сэм, как давно ты знаешь обо мне? – продолжал «пытку» Люциус.
       - Я гордился тобой еще во времена Темного Лорда, читал о тебе в газетах, - медленно ответил Сэм, с трудом переводя дыхание и с шумом сглатывая. – Я был расстроен, когда тебя посадили в Азкабан.
       - Значит, ты хотел быть похожим на меня? – интригующим голосом спросил Люциус.
       - О да, у меня была мысль перекрасить волосы в белый цвет.
       - Не нужно этого делать, мальчик мой, - успокаивающим тоном прошептал Малфой, наклоняясь все ближе и ближе ко рту Сэма. Дилан от напряжения издал стон и прикрыл глаза. – Ты сделаешь все, что я попрошу, - в самое ухо парню прошептал Люциус.
      А затем Малфой резко отстранился и вернулся в свое изначальное положение, расслабившись в кресле и допив вино из своего бокала. Сэм открыл глаза. Он ничуть не выглядел расстроенным или разочарованным: напротив, его глаза блестели, а губы расплылись в счастливой улыбке. Люциус знал, как воздействовать на него.
      - Сэмми, что же ты не пьешь вино? Не вкусно? – обыденным тоном спросил Малфой, будто ничего сейчас не происходило между ними.
      - Нет, что ты, - к Сэму вернулась прежняя застенчивость. Люциус лукаво улыбнулся Дилану. На этом основная часть была закончена. Далее оставалось только отвлечь паренька от мечтаний и фантазий, а потом проводить его домой. Это лишь начало. Жертва только забралась на край паутины – осталось заманить ее в самый центр, чтобы уже не было возможности выбраться.

0

14

Глава 13 «Переломный момент в судьбе Люциуса»

      Прошло 2 недели.
***
      В Министерство Малфой возвращаться не спешил. Хотя уже планировал занять место Чарлтона. Сэм уже дважды заходил к Люциусу с бумагами, однако пока Малфой не добился от него результата. Впрочем, бывший Упивающийся Смертью верил в своего подопечного. Драко подолгу не разговаривал с отцом и даже втайне пытался выяснить месторасположение Гермионы. Догадавшись о слежке, Люциус решил повременить и не посещать пленницу, снова переложив все обязанности на эльфов. Северус Снейп продолжал читать другу нотации, иногда выпивал вместе с Малфоем, но даже он не мог предположить о серьезном влечении Люциуса к Гермионе, буквально убийственном влечении. Об этом начала догадываться Нарцисса…
***
      Люциус чувствовал себя прекрасно: Макнейр не давал о себе знать, дела в Министерстве шли относительно стабильно, а Гермиону он давно не навещал, поэтому не особо думал о ней. В своей просторной спальне Малфой и вовсе ощущал себя вершителем судеб, королем мира. С самого утра вторника он снова сконцентрировал свое внимание на старинном фолианте, которым пользовался последний месяц почти каждый день, от чего именно на нем не наблюдалось и пылинки. Как и обычно Люциус открыл нужную страницу, внимательно изучая каждую строчку интересующей его рукописи. Следующие пятнадцать минут хозяин поместья никого в свою комнату не впускал и проводил какие-то странные древнемагические ритуалы, знакомые и понятные только ему одному.
     После обеда Люциус в своем кабинете разбирал письма, присланные накануне днем. Там были послания от бывших соратников, находящихся ныне в Азкабане, с просьбой о помощи, которые Малфой частенько игнорировал; было письмо от Чарлтона с напоминанием о себе любимом; несколько жалоб, просьб и многое другое. Подобной ерунды в Малфой-мэнор всегда приходило навалом. Сегодняшний день не стал исключением. Люциус лениво просматривал конверт за конвертом, пока его внимание не привлек один из них, без указания обратного адреса. «Наверняка это был Макнейр», - с грустью подумал маг и распечатал.
     «Малфой, я больше не могу ждать. Время идет, Руквуд догнивает в Азкабане. Скоро ведь освобождать будет некого! А между тем, нам нужна новая армия. Я сам убью грязнокровку, если ты трусишь».
      Люциус наморщил лоб: никто не посмеет тронуть Гермиону Грейнджер и пальцем. А уж тем более этот кровожадный, мерзкий и никчемный бывший палач. Малфой понял: никакие уговоры уже Макнейра не убедят. Упивающиеся Смертью почти все были тупоголовы и не отличались терпением и гибкостью: они действовали напролом. К сожалению, старый Уолден своих привычек не утратил. Этот факт не оставил Люциусу выбора – придется действовать способами Макнейра. Поэтому маг решительно черкнул пару строк в ответ своему подельнику:
   «Не торопись с выводами. Я жду тебя в поместье в пятницу».
   Люциус сразу же написал еще одно письмо, только уже по другому адресу:
  «Сэмми, есть серьезное дело. Разузнай мне о том, как идут дела у Джона Чарлтона, начальника нашего отдела. Все до мельчайших подробностей. Скоро вернусь в Министерство. Жду тебя в четверг на этой неделе».
    Затем, отправив письма с совами, хозяин Малфой-мэнора убрал все бумаги в стол и запер его на сложные заклинания. Потянувшись и довольно ухмыльнувшись, Люциус поднялся с мягкого и уютного кресла и покинул кабинет.
  ***
    Малфой направился в комнату к Северусу, дабы отдохнуть рядом с другом, отвлечься от будничных проблем.
    Снейп, открыв дверь, как обычно нахмурил брови, сложил руки на груди и сурово взглянул на Люциуса. Он знал, что друг просто так к нему не зайдет, что этому всегда есть причина. И чаще всего причиной выступало желание исповедаться. Малфой виновато потупил взор и попросил разрешения войти. Северус чуть отошел в сторону и пропустил бедолагу в комнату.
     - Сев, скажи, почему у тебя пахнет какими-то зельями? – Люциус давно хотел узнать ответ на этот вопрос, поэтому в этот раз не сдержался и спросил, проходя внутрь и занимая свое любимое кресло у камина.
     - Не варю я в этой комнате зелий. Не варю, - успокаивающе проговорил Северус, пододвигая свое кресло ближе к Люциусу. – Лучше скажи, что случилось на этот раз.
     - Я разве не могу навестить своего друга просто так?
     - Ты – нет, - уверенно заявил Снейп. Малфой погрустнел и изобразил обиду. Северус ухмыльнулся и издал смешок.
     - Хорошо, ты прав, - Люциус перестал разыгрывать спектакль и стал серьезным. – Знаешь, мне нужна одна трава, которую я нигде не могу найти.
     - У меня есть адреса людей, которые могут достать тебе ее, - задумчиво произнес Снейп. – Что именно тебе нужно?
     Люциус замешкался. Он не знал, стоит ли говорить название другу. Но все же решился:
     - М…это, кажется, белладонна.
     - Хм, Люциус ты знаешь о том, что это ядовитое растение? – Северус помрачнел еще сильнее. Малфой невозмутимо кивнул. – И что при неверном использовании маг сам может погибнуть? – Люциус снова кивнул. – Кого же ты собрался отравить? Макнейра?
     - Северус, стал бы я так стараться ради этого идиота, - Люциус ухмыльнулся. – Нет, я просто провожу эксперимент.
     Снейп скептически приподнял бровь. Он слишком хорошо знал Малфоя, чтобы понять, что тот лукавит. Эксперименты с зельеварением и Люциус Малфой – две вещи несовместимые. Однако Люциус был спокоен и ничем свои намерения не выдавал.
     - Я дам тебе адреса, - после небольшой паузы сказал зельевар. - Разумеется, никому не говори о моем возрождении – впрочем, ты и сам все уладишь.
     - Спасибо, друг, - Люциус пожал руку Северусу.
    На какое-то время оба мага замолчали. Люциус с загадочной улыбкой на лице смотрел на огонь. Северус Снейп же решал в своей голове множество задач, в том числе, пытался понять причину веселья друга.
     - Люц, а тебе не кажется, что ты давно не общался со своей семьей?
     - Мне так не кажется.
     - Ладно, я спрошу иначе: ты ни о чем ведь так и не рассказал Нарциссе? 
     - Сев, я не хочу ее расстраивать.
     - А ты уверен, что твоей жене лучше быть в неведении? Вряд ли она обрадуется, когда случайно обнаружит Гермиону Грейнджер в твоем тайнике, – саркастично подметил Северус. - Еще сильнее обрадуется, когда Макнейр заявится в твой дом, или авроры придут тебя арестовывать. Про некоего Сэма Дилана, и ваши с ним интрижки я вообще молчу – Нарцисса просто придет в восторг.
     - Северус, прекрати, - Люциус откровенно посмеивался над словами Снейпа. – Скоро все уладится, Нарцисса будет знать только результат всего этого и останется довольна.
     - Ты готов ее потерять? – Северус продолжал говорить тихим, трагичным голосом. Однако Люциус не хотел признавать всей серьезности ситуации.
     - Сев, хватит. Нарцисса от меня никуда не уйдет, - сказал уверенным тоном Малфой и поспешил уйти из комнаты Снейпа. Люциус действительно позабыл о данном некогда обещании Нарциссе, как забыл и о том, что она тоже человек со своими чувствами…   
   ***   
     Люциус вернулся в кабинет к вечеру. Велев домовику разжечь камин, он устало опустился в кресло, вспоминая прошедший день. Но, через несколько минут в дверь постучали, вырывая тем самым хозяина поместья из плена тяжелых мыслей и возвращая в реальность. 
     - Да, Нарцисса, проходи, - сказал Малфой, прекрасно зная, что это его жена.
     Леди Малфой с гордо поднятой головой медленно продефилировала к столу мужа и заняла подле него кресло.
     - Люциус, я должна тебе сообщить, что ухожу из дома, - абсолютно бесстрастно проговорила Нарцисса.
     - Уходишь? Могу я знать причину? – достаточно спокойно в свою очередь поинтересовался и Люциус.
     - Конечно, - кивнула жена. – Ты снова принялся за старое, хотя обещал этого не делать. Более того, ты слишком многое от меня скрываешь, а я не могу больше переживать за тебя и нашу семью.
     - Это все?
     - Есть еще парочка мелочей, но это неважно, - гордо сказала Нарцисса.
     - И тебя не остановит тот факт, что я люблю тебя и нуждаюсь в твоей поддержке? Нужно всего лишь немного подождать, и ты обо всем узнаешь, - выражение лица Люциуса при этом ничуть не изменилось. Именно благодаря этой особенности леди Малфой знала, что ее муж сейчас чрезвычайно зол и серьезен.   
     - Я перестала тебе доверять, Люциус, - твердо заявила Нарцисса. Мистер Малфой тоже прекрасно понимал, что его жена свое решение хорошо обдумала и менять не намерена. Она никогда ничего не говорит сгоряча. И в данный момент это только сильнее расстроило хозяина поместья. Однако вслух Люциус сказал лишь:
     - Отлично, можешь выезжать хоть сегодня. Развод тебе, как я понимаю, тоже необходим?
     - Можешь не торопиться с этим. Я пришлю тебе письмо с нового места жительства, куда ты потом перешлешь все бумаги.
     - Что ж, тогда прощай, Нарцисса, - ни один мускул не дрогнул на лице мага. - Ты была очень хорошей женой и преданным другом.
     - Да, Люциус, ты тоже когда-то таким был, прощай, - с сожалением проговорила леди Малфой. – Драко я сама все объясню.
     Она элегантно поднялась с кресла и легкой походкой покинула кабинет бывшего мужа, тихо прикрыв за собой дверь. Нарцисса всегда все делала без шума и скандалов – в этом и была ее прелесть, а также главное отличие от Люциуса. Как только шаги ее стихли, Малфой медленно поднялся со своего кресла, взял в руки трость и прошелся по комнате, любовно осматривая статуэтки, которые когда-то здесь поставила Нарцисса. В один миг его настроение сменилось на ярость и гнев: Люциус достал из трости палочку и принялся крушить фарфоровые и золотые статуэтки. Потом он отбросил палочку в сторону и принялся руками ломать ножки кресла, в котором всего минуту назад сидела его жена. Без сил и в полном отчаянии Люциус опустился на ковер, осматривая последствия своего минутного буйства. Нарцисса ушла от него. Его самый близкий и верный друг, мать их единственного сына, женщина, которую он когда-то боготворил – ушла. Даже она посчитала невозможным больше находиться рядом с Люциусом, который снова заигрался. Он больше не представляется ей уставшим, одиноким и требующим заботы мужчиной. В глазах Нарциссы Люциус Малфой пал. Конечно же, ее уход стал настоящим ударом. Вдруг осознав все это, маг закрыл глаза, и по лицу покатилась одинокая слеза, унося с собой последнюю надежду на искупление грехов.

0

15

Глава 14 «Интрига нарастает»

      Вечер среды.
      Люциус и не думал, что уход Нарциссы так плохо подействует на него, а чувство вины будет терзать душу. Он провел весь день в кабинете, пытаясь отвлечься тем, что стал просматривать присланные в очередной раз документы от Сэма, однако не смог сосредоточиться и на минуту. Все мысли были только о жене. Даже Гермиона как-то сама собой отошла на второй план, хотя и ненадолго.
      К вечеру Люциус практически вернулся в нормальное состояние, а посему решил продолжить свой «эксперимент». Никто из обитателей дома не знал о том, что у хозяина поместья в спальне находится котел, припрятанный в уголке, где он и проводит тайные ритуалы, варит некое зелье. Мистер Малфой полагал, что сумеет скрыть это от семьи, но при этом не учел одну маленькую деталь, а именно привычку. Что и произошло.
      Драко появился в комнате внезапно: Люциус не успел скрыть следы «преступления» и очистить помещение от ненужного запаха варящегося зелья.
      - Отец, объясни мне причину развода с мамой, - требовательно заявил сын с порога, не сразу почуяв мерзкий запах.
      - Драко, твоя мама так решила, и мы не вправе ее за это осуждать, - быстро проговорил Люциус, обдумывая как бы поскорее избавиться от довольно специфического аромата, витающего в комнате, да еще и так, чтобы этого не заметил его сын.
      - Ты не должен был позволить ей уйти! – возмутился Драко. В эту же секунду он нахмурился и поглубже вдохнул. На лице парня отразилось непонимание и подозрение. Сын внимательнее вгляделся в глаза отцу и что-то мысленно для себя решил. И это «что-то» определенно имело отношение к запаху, царящему в комнате. 
      - Драко, ты не должен так расстраиваться, - Люциус, несмотря на то, что по выражению лица сына понял, что тот учуял таки запах, продолжал хладнокровно вести разговор на ту же тему.
     Драко с недоверием продолжал буравить отца взглядом. Он словно пытался уловить мысли Люциуса, уличить того в чем-то ужасном, нехорошем. Поэтому мистер Малфой ничуть не удивился переменившейся вдруг теме разговора, когда сын попросил:
      - Позволь мне увидеть Гермиону Грейнджер.
      После небольшой паузы Люциус медленно проговорил:
      - Я отведу тебя к ней, но это будет в первый и последний раз.
      Больше они не сказали друг другу ни слова, так и не выяснив до конца отношения.
***
     Люциус отвел Драко к комнате Гермионы и оставил их наедине. Правда, сам так и не ушел, неплотно прикрыв за собой дверь, маг остановился и стал прислушиваться к разговору. Ему, с одной стороны, было любопытно, какие же отношения связывают его сына и мисс Грейнджер, а с другой – Малфой-старший не мог не контролировать действия Драко, который вдруг заинтересовался делами отца.
     Драко прошел внутрь незнакомой ему спальни. Гермиона молча сидела на кровати, видимо, явно собираясь до этого визита лечь спать, но теперь передумала. Она непонимающе смотрела на человека, которого никак не ожидала увидеть здесь. Парень занял место у подоконника и с серьезным лицом наблюдал за своей бывшей начальницей, словно решаясь на что-то. Все это время Драко отчаянно не понимал, что происходит. Он не знал, говорит ли отец правду, не знал, для чего Гермиона Грейнджер все еще находится в Малфой-мэноре. За прошедший месяц с небольшим Малфой-младший только и хотел поскорее увидеть девушку своими глазами и убедиться в ее невредимости, правда, списывал это желание на банальное любопытство. Если до этого странного происшествия мисс Грейнджер вызывала у него только ненависть и отвращение, то после того, как девушка оказалась в ловушке, расставленной его отцом, Драко действительно стал искренне за нее переживать. Он только недавно осознал это и решил выяснить правду любой ценой. И вот сейчас, видя Гермиону Грейнджер перед собой, Малфой-младший не мог определить, что он чувствует по отношению к ней, что именно хочет сказать.
     - Малфой, зачем ты пришел? – вопрос Гермионы заставил Драко прервать свои размышления и прийти в себя.
     - Я…Я хотел убедиться, что с тобой все в порядке.
     - Ты беспокоился за меня? – Гермиона продолжала смотреть на Малфоя-младшего с непониманием и враждебностью. Она ненавидела Драко. Возможно, чуть меньше, чем Люциуса, но ненавидела, поэтому девушке было противно находиться с ним в одной комнате.
     - Да. Я не знал о том, что тебя содержат здесь, - потерянным голосом произнес Драко, глядя куда-то в сторону.
     - Драко, я не понимаю, к чему ты все это говоришь, - тихо сказала Гермиона. Она видела, как Малфой волнуется, но не могла понять причину.
     - Мой отец что-то варит у себя в комнате, - Драко принялся говорить быстро и без остановок. – По запаху мне показалось, что нечто ядовитое. И поскольку я знаю, что отец частенько любит все усложнять, то наверняка это не просто зелье, а какой-то древнемагический ритуал.
      - Что ты хочешь этим сказать? – Гермиона просто опешила. Такой откровенности от Драко она еще не слышала и не ожидала. А в том, что он говорил правду, сомнений не возникало. Этот его блуждающий взгляд и убыстренный темп речи – все это так не свойственно Малфою… Гермионе в какой-то момент даже стало страшно за себя.
      - Грейнджер, какая тебе разница? – разозлено выпалил Драко. – Лучше скажи, нет ли в этой спальне предмета, на который могли наложить проклятие?
      - Здесь только книги и большое количество одежды в шкафу, - неуверенно проговорила Гермиона.
      -  А эта ваза? – спросил Драко, указывая на одиноко стоящую в уголке вазу, которую когда-то пленница пыталась использовать в качестве орудия убийства Малфоя-старшего.
      - Она была разбита…- неохотно пояснила Гермиона. – Эльфы забирали ее, а потом вернули целой.
      - Что ж, поздравляю, наверняка именно на нее было наложено проклятие, - спокойно заявил Драко, сложив руки на груди и пристально глядя Грейнджер в глаза. Кажется, он наконец-то понял, что хотел сказать.
      - Какое еще проклятие? – теперь Гермиона начала выходить из себя. Она поднялась с кровати и поставила руки на бока, требуя объяснений. Однако Малфой-младший, по его мнению, свою миссию выполнил и посчитал возможным уйти. Напоследок он одарил Грейнджер прощальной самодовольной ухмылкой, чем окончательно сбил ее с толку. Люциус к тому времени уже покинул свой пост, а девушка так и не поняла, что Драко отчасти был прав в своих догадках. Хотя после визита Малфоя-младшего она таки выкинула вазу в окно.
***
    Значительно позже, когда ночь вступила в свои права, и Малфой-мэнор полностью погрузился во тьму, Люциус вновь отправился в спальню Гермионы. Девушка крепко спала и на этот раз не заметила присутствие гостя. Малфой при едва уловимом свете стал рассматривать обстановку комнаты и, заметив отсутствие вазы, чертыхнулся. Однако он несильно расстроился и лишь подошел ближе к кровати пленницы и с помощью заклинания очень осторожно, практически безболезненно выдернул один волосок из ее головы. Затем также тихо вышел из комнаты, думая о том, что ритуал придется проводить новый.
***
    Настал четверг. Люциус в кои-то веки проснулся бодрым и воодушевленным. Сегодня великий день: он снова вернется в Министерство. Мистер Малфой уже застегивал последнюю пуговицу на мантии, когда вспомнил, что чуть не забыл прихватить с собой одну вещицу. Маг извлек из тумбочки маленький мешочек и опустил его в карман. Довольно ухмыльнувшись, Люциус поправил перед зеркалом свои роскошные белые волосы и через камин отправился на работу.
     С улыбкой превосходства на лице и вздернутым подбородком Люциус Малфой после столь долгого перерыва предстал таки перед сотрудниками своего подотдела. Те лишь на минуту отвлеклись от дел и почтенно поприветствовали начальника, выказав свою радость по поводу его возвращения из отпуска. Люциус остался доволен и решил сам навестить Сэма, поэтому, дав свои распоряжения подчиненным, не стал медлить и зашел к нему в кабинет.
     Сэм Дилан усердно заполнял какие-то бумаги. Выглядел он действительно солидно: черная строгая мантия, уложенные волосы, даже очки теперь не казались забавными, а лишь придавали ему серьезности. Да, Малфой мог гордиться своим исполнительным и ответственным заместителем.
      - Мистер Дилан, к вам можно? – приветливо проговорил Люциус с улыбкой на лице.
      - Люциус! – радостно воскликнул Сэм, вскакивая с кресла. Вся серьезность пропала в миг.
      Малфой поравнялся с Диланом и занял место подле его стола после рукопожатия.
      - Как твои дела? Справляешься с работой?
      - Конечно, Люциус, все идет, как надо.
      - Очень хорошо. Ты выполнил мои просьбы?
      - Да, друг, я могу все показать тебе.
      - Отлично, Сэмми, - хитро ухмыльнулся Люциус. – Зайди ко мне после обеда, а я пока навещу старых приятелей. Все-таки только что вернулся из отпуска.
      - Хорошо, - Дилан улыбнулся. Он был очень счастлив возвращению друга. А Люциус вновь притворно улыбнулся и вышел.
***
      После обеда, когда Малфой уладил некоторые формальности по поводу своего возвращения из отпуска, он был готов принять Сэма у себя, поэтому немедля вызвал того через домовика. Дилан прибыл в прекрасном расположении духа, держа под мышкой стопку бумаг.
     - Ты молодец, Сэмми, хорошо справляешься со своими обязанностями, - сразу же подметил Люциус, жестом предлагая заместителю присесть. Дилан просиял еще больше. – Возможно, совсем скоро ты займешь мое место. Я берег эту должность для сына, но пока мне трудно будет перевести его.
     - А как же ты сам?
     - Мне светит повышение, я уверен, - самодовольно сказал Люциус, лукаво посматривая на Сэма. Дилан, как и всегда, ни в чем друга не заподозрил, что являлось безусловным плюсом. – Хорошо, ты раздобыл отчеты мистера Поттера?
     - Мне удалось достать совсем немного, но и это отражает ситуацию достаточно ясно, - проговорил Сэм, выкладывая на стол начальнику несколько документов.
     Люциус взял бумаги в руки и принялся внимательно читать:
   «…Таким образом, хочется отметить несколько фактов, вытекающих из моего отчета:
       1. Мисс Гермиона Грейнджер утром в четверг н-ного числа совершала обход заключенных Азкабана, что входит в ее обязанности.
       2. Вечером того же дня мисс Грейнджер пропала.
       3. Последним, кто ее видел, был мистер Люциус Малфой. Кроме того, нельзя не учесть того факта, что у мистера Малфоя весьма сомнительная репутация, а на работу в Министерство он устроился буквально накануне, в понедельник н-ного числа. Имеются также свидетели, которые утверждают, что мистер Малфой довольно часто навещал мисс Грейнджер.
       Исходя из приведенных фактов, можно предположить, что исчезновение мисс Грейнджер напрямую связано с мистером Люциусом Малфоем. Следствие считает необходимым устроить допрос обозначенного лица в ближайшее время…».
      - Гарри Поттеру выгодно считать меня похитителем, - усмехнулся Люциус сразу после прочтения. Он небрежно смял эту часть отчета, явно намереваясь избавиться от него. – Что ж, ему будет очень непросто добиться разрешения на обыск моего дома. Я не говорю о допросе – смешно полагать, что я стану давать какие-то показания.
      - Люциус, мне кажется, тебе стоит поговорить с мистером Поттером, чтобы отвести от себя все подозрения, - высказался Сэм.
      - Я ни в чем не виновен, - уверенно сказал Малфой. – Сэмми, ты мне лучше расскажи о делах мистера Чарлтона.
      - У мистера Чарлтона все по-прежнему, Люциус.
      - Никакого продвижения по службе не намечается?
      Сэм отрицательно помотал головой. Малфой нахмурился: он полагал, что у такого человека как Джон большие амбиции, и он вряд ли удовлетворится своей сегодняшней должностью в Министерстве. За прошедший месяц карьера Чарлтона не продвинулась ни на шаг. Это могло означать только одно: есть люди, которые активно ему мешают, стоят на пути. Те самые добропорядочные старики или просто идиоты, не берущие взяток. И, похоже, Люциус справляется с такими куда лучше Джона, как показывает практика.
     Да, возможно, какое-то время придется подождать, но это не проблема. К чему-то подобному Люциус был готов с самого начала. Но сейчас перед ним сидел Сэм Дилан - парнишка, чья наивная влюбленность вполне удачно позволяет Люциусу совершать свои темные и коварные дела. С ним также нужно вести себя осторожно и не спускать с простоватого, на первый взгляд, очкарика глаз.
     - Хорошо, Сэмми, ты здорово помог другу, - Люциус, притворно улыбаясь и не отрывая взгляда от смущенного паренька, поднялся с кресла и ловко обогнул стол, устраиваясь на стуле рядом с Сэмом. Также быстро Малфой закинул ногу на ногу и положил свою руку на плечо Дилану, не давая тому опомниться. Наклонившись к самому уху парнишки, Люциус сладко прошептал:
      - А за работу полагается вознаграждение.
      Сэм сидел неподвижно, боясь и вздохнуть, а Люциус, напротив, старался учащенно дышать прямо ему в ухо. Затем маг легонько провел свободной рукой по груди Дилана, а губами коснулся щеки Сэма. Парень шумно выдохнул и прикрыл на мгновение глаза. Конечно, он мечтал о подобном еще с прошлой их встречи, однако ни за что бы не осмелился попросить Люциуса о чем-то большем. Эх, если бы Дилан видел выражение лица Малфоя в этот момент, то раз и навсегда бы разлюбил этого расчетливого манипулятора.
      Через пару минут начальник прекратил все свои действия и быстро отстранился от Сэма.
      - Ты мне нравишься, Сэмми, - сказал Люциус ласковым голосом. – Однако мы не должны торопиться, понимаешь? К тому же, я планирую дать тебе еще одно задание, после которого вознаграждение будет гораздо больше.
      - Звучит очень заманчиво. Я обязательно его выполню, - на выдохе проговорил Сэм, широко улыбаясь.
      - Не торопись, оно появится не раньше чем через две недели. Но ты не переживай, я не забуду тебя, мой друг, - Люциус выглядел словно змей-искуситель. Глаза Малфоя сверкали от осознания собственной гениальности и актерского таланта, а, видя, как Сэм внимает его словам и радостно кивает, Люциус и вовсе приходил в состояние экстаза. Сегодня в нем явно проснулся злой гений, дремавший почти два года…

0

16

Глава 15 «Злой гений»

      - Сэм, вынужден тебя оставить, - проговорил Люциус с наигранным сожалением. – Дела, сам понимаешь.
     Дилан, шумно вздохнув, поправил очки, расправил мантию и покинул кабинет начальника. После чего Мистер Малфой решил не медлить с визитом к Чарлтону и сразу отправился к нему.
      Мистер Чарлтон встретил Люциуса не очень дружелюбно: не поднялся для рукопожатия, когда Малфой вошел к нему в кабинет, и даже не предложил визитеру присесть. Однако Люциус, проигнорировав поведение Чарлтона, сам занял удобное кресло, не забыв при этом позлорадствовать над состоянием Джона:
      - Вижу, ты расстроен моим возвращением из отпуска? Хотя, конечно, чему тебе радоваться? Ведь теперь денег от меня ты получать не будешь.
      - Ох, Люциус, ты неисправимый эгоист. Мог бы еще пару деньков отдохнуть, - абсолютно не скрывая своего предвзятого отношения к якобы другу, ответил Джон. – Но раз уже ты вернулся, предлагаю отпраздновать это знаменательное событие.
     Чарлтон резко изменился в лице: он снова стал притворно улыбаться, глядя в глаза Люциусу. Затем Джон ловко взмахнул палочкой, и на столе появилась бутылочка хорошего вина – роскошь, без которой Чарлтон, видимо, прожить не мог. Малфой довольно ухмыльнулся: будет, куда подсыпать содержимое таинственного мешочка.
      - Джон, скажи, неужели тебе так нравится твоя должность, что ты по-прежнему здесь? – вкрадчиво поинтересовался Люциус, пока Чарлтон разливал по бокалам вино.
      - Как тебе сказать, мой дорогой друг…- начал осторожно Джон, пытаясь уловить по выражению лица Малфоя причину такой заинтересованности. – Удобно сидеть на одном месте и получать при этом немалое количество денег.
      - Но разве не хочется добиться большей власти?
      - К чему подобные вопросы, Люциус? – Джон хитро сощурился. Однако Малфой не выразил никаких эмоций на лице. – Мне достаточно того, что у меня есть. Я не такой максималист, как ты.
      Чарлтон сделал глоток вина. Люциус, пристально наблюдая за ним, вдруг щелкнул пальцами. В ту же секунду в кабинет постучали. Не успев истолковать жест Малфоя, Джон недовольно буркнул: «Войдите!», но посетитель явно не спешил, поэтому, нехотя поднявшись, мужчина пошел открыть дверь. Но за ней, равно как и в самом коридоре никого не оказалось. Чарлтон медленно вернулся обратно за свой стол. Молча сел, посмотрел в кристально чистые и невинные глаза Люциуса. Затем Джон отпил еще немного вина и вдруг заметил в серых глазах мелькнувшую на мгновение искорку, и по спине мага прошелся неприятный холодок. Зато на губах Малфоя появилась торжествующая ухмылка.
       - Ты отравил меня? – ровным голосом спросил Чарлтон.
       - Завтра с утра ты в этом убедишься, - довольно произнес Люциус.
       - Но почему? – впервые Джон не лицемерил. В его глазах ясно читались недоумение и непонимание.
       - Мне жаль, но я хочу занять твою должность, Джон. А чего-то долго ждать я не привык, - безмятежно пояснил Малфой, ставя свой бокал на стол.
       - И ты не боишься, что я расскажу всем, что ты подсыпал мне яду в бокал?
       - Джон, ты думаешь, что это был яд? Брось, тогда бы мы с тобой уже не разговаривали. Все гораздо сложнее и безопаснее для меня. И потом, кто поверит лицемеру такому лицемеру, как ты? – Люциус зло рассмеялся. – Лучше потрать последние часы на что-нибудь полезное.
      С этими словами Малфой взял свой бокал с еще недопитым вином и преспокойно покинул кабинет жертвы. Уже завтра эта должность станет его, ведь после непродолжительной «дружеской» беседы с некоторыми людьми других претендентов на этот пост просто не осталось…
***
      Наступила пятница – день встречи с Макнейром. Люциус с самого утра получил сообщение из Министерства о смерти Джона Чарлтона, а также о том, что в понедельник состоится совещание, на котором изберут нового начальника отдела. Малфой об этом сильно не беспокоился, поэтому решил на работу сегодня не ходить. У него пока много других проблем. В частности, маг отлично понимал, что Уолден в этот раз вряд ли согласится ждать, поэтому следовало приготовиться к худшему.
      Подготовка много времени не заняла. Так, уже к обеду гость прибыл в поместье, а хозяин любезно встретил его в гостиной. Макнейр, удобно расположившись в дорогом кресле, выглядел крайне недовольным. Люциус, в свою очередь, с трудом сдерживался от замечаний, глядя на грязную мантию мага и не менее грязные ботинки, которыми палач уже успел наследить на персидском ковре.
      - Хорошо тебе живется, Люциус, - протянул Уолден, нахмурив брови.
      - Да, не жалуюсь, - согласно кивнул Малфой и улыбнулся, демонстрируя свои белые ровные зубы.
      - А между тем наш общий знакомый гниет в тюрьме, я же вынужден тесниться в разваленном доме, - с явным подтекстом изложил Макнейр, скалясь.
      - Поверь мне, нужно подождать буквально пару недель – я все уже просчитал. Жертва выбрана, и нам удастся провернуть дело, - довольно подметил Люциус, подмигнув.
      - Ты обещаешь мне это вот уже целый месяц, - недовольно проговорил Макнейр. Он плотно сжал губы и еще сильнее нахмурился. Малфой тоже принял серьезный вид: шутки закончились.
      - Я с понедельника стану начальником отдела, на этой должности мне будет легче контролировать ситуацию.
      - Мне надоело ждать! – Макнейр вскочил с кресла. Глаза бывшего палача метали молнии, и был бы с ним топор, Уолден наверняка бы запустил сейчас им в Люциуса. Малфой признал, что вряд ли успел бы в таком случае среагировать, потому как Макнейр – истинный профессионал. Зато с палочкой палач не ладит. Все тщательно просчитав, Люциус снова ухмыльнулся.
      - Боюсь, что тебе больше ничего не остается.
      - А вот и нет. Почему нам не убить девчонку? Она ведь только мешает! – чуть спокойнее, но от этого не менее экспрессивно сказал Макнейр, сжав руки в кулаки.
      - Ты хочешь повесить на себя еще и убийство? – Люциус продолжал сохранять спокойствие, хотя это становилось делать все труднее. 
      - Не забывай, что не я один увяз в этом деле, - недовольно пояснил Уолден. – Если ты трусишь и не можешь убить девчонку – я сам отрублю ей голову.
      Вот тут Люциус не сдержался: он моментально извлек из кармана мантии палочку, приблизился к Макнейру, придавив того к стене, и приставил оружие к горлу врага. Уолден напрягся, покраснел от гнева, но сопротивляться не стал.
      - Не смей обвинять меня в трусости, Макнейр, - зло прошипел Малфой. – И мисс Гермиону Грейнджер трогать не смей, - Уолден нервно сглотнул, и Люциус чуть ослабил хватку. - Мы больше не Упивающиеся Смертью – никакого произвола, все делаем по плану. Если я сказал подождать две-три недели – значит, нужно подождать.
      Макнейр кивнул в знак понимания. Малфой успокоился и отошел от него, брезгливо отряхнул и скептически осмотрел свою мантию, на которой остались следы грязи, щедро украшавшей одежду гостя. Что ж, ситуация вновь была взята под контроль. Уолден согласился подождать три недели. В ходе непродолжительной беседы была также назначена точная дата проведения операции. Хотя, Люциусу это дело, чем дальше, тем все меньше нравилось. Маг прекрасно понимал, что провернуть все без последствий будет просто невозможно. Но он смог заполучить время. Время, позволяющее найти выход из этой затянувшейся истории и поставить точку раз и навсегда. При этом желательно избавить себя от общества старого товарища…
***
    В связи с возникшими трудностями Люциус решил навестить мисс Грейнджер и ввести ее в курс дела.
    Гермиона, не ожидавшая увидеть своего похитителя этим вечером, удобно устроилась в глубоком мягком кресле у окна и увлеченно читала книгу. Девушка услышала, как скрипнула дверь, но решила сделать вид, что не замечает хозяина поместья. Люциус медленно прошел в комнату и, взяв стул, поставил его напротив кресла, в котором сидела Гермиона. Мгновение спустя, Малфой уже сидел рядом с пленницей и внимательно ее рассматривал. Девушка, казалось, вообще не замечает ничего вокруг - настолько она была увлечена чтением. Не выдержав столь нахального поведения, Люциус резко выхватил книгу из ее рук и отбросил в сторону.
      - Да что вам от меня надо?! – взорвалась мисс Грейнджер, возмущенная агрессивным поведением Люциуса.
      - Слушай меня внимательно, милочка, потому что дело касается тебя, - грозно сказал Малфой, заставив Гермиону вздрогнуть от его голоса. – Мой добрый друг Макнейр собирается отрубить тебе голову. Должен заметить, что не одобряю эту идею. Однако шансов у тебя мало. Поэтому ты обязана помочь мне.
       - Я скорее умру, чем стану помогать Упивающимся Смертью, - прошипела девушка, глядя на похитителя исподлобья.
       - Ты попросту не знаешь Макнейра - он профессиональный палач, - Люциус недобро ухмыльнулся. Гермиона нахмурилась сильнее, хотя охотно поверила словам Малфоя и даже поняла по его интонации, что он имеет в виду. – Тебе всего лишь нужно написать письмо в Министерство, своему другу Поттеру о том, что ты жива здорова. Просто тебе пришлось уехать в другую страну, скажем, по семейным обстоятельствам, а теперь вот возвращаешься. Как видишь, я не предлагаю участвовать в побеге Руквуда.
      - План изменился? – ехидно поинтересовалась Гермиона, не веря, что дело обойдется только ее запиской.
      - Изменился. Мне не выгодно устраивать этот побег и содержать вас здесь, мисс Грейнджер, - серьезно проговорил Малфой. Гермиона внимательнее всмотрелась в лицо Люциуса: ей показалось, или он беспокоится за ее жизнь? Маг поспешно отвел от нее взгляд. Он поднялся и отошел к окну.
     - Так что вы решили? – с явным нетерпением спросил Малфой, отвернувшись от Гермионы.
     - Нет. Я не хочу содействовать вам, мистер Малфой, - твердо ответила бывшая ученица факультета Гриффиндор.
     Люциус ничего не ответил. Он помолчал с минуту, затем резко развернулся и, по-прежнему не глядя на мисс Грейнджер, стремительно покинул комнату. Что же скрывает мистер Малфой от Гермионы?

Отредактировано Ketrin_Snape (2009-12-18 07:54:15)

0

17

Глава 16 «Иллюзии счастья»

     Прошло 2 недели.
    Работа в новой должности Люциусу нравилась больше. Сэм по-прежнему был лишь заместителем временно назначенного начальника подотдела. На свое бывшее место Малфой планировал поставить Драко, к чему тщательно стремился и подготавливал необходимые бумаги для перевода сына. Карьера в Министерстве, похоже, начала развиваться в верном направлении. По поводу исчезновения мисс Грейнджер сотрудники по-прежнему говорили, но уже гораздо меньше, расследование Поттера зашло в тупик. Пытливому аврору так и не удалось пока получить разрешение на допрос мистера Малфоя, а также на обыск его поместья. Хотя Люциус знал, что спасителю магической Британии это обязательно вскоре удастся. Но ничего, к тому времени расчетливый маг успеет придумать себе алиби и разрешит ситуацию. В крайнем случае, всегда можно подвести все к Макнейру, которому как раз некстати вздумалось слать Люциусу письма с угрозами. Палач поторапливал Малфоя с освобождением Руквуда, желал расправиться с Гермионой. Что ж, пора положить этому конец…
***
    Сегодня среда. С утра Люциус давал распоряжения своим подчиненным, посылая тем письменные указания. После обеда он принялся разбирать собственную корреспонденцию и снова наткнулся на записку от Макнейра: «Малфой, мы должны немедленно избавиться от грязнокровки. Мне надоело ждать». Поджав губы и наморщив лоб, Люциус смял письмо в руке и одним прикосновением палочки сжег его. Маг перестал отвечать обезумевшему Уолдену еще неделю назад, однако прекрасно понимал, что рано или поздно, этот палач явится в Малфой-мэнор и исполнит свой приговор. Так или иначе, но Малфой помнил, с какой яростью этот человек способен убивать и расправляться с магглами…Решив, что пора действовать, начальник отдела вызвал к себе Сэма Дилана, с которым давненько не общался приватно.
     - Здравствуй, Сэмми, - поприветствовал вошедшего парня Люциус с радушной улыбкой на лице. Смущенный Дилан неуверенно прошел в кабинет и принял рукопожатие начальника. – Присаживайся, друг.
     Сэм занял стул у стены, и Люциус сразу же обошел свой стол и поставил себе кресло напротив парнишки.
     - Как твои дела? Справляешься с работой? Тебе нравится новый начальник? Он не слишком много требует? – ласковым, заботливым тоном принялся расспрашивать Сэма Люциус. Он закинул ногу на ногу, вальяжно расположившись в кресле, и вгляделся в глаза Дилана. Тот как обычно смущался, краснел, хотя явно желал обладать Малфоем, хотел получить от него большего.
     - У меня все в порядке, начальник добрый, - неторопливо проговорил Сэм. Люциус подался корпусом вперед, взяв руку Дилана в свою. 
     - Это хорошо, что у тебя все в порядке, - выдохнул Малфой Сэму в лицо. Добродушный парень машинально облизнул свой рот, Люциус ухмыльнулся и ненадолго коснулся губами его губ.
     – Хочешь, мы прямо сейчас переместимся в мою спальню? – сладко прошептал Малфой на ухо своему голубому «другу». Тот активно закивал, от счастья прикрыв глаза. Люциус коварно ухмыльнулся, снова взял Сэма за руку и повел к камину, чтобы оттуда переместиться в Малфой-мэнор.
***
    Довольно быстро Люциус провел Сэма в свою спальню. Пользуясь тем, что Драко на работе, Малфой не стал запирать дверь, а, немедля, толкнул Дилана на кровать.
    - Хочешь меня? – вызывающе спросил искуситель.
    - Очень хочу, - буквально захлебываясь чувствами, прошептал Сэм.
    Люциус аккуратно снял с себя мантию и повесил ее на стул. Дилан внимательно наблюдал за его действиями и, оперевшись на локти, лежал на кровати, не смея пошевелиться. Уже медленнее Малфой стянул с себя белую рубашку, обнажая торс. Его хищный взгляд не давал Сэму ни секунды сомневаться в ответном желании друга, но на самом деле серые глаза выражали совсем иную страсть. Дилан не выдержал и потянулся ближе к Люциусу, надеясь прикоснуться к его телу. Малфой позволил Сэму провести рукой по его напряженной груди, опуститься чуть ниже и задержаться взглядом на самом интимном месте, скрытым шерстяной тканью брюк. Однако, поняв, что не сможет более сдерживать стремления Сэма, Люциус деликатно отстранил его от себя.
     - Пока не время, Сэм, - сказал он, поглаживая парнишку по голове. – Я не оправился еще от ухода Нарциссы…Но, обещаю, что исполню любое твое желание, если ты осуществишь мою просьбу.   
     - Я готов сделать все ради тебя, - несколько погрустневшим, но полным надежды, голосом ответил Сэм, подняв взгляд на полуобнаженного Люциуса.
     Малфой поднял рубашку с пола и накинул себе на плечи. Он сделал несколько шагов по комнате, затем сел за стол и принялся что-то писать. Сэм увлеченно наблюдал за своим возлюбленным, потирая ладони друг об друга. Ему явно стало прохладно в спальне, но он не смел отвлекать Люциуса. Наконец, блондин подошел к Сэму, протягивая ему тщательно свернутую записку.
     - Мне необходимо передать это старому приятелю. Послезавтра я помогу тебе аппарировать к его дому, но сам тут же уйду, - пояснил Малфой. – Однако ты должен знать, что Уолден иногда вспыльчив, но становится добродушным, когда выпьет. Думаю, он не откажется от вина или огневиски, если ты ему предложишь, - Люциус весело подмигнул Сэму. – После этого передашь записку и можешь смело уходить.
     - А как мне представиться?
     - Скажешь, что ты – мой коллега, прибыл по важному поручению, с весьма хорошими новостями.
     - Хорошо, я все сделаю.
     - Вот и замечательно. Записку сам ни в коем случае не читай, договорились? – Люциус улыбнулся, Сэм закивал в ответ. – Через полчаса я прибуду туда и заберу тебя. Так что ты не задерживайся.
     - Люциус, а почему ты сам не передашь приятелю записку?
     - Хочу сделать ему сюрприз на день рождения, - отшутился Малфой. Сэм с понимающей улыбкой аккуратно положил записку к себе в карман. После чего Люциус накормил друга ужином и отправил домой.
***
    Этим же вечером Люциус добавил в котел последний ингредиент долгожданного зелья, все перемешал и разлил в несколько колбочек. Два раза щелкнув пальцами, Малфой призвал домового эльфа в спальню.
     - Возьми эти четыре колбочки, разлей их содержимое в три разных графина. В один графин налей мое любимое вино, во второй – воды, в третий – сок. Четвертую колбочку никуда не выливай. Нужно перемешать все так, чтобы зелье растворилось. Пока все понятно?
      - Да, сэр, эльф Сэлли все понял.
      - Все это необходимо будет подать к ужину. Меню я составлю позже. Далее, чуть позже отправишься в комнату мисс Грейнджер и отнесешь ей сиреневое платье моей жены. Скажешь, что я приказываю надеть платье и прийти на ужин в шесть часов. Нам предстоит серьезный разговор.
      - Будет исполнено, сэр! – торжественно проговорил Сэлли, беря все четыре колбочки в руки.
      - Хорошо, можешь идти.
      Эльф в один миг растворился в воздухе.
      К шести часам Гермиона Грейнджер в сиреневом платье появилась в столовой Малфой-мэнора. Люциус уже ожидал ее возле стола, хитро улыбаясь. Девушка с отвращением проигнорировала поданную Малфоем руку и заняла предложенное им место. Не дожидаясь возможных лестных слов из его уст, Гермиона начала разговор первой:
     - Что это все значит?
     - То, что вы свободны, мисс Грейнджер, - радостно сообщил Люциус. Пленница сощурила глаза. Она была уверена, что враг задумал что-то, но не понимала, что именно. 
     - Я могу идти? – скептически приподняв бровь, уточнила Гермиона.
     - Можете, но только после ужина, - Малфой щелкнул пальцами. Молодой человек в красивом сюртуке вошел с подносом в руках. На нем стояли три графина с разными напитками.
     - Вот, можете выбрать, что сегодня будете пить.
     - Вы, верно, шутите? Все это время вы держали меня взаперти, а тут вдруг выпускаете и угощаете изысканным ужином? – проигнорировав прислугу, мисс Грейнджер требовательно посмотрела на Люциуса.
     - Я не шучу, мисс Грейнджер, - вполне серьезно сказал Малфой. – Выбирайте напиток, а потом продолжим нашу беседу.
     - Что ж, я хочу, чтобы мы пили с вами чай, - подумав, сообщила Гермиона. Люциус кивнул официанту, и тот ушел. Вернулся через секунду с двумя чашками чая.
     Мисс Грейнджер с подозрением уставилась на свой чай. Она отчаянно не понимала, где кроется подвох. Малфой со спокойным выражением лица сделал глоток, уже принялся есть салат. Гермиона, наконец, решившись, тоже сделала глоток чая, но к салату прикасаться не стала, хотя ужасно проголодалась.
     - Итак, прошло две недели с нашего последнего разговора, - начал Люциус. - Все это время я вел переговоры с Макнейром, но он отказывается менять план действий. Тогда я подумал: а зачем мне удерживать вас у себя? К тому же, я нынче добропорядочный чистокровный маг, занимающий пост начальника главы отдела международного магического сотрудничества… 
     - Глава отдела? Как? – Гермиона была поражена. Всего полтора месяца прошло с момента возвращения Люциуса Малфоя в Министерство, а он уже занял должность, о которой она мечтала все эти два года! Как такое вообще возможно? – Как вам удалось?
     - Сначала мы с мистером Чарлтоном по доброте душевной отправили на заслуженный отдых мистера Диккенса, потом вы так вовремя исчезли…
     - По вашей милости, между прочим, - недовольно вставила Гермиона, сложив руки на груди.
     - Я ведь не планировал данного обстоятельства, - обиженно пояснил Люциус. – А хотите знать, что было дальше? Мы с мистером Диланом, кстати, отлично ладим.
     - Вы используете Сэма в своих махинациях?! – возмущению мисс Грейнджер не было предела. Она искренне не понимала, зачем Малфой сейчас ей все это говорит, но на всякий случай решила выяснить все до конца.
     - Вы кушайте, мисс Грейнджер, кушайте, - любезно предложил Люциус, ухмыляясь. Гермиона едва сдерживалась от того, чтобы не перевернуть тарелку от злости. – Сэмми мой самый главный помощник. Вы спросите: зачем я все это рассказываю вам? – он вопросительно посмотрел на мрачную пленницу и сам же ответил: - Просто хочу, чтобы вы были в курсе сложившихся обстоятельств по возвращении.
     - Я отказываюсь верить в то, что вы отпустите меня.
     - Я вас не держу. Вопрос в другом:  а хотите ли вы сами уходить? Я в этом не уверен, - самодовольно заявил Люциус.
     - Вы слишком самоуверенны, - нахмурившись, проговорила Гермиона. От волнения в горле пересохло, и девушка отпила еще чаю. Что было странным, так это то, что горячее по-прежнему не подали.
     - Признаюсь, иногда так оно и есть, - Люциус снова ухмыльнулся. – Вы знали мистера Чарлтона? Я совсем забыл сообщить вам о его кончине, возможно, вас это расстроит.
     - Что произошло с Джоном? – испугалась Гермиона, которая действительно хорошо общалась с этим, пусть и лицемерным, но вполне безобидным человеком. Тут она поймала злорадствующий взгляд Малфоя и в миг все поняла. – Так это вы избавились от него? Разумеется, поэтому вы и занимаете его место. Чего еще можно было ожидать от Упивающегося Смертью? – мисс Грейнджер вложила в эти слова столько ненависти, что даже Люциус растерялся на несколько секунд.
     - Ну что вы, неужели я настолько предсказуем? – после короткой паузы спросил Люциус. Он взял себя в руки и вновь казался Гермионе злостным похитителем и убийцей. Уходить она действительно передумала, но лишь из-за того, что хотела отомстить Малфою за все, что он натворил. – Я не собирался его убивать, честно.
     - Вы оправдываетесь, а между тем выходит, что все произошедшее – это одна большая случайность. Вот увидите, именно из-за этой случайности, вы окажетесь в Азкабане, - спокойно сказала Гермиона.
     - Уверяю вас, я вряд ли когда-нибудь еще туда вернусь, - будничным тоном ответил Малфой.
     Гермиона собиралась оспорить его слова, но не смогла больше выговорить ни слова. Ей внезапно стало плохо: сознание затуманилось, и все поплыло перед глазами. Девушку затошнило, она готова была упасть в любую секунду. 
     - Что с вами? – обеспокоено спросил Люциус. Однако с места он так и не сдвинулся. Гермиона запомнила лишь его ухмылку и потеряла сознание.
***
      Грейнджер очнулась у себя в комнате уже за полночь, но усталость не прошла, поэтому она расстелила постель и легла спать, решив разобраться во всем утром. И ночью ей приснился Люциус в тот самый поздний вечер, когда он накинулся на Гермиону с поцелуями и разорвал ее рабочую мантию и блузку. Во сне девушка также сопротивлялась, требовала ее отпустить, но, когда Малфой не остановился и перешел к более решительным действиям, Гермиона почему-то не стала дальше отталкивать его. Она, напротив, наслаждалась происходящим, ей хотелось продолжать, и Люциус не заставил себя ждать. Самое главное, что в этом сне Грейнджер не считала его злодеем, врагом или Упивающимся Смертью, она видела в нем красивого, властного и самого лучшего в мире мужчину…

0

18

Глава 17 «Доктор» твоего тела

     Следующим утром Драко перед работой решил тайно навестить Гермиону Грейнджер. Он шел по коридору второго этажа и опешил, увидев вдалеке женский силуэт. А каким было его удивление, когда Малфой-младший, продвигаясь ей навстречу, узнал в этом образе Гермиону. Девушка слегка покачивалась из стороны в сторону, на ее лице застыла глупая улыбка, а глаза просто светились от счастья.
      - Грейнджер, ты пьяна? – спросил ошеломленный Драко, поравнявшись с Гермионой.
      - Нет, - весело ответила мисс Грейнджер, пространственно глядя на Малфоя.
      - Как тебе удалось выбраться из комнаты?
      - А меня никто и не запирал, - пожала плечами Гермиона.
      Драко окончательно перестал соображать. Что вообще происходит?
      - Ты уверена, что Люциус не напоил тебя чем-нибудь?
      - Лю-ци-ус, - мечтательно протянула Гермиона. Она стала вновь и вновь повторять это имя. Драко смотрел на нее широко раскрытыми глазами, совершенно не понимая, что случилось.
       - Ты очень похож на Люциуса, - загадочно произнесла Грейнджер и повисла на шее у растерявшегося Малфоя-младшего. – Ты отведешь меня к нему?
     Драко и рад был бы отвести ее к отцу, а заодно выяснить, что же он натворил, но Люциус уже успел отбыть в Министерство. Решив, что пленница сошла с ума, молодой человек рассудил, что стоит запереть ее в комнате, а вечером во всем разобраться. Он осторожно взял Грейнджер за руку и довел ее до ближайшей комнаты, приговаривая какие-то милые глупости на ходу. Там Драко запер Гермиону и отправился в подземелья, к Северусу.
***
     Северус внимательно выслушал Драко, а потом сказал:
     - Я должен сам увидеть мисс Грейнджер, но предполагаю, что это последствия недавно принятого ею любовного зелья.
     - Любовного зелья? Мой отец спятил? – недоумевал Драко.
     - Не будем торопиться с выводами. Ты иди на работу, я сам разберусь.
     Как только Драко покинул комнату зельевара, Северус угрюмо покачал головой. Он вспомнил тот злополучный разговор с Люциусом, когда друг шутливо попросил изготовить любовное зелье. Шутка переросла в серьезную проблему. Стоит, конечно, в этом убедиться лично, но Снейп почему-то не сомневался в собственных подозрениях…
***
     Уже вечером, когда Северус провел тщательный анализ, расспросил домовых эльфов и убедился в том, что мисс Грейнджер была опоена любовным зельем сильного действия, он подкараулил Люциуса в коридоре и без предупреждения вышел из-за статуи, преграждая Малфою путь.
      - Ох, Северус, не пугай меня так, - Люциус схватился за сердце, но при этом улыбнулся и попытался продолжить движение.
      - Ты мне лучше объясни, что происходит, - строго сказал Снейп, пропуская Малфоя, но не отставая от него ни на шаг.
      - А что происходит? У меня все в порядке, - Люциус гордо вскинул подбородок и провел рукой по волосам, продолжая вышагивать и вертеть тростью в воздухе.
      - Прекрати ерничать, я серьезно. Что случилось с мисс Грейнджер?
      - И с ней все хорошо, - Малфой незаметно вздрогнул, а потом вновь широко улыбнулся. – Я отпустил ее. Она разве не ушла?
      - Девочка по-прежнему в твоем поместье, Люциус. Твой сын утверждает, что она не в себе, - Северус говорил своим привычным тоном, но Малфой сумел различить в нем тревогу и даже мысленно усмехнулся этой трогательной заботе со стороны мрачного профессора зелий. – Я же полагаю, что это последствия любовного зелья. Ты понимаешь, к чему это приведет?
      - Я не понимаю о чем ты, - проговорил Люциус, перестав вертеть тростью в воздухе.
      - Зная тебя, я представляю, какой именно способ ты выбрал. Так вот, это убьет и мисс Грейнджер, и тебя. Остановись, Люциус, это не шутки.
      - Уже поздно, Северус, поздно, - также же безмятежно улыбаясь, еле слышно сказал Малфой. Он остановился, открыл дверь своего кабинета и скрылся за ней, оставив Снейпа в коридоре.
***
     Люциус бережно провел рукой по картинам, обвел взглядом свой кабинет. Пройдя немного вперед, он остановился в раздумьях. Совсем недавно в этой комнате стояло большое количество различных фигурок из золота, серебра и хрусталя, которые были принесены сюда некогда Нарциссой для создания уюта. Ничего из статуэток не осталось: Люциус разрушил все собственными руками после ухода супруги. Маг сел за стол и уставился немигающим взглядом в одну точку. Он думал о том, сколько судеб разрушил за просто так, скольких убил, замучил. И ведь далеко не все жертвы были магглами или магглорожденными волшебниками, встречались на пути Упивающего Смертью и полукровки, и чистокровные… Можно, конечно, оправдаться, списав все на приказы Волдеморта, но самого себя не обманешь. Люциус прекрасно осознавал каждое свое действие, отчетливо контролировал и знал, к чему что приведет. До тех пор, пока не упустил Нарциссу и не познакомился с мисс Грейнджер…Малфой, кажется, совсем потерял рассудок. Жизнь Гермионы висит на тонкой проволоке, невинный парнишка Сэм недалек от верной погибели, но Люциус больше не способен определить границу между дозволенным и недопустимым. Остановиться – значит, потерять последнее, что у него осталось. Просидев так около получаса, Малфой встал и решительно направился к двери. Последний раз обернувшись на пороге, Люциус словно попрощался со своим прошлым. Выйдя из кабинета, он уже точно знал, что близится развязка сего действа, в результате чего маг обязательно должен стать победителем своей маленькой войны. Хватит с него поражений.
***
     Ночью Малфой долго ворочался в своей постели и не мог заснуть. Поэтому от него не укрылись тихие шаги за дверью. Кто-то определенно пытался проникнуть в его спальню, Люциус запустил руку под подушку, крепко сжимая палочку, и приготовился к встрече гостя. Наконец, дверь открылась, и в комнату кто-то вошел. Мрак не позволял Малфою разглядеть незнакомца, но ему это и не понадобилось, потому как этот человек подал тихий, знакомый голос:
     - Лю-ци-ус.
     Люциус узнал обладательницу голоса – это было Гермиона Грейнджер. Он не успел и слова сказать, как девушка запрыгнула к нему в кровать и принялась яростно целовать Малфоя. Люциус обычно не надевал пижамную рубашку, что сейчас очень кстати пришлось для Гермионы, поскольку она стремительно стягивала с него штаны и вся буквально тряслась от нетерпения. Маг не сдерживал свою бывшую пленницу, а лишь крепче прижимал к себе, ласково поглаживая ее уже обнаженную спину. Он по-настоящему наслаждался ощущением того, что наконец-то может прикоснуться к ней, запах тела возлюбленной сводил Малфоя с ума. Когда Гермиона опустилась с поцелуями до низа живота, Люциус ловко перевернул ее на спину и перехватил инициативу в свои руки. Сквозь ночную тьму он сумел разглядеть горящие от страсти глаза Грейнджер, что придало ему решительности.
     - Теперь ты моя, Гермиона, - сладко прошептал Малфой и плавно вошел в нее.   
***
    Они наслаждались друг другом до самого утра. После чего, вымотавшись, какое-то время лежали в обнимку. Люциус водил указательным пальцем по обнаженной груди Гермионы, когда она задремала. Девушка выглядела уставшей, но счастливой. Все остальное уже не важно. Малфой смотрел на нее и вдруг на ум пришли какие-то строчки, которые он тихо проговорил:
     - И я не болен, и не врач. Я доктор твоего тела.
     Улыбнувшись себе, Люциус поднялся с кровати – пора было отправляться в Министерство.

0

19

Глава 18 Предпоследняя «Война требует жертв»

Одна из самых трагичных глав. Сразу предупреждаю: будут жертвы, разочарования. Финал будет относительно счастливым.

Люциус сидел в рабочем кабинете и читал свежие новости «Ежедневного Пророка». Он был весьма доволен собой: еще бы, наконец-то мисс Грейнджер стала всецело принадлежать ему. Но его покой был неожиданно нарушен настойчивым стуком в дверь. Малфой продолжил читать, решив полностью проигнорировать незваного гостя. Не дождавшись приглашения, в кабинет вошел мистер Поттер. Уверенной походкой он преодолел расстояние, отделяющее его от хозяина кабинета, и поставил руки Малфою на стол. Только после этого Люциус все-таки соизволил поднять взгляд на аврора и спросил:
- У вас что-то срочное, мистер Поттер? – он хищно улыбнулся. - А то, видите ли, у меня много дел, - растягивая каждое слово, добавил маг.
- Вот, - зло выплюнул Гарри. Он резким движением руки достал из расстегнутой мантии пергамент и небрежно положил его на стол перед хозяином кабинета.
Люциус отложил газету в сторону, взял пергамент и, прочитав его, посмотрел на Поттера кристально чистыми глазами.
- Разрешение на мой допрос? Что ж, присаживайтесь, задавайте свои вопросы, - абсолютно спокойно проговорил Малфой с непроницаемым выражением лица.
- Я постою с вашего разрешения, - с ненавистью глядя на Люциуса, ответил Поттер. Аврор принялся расхаживать по кабинету, явно чувствуя себя хозяином положения. Малфой недовольно поджал губы: он сдерживался изо всех сил, поскольку был просто взбешен подобным поведением своего гостя. – Итак, мистер Малфой, что вы знаете об исчезновении мисс Грейнджер?
- Я знаю не больше вас, мистер Поттер. Мне известно, что полтора месяца назад девушка каким-то образом пропала.
- И вы не знаете, каким именно?
- Разумеется, нет.
- А вам известно, что вы были последним человеком, с которым Гермиона общалась в день своего исчезновения? – нахмурившись, спросил Поттер. У него явно накопилось достаточно претензий к Люциусу, и он был готов хоть сейчас вцепиться в горло предполагаемого похитителя. – О чем вы говорили, мистер Малфой?
- Неужели вы думаете, я помню все свои беседы почти двухмесячной давности? – усмехнулся Люциус. – И, конечно, мне известно, что по нелепой случайности я был последним, кто видел мисс Грейнджер в тот день. Ну и что?
- Я уверен, вы помните тот разговор, - твердо произнес Гарри, продолжая мерить комнату шагами. Но, так и не получив ответа, продолжил: – Что ж, тогда скажите мне вот что: с какой целью вы вообще вернулись в Министерство? Кроме того, мне непонятно, для чего вы вдруг стали общаться с Гермионой? Мне доложили, что вы находились возле нее практически постоянно с момента своего появления в Министерстве и вплоть до ее исчезновения. Что вас могло связывать с ней?
- То есть сейчас вы так мило намекаете, что именно я причастен к этому запутанному и трагичному стечению обстоятельств? – Люциус ничуть не изменился в лице, продолжая сохранять хладнокровие. Поттер не стал ничего отрицать. – Мы общались с мисс Грейнджер исключительно на деловые темы. Она очень хороший собеседник, как оказалось. К тому же, мне пришлось наладить с ней контакт, ведь мисс Грейнджер – начальница моего сына. Вот и все, мистер Поттер, ничего преступного я не совершал.
- Правильно, вы через нее хотели добиться повышения для вашего сына?
- И поэтому устранил мисс Грейнджер, так? Вы просто смешны, мистер Поттер, - Люциус театрально удивился, про себя насмехаясь над молодым аврором. Малфой и не думал, что Поттер сможет в точности разгадать все его действия, но признавать правильность рассуждений спасителя магического мира никак было нельзя.
- Кто же вас знает, - продолжил Гарри, наморщив лоб. – Как вам вообще удалось добиться подобного продвижения по службе за такой рекордно короткий срок? К тому же, как новый сотрудник вы обязаны были проработать какой-то период, однако вас сразу чудеснейшим образом назначили на должность заместителя. Затем мистер Диккенс через неделю почему-то отправился на пенсию, а вы заняли его место начальника подотдела. Но и на этом чудеса не закончились. Вы уходите в отпуск и возвращаетесь из него уже начальником всего отдела.
- Как мне это удалось? Ну, мой друг, многолетний опыт работы, пусть и не совсем в этой сфере, дает о себе знать, - улыбаясь, ответил Люциус.
- И имя мистера Чарлтона вам ни о чем тогда не говорило? Вы не знали его до своего назначения?
- Нет, - и это было правдой. Люциус не знал о Джоне. Чтобы вернуться в Министерство, Малфой использовал совсем других людей. Чарлтон же стал для него настоящим подарком значительно позднее.
- А как сложились ваши отношения после?
- Послушайте, мистер Поттер, мне кажется, вы уходите совершенно в другую область, а между тем допрос ведется по иному поводу.
- Действительно, - мрачно признал Гарри, заодно надеявшийся незаметно выяснить и эти факты, интересовавшие его не меньше, чем исчезновение подруги. – Скажите, а кто может подтвердить ваши слова относительно мисс Грейнджер? Ваше хорошее к ней отношение?
- Драко, - уверенно сказал Малфой. Поттер отрицательно помотал головой. – Тогда Сэм Дилан.
- Это тот молодой человек, который также неожиданно стал вашим другом и заместителем? – скептически подметил Поттер. - Хорошо, я поговорю и с ним.
- Ваши вопросы закончились?
- Да, пожалуй. Однако мне бы хотелось напомнить вам, что именно я ходатайствовал за вас на суде, пытаясь оправдать ваши действия.
- А ведь вас никто не просил этого делать, мистер Поттер. Я итак ни в чем не виноват, - спокойно проговорил Люциус. Поттер вновь одарил его ненавистным взглядом, в очередной раз убеждаясь в наглости и лицемерности этого человека.
***
А в это время в Малфой-мэноре.
Проснувшись, Гермиона сладко потянулась. Она твердо решила сегодня же покинуть это поместье, поскольку была уверена, что с ней творится нечто странное. Девушка совершенно не помнила вчерашний день. И это не давало ей покоя. Намереваясь выяснить, что же с ней все-таки происходит, Грейнджер стремительно поднялась с кровати. Но тут же в ступоре остановилась. Гермиона внимательно осмотрела комнату: кажется, спальня вовсе не принадлежала ей. Более того, здесь находился письменный стол, возле которого на стуле аккуратно были сложены мужские брюки. Грейнджер, ничего не понимая, подошла к шкафу и медленно раскрыла его дверцы. Внутри висело несколько дорогих мужских мантий и рубашек, а также находилось множество других вещей, никак не предназначенных для девушки. Тут Гермиона узнала одну из мантий: именно в ней она как-то видела Малфоя-старшего. «Так это комната Люциуса Малфоя?!». Грейнджер в испуге отскочила от шкафа и, подобрав с пола свой халат, быстро выбежала из комнаты.
Драко, не торопясь, шел в спальню к отцу, собираясь поговорить с ним до того, как он уйдет на работу. Однако этому не суждено было состояться. Малфой-младший едва успел отскочить в сторону, поскольку из комнаты Люциуса вылетела полуголая Гермиона. Девушка притормозила, заметив Драко. Молодой человек открыл рот, намереваясь что-то сказать, но не мог собраться с мыслями, глядя на Грейнджер и ее соблазнительные формы. Гермиона, так и не пришедшая в себя, безуспешно пыталась прикрыться халатом, пока не сообразила, что стоит его все-таки надеть. Наконец, Драко, справившись с эмоциями, недоуменно спросил:
- Что ты там делала? Отец в комнате?
- Его там нет. Я не знаю, что там делала, - сказала потерянно Гермиона. – Мне кажется, вчера со мной происходило что-то странное, но я не могу ничего вспомнить.
- Ничего не помнишь? А сейчас ты в порядке?
- Сейчас, кажется, да, - неуверенно проговорила Гермиона. Она выглядела как маленькая запуганная девочка, Драко искренне стало жаль ее. Но он совершенно не представлял, чем может помочь. Правда, есть в поместье человек, который знает и может многое…
- Я не могу тебе помочь, - взмахнул руками Малфой-младший. – Но есть человек, который может.
- Я прошу, Драко, объясни мне, что происходит. Мне нужно поскорее выбраться отсюда.
- Спустись в подвал, пойди прямо и поверни два раза налево. Там будет дверь, постучи в нее, - быстро прошептал Малфой-младший и зашагал прочь.
- Что там будет? Выход? – прокричала Гермиона вслед.
- Ты сама все узнаешь, - ответил Драко и скрылся за поворотом.
Гермиона решила воспользоваться советом, рассудив, что хуже ей от этого вряд ли будет. Но сначала девушка отправилась за вещами в свою бывшую комнату, а уже оттуда спустилась вниз.
***
Девушка шла по пустынному подвалу, облаченная в свою рабочую одежду – точно так, как была одета в злополучный день исчезновения. Гермиона уже не была в чем-либо уверенна, ее ноги дрожали от страха – она действительно полагала, что Малфой отравил ее ядом, и что скоро она распрощается с жизнью. Наконец, перед ней предстала та самая дверь, за которой, возможно, и есть выход. Грейнджер коротко постучала. Дверь открыли не сразу, но когда на пороге перед ней возник умерший два года назад профессор Снейп, она ахнула и упала в обморок.
Придя в сознание, Гермиона вновь увидела перед собой профессора, склонившегося над ней. Снейп похлопал ее по щекам.
- Мисс Грейнджер, - позвал он девушку.
- Профессор Снейп, это вы? – заплетающимся языком спросила Гермиона. Она тут же почувствовала резкий противный запах зелий, каких-то трав, и очень отчетливо лучшая некогда ученица Гриффиндора смогла выделить особый запах.
- Это я, - мрачно ответил профессор. Он облегченно вздохнул и сел на стул возле кровати.
Гермиона приподнялась на локтях и оглядела комнату. Основное пространство занимали многочисленные шкафы с книгами и ингредиентами. Были здесь и ужасные банки с заспиртованными тварями, которых так боялась мисс Грейнджер во время занятий в Хогвартсе. Однако сейчас это не особо волновало девушку и отнюдь не вызывало волнений или раздражения. И вид самого профессора не отпугивал, а напротив, его столь неожиданное появление и возрождение внушали Гермионе надежду на собственное спасение.
- Вы хорошо себя чувствуете? – между тем сухо спросил Снейп.
- Сейчас, да, но у меня появились провалы в памяти, например, я совершенно не помню вчерашний день, - коротко ответила Гермиона, откинувшись на подушку. Голова просто раскалывалась на части. – Вы ведь погибли, профессор Снейп?
- Как видите, судьба предоставила мне шанс, - неохотно пояснил зельевар. – Сейчас важно не это, мисс Грейнджер, а то, что с вами происходит.
- Но откуда вы можете знать? – неверяще спросила Гермиона.
- Я осведомлен о том, что происходит в поместье. Мне удавалось присматривать за Люциусом, но, очевидно, я что-то упустил… - размышлял Снейп.
- То есть вы знали, что этот мерз…мистер Малфой держит меня взаперти, и не попытались мне помочь? – Гермиона насторожилась. А что если Снейп заодно с Малфоем?
- А зачем я буду вмешиваться в дела Люциуса? – профессор искренне удивился. - Мисс Грейнджер, вы меня переоцениваете. Малфой всегда был и остается моим другом.
Гермиона подозрительно покосилась в сторону человека, которого стала считать героем после его якобы смерти. Она на всякий случай отодвинулась подальше и сжала в руках одеяло. Была бы у нее палочка – непременно связала бы зельевара.
- И как друг я обязан помочь ему разобраться. К тому же, вы оба можете погибнуть, - рассудил Снейп. – Мне кажется, вы подверглись действию любовного зелья. Весьма сильного и искусно приготовленного, надо заметить.
- Любовного? Я полагала, мистер Малфой задумал отравить меня.
Снейп отошел к камину и, отвернувшись к огню, какое-то время молча стоял. Гермиона мучалась вопросом, каким же именно ядом пахнет, а самое главное откуда, ведь никакого котла здесь не было и в помине. Потом профессор развернулся, сделал несколько шагов к мисс Грейнджер и остановился у стула, оперевшись на него руками.
- Вы знаете, разницы особой нет, - сказал он. - Только в случае отравления вас Люциус остался бы жив, а теперь вы оба погибните – таковы последствия. Ваши провалы в памяти и невозможность контролировать действия – это первый признак. Вскоре вы и вовсе потеряете рассудок, не сможете и секунды пробыть без Люциуса.
- Но ведь можно это остановить?
- Конечно, но он не согласится.
- Глупый вопрос: но зачем вообще нужно было все это?
- А вы, что же, не знаете, в каких случаях применяют любовные зелья? – Снейп усмехнулся. Он и не думал, что мисс Всезнайка не сможет решить такой простой вопрос самостоятельно. Гермиона и правда выглядела смущенной, поэтому зельевар пояснил: - Люциус влюбился в вас.
- Этого не может быть.
- Вы плохо знаете Малфоев, уж мне вы можете поверить, - Снейп сложил руки на груди.
- Но ведь есть же выход? Нам нужно только найти обратное зелье.
- Если бы я еще знал состав любовного зелья, которое использовал Люциус, то, безусловно, мог бы найти обратное.
- Постойте, но ведь есть универсальное средство…
- Мы не в школе, мисс Грейнджер! – грубо прервал воодушевленную девушку Снейп. – И успокойтесь, наконец, - поспешно добавил он, видя, как у Гермионы из глаз потекли слезы. Зельвар принялся расхаживать по комнате взад-вперед. – Я найду способ спасти своего друга, а заодно и вашу никчемную жизнь. Но вы должны понимать, что мне трудно будет это сделать, не зная хотя бы названия зелья. Люциусу свойственно все усложнять… У вас есть доступ к его спальне?
Северус внезапно остановился и уставился на Гермиону. Девушка покраснела, потом побледнела, ее зрачки расширились, и она принялась махать руками в знак отрицания.
- Любыми путями достаньте мне состав того зелья, - сказал Снейп и продолжил ходить по комнате, не глядя на Грейнджер. - Ищите в древних книгах – в тех, что у него на первой полке, в первом ряду. Люциус читает редко, поэтому сразу можно догадаться, какую именно книгу он выбрал. Вы понимаете?
- Понимаю. Но к нему в спальню я не пойду, - твердо сказала Гермиона. Снейп снова остановился и вперил в нее свой тяжелый, настойчивый взгляд. – Хорошо, я попробую сегодня найти, - покорно сказала девушка. - Профессор Снейп, а что же будет дальше? Малфой убьет вас, если узнает.
- Все будет хорошо. Вас освободим, Люциуса увезем куда-нибудь. Вам не стоит думать об этом.
- Спасибо вам, профессор, - проговорила Гермиона.
- Я давно уже не профессор, - поправил ее мрачный зельевар. – Никогда и никому не говорите, что я жив.
Мисс Грейнджер кивнула, встала с кровати и направилась к выходу.
- А палочки у вас нет? – вдруг спросил ее Снейп.
- Нет.
- Возьмите на время мою палочку. Заодно поищите в комнате Люциуса свою, - зельевар протянул Гермионе свою палочку. Она снова с благодарностью взглянула на Снейпа и приняла его собственность. Северус быстро попрощался с ней и отвернулся к камину – долго и много говорить он не любил. Гермиона также задерживаться не стала и ушла, впервые за полтора месяца радостно улыбаясь и крепко сжимая палочку бывшего профессора – последнюю надежду на спасение. Она так и не выяснила, каким ядом пахло в комнате…
***
Этим же вечером Люциус на работе получил странную записку: «Возрадуйтесь, мистер Малфой, час расплаты близок. Завтра я даю свидетельские показания против вас, там уж я ничего скрывать не буду». Никакой подписи и опознавательных знаков на клочке бумаги не было. Проигнорировав угрозу, Малфой со спокойной душой отправился домой. Он даже не подозревал, насколько важным в его жизни был этот вечер. Он тогда и не предполагал, что автор записки – некто Дэниел Диккенс - положит начало уголовному делу против него. А Гермиона Грейнджер, проводившая обыск в его родовом поместье, обязательно найдет то, что искала и тем самым лишит его возможности обрести свое счастье с ней. Но и на этом все не закончилось. В этот вечер произошло еще одно знаменательное событие…
***
Ближе к шести часам вечера Малфой встретился с Сэмом и передал тому портал, о чем они условились накануне. Дилан коснулся его и через какое-то время оказался в совершенно незнакомом, полупустынном месте.
Сэм огляделся вокруг: жилище друга Люциуса мрачноватое. Он вошел в разваливающийся дом и заподозрил неладное, но отступать уже было поздно. Остановившись в прохожей, Сэм решил подождать хозяина дома, поскольку не очень хотел блуждать один в темноте. Последний не заставил себя ждать, поняв, что в доме кто-то есть.
- Вы Уолден? – поинтересовался Дилан, когда разглядел в коридоре чей-то силуэт. Макнейр вышел, освещая темное пространство палочкой.
- Да, а ты кто?
- Я – Сэм, коллега Люциуса. Прибыл с хорошими новостями, по очень важному делу, - деловито заявил Дилан.
Макнейр оскалился. Наконец-то Малфой принял его правила игры. Палач разрешил гостю пройти в комнату и подумал о том, что неплохо бы отметить столь важное событие.
- Что ж, проходи, Сэм. У меня здесь немного не прибрано, но ты не обращай внимания, - проговорил Уолден. Дилан с ужасом покосился на старый, покрытый толстым слоем пыли диван, на свисающую с потолка паутину и решил постоять в сторонке. Знал бы Люциус, насколько они похожи с Сэмом…
А Макнейр, тем временем, достал бутылку огневиски из настенного шкафчика и удобно расположился на том самом диване.
- Так что за дело? – спросил Уолден, делая большой глоток из бутылки.
- Э… Позволите выпить с вами?
Палач удивился, но отказать не мог. Он протянул грязный стакан Сэму, наполнив его огневиски. Поморщившись, Дилан отхлебнул немного. Макнейр одобрительно кивнул и разом выпил полбутылки. Вот теперь можно было действовать. Сэм извлек из кармана записку Малфоя и отдал ее палачу. Тот все внимательно прочел, ухмыльнулся, снова отпил огневиски, а потом отложил пергамент в сторону. Какое-то время Уолден молча изучающе смотрел на Сэма. И, как только Дилан собрался уходить, Макнейр жестом остановил его, достал свою палочку и поднялся с дивана.
- Ты думал так просто уйти от меня? – грозно проговорил он.
- Сэр, мне лишь велели передать вам записку, не более, - пояснил Сэм, вытирая проступивший пот со лба.
- Меня это не волнует, - прошипел палач. Дилан, поняв, что противник собирается делать, моментально достал и свою палочку. Действия Макнейра были вялыми и размашистыми, но опыт давал о себе знать. Они с Сэмом практически одновременно выкрикнули «Авада Кедавра», два зеленых луча полетели навстречу друг другу. Первым упал на пол Сэм Дилан, последним воспоминанием которого стал улыбающийся Люциус...А вслед за ним камнем рухнул здоровяк Макнейр. Подул сильный ветер, окна распахнулись, и маленький клочок бумаги полетел навстречу ночи. Вот, что на нем было написано:
«Макнейр, завтра пойдем освобождать твоего Руквуда. Подождешь меня у себя дома, я аппарирую ближе к обеду. Много на радостях не пей, отпразднуем позже. Ах да, посыльного можешь убить: он грязнокровка, еще разболтает кому про нас».
Разумеется, Малфой не пришел за Сэмом – он знал, что так произойдет…

0

20

Глава 19 Заключительная «Игра закончена»

В этот день Драко, наконец, получил должность начальника подотдела. Все прошло достаточно успешно, поскольку к Малфою-младшему никаких претензий не имелось. Люциус в Министерство сегодня не пошел, а остался в поместье. Он позавтракал у себя в кабинете и принялся просматривать утренний выпуск «Ежедневного Пророка». Пролистав несколько страниц, маг обнаружил в маленькой колонке, даже не заметной на первый взгляд, следующий заголовок: «Двойное убийство». Люциус мельком просмотрел статью: в ней говорилось о загадочном убийстве некоего Уолдена Макнейра – бывшего Упивающегося Смертью и палача, а также Сэма Дилана – заместителя начальника одного из подотделов Министерства:
«Сегодня авроры случайно обнаружили полуразрушенный дом, в котором и были найдены два трупа. По словам экспертов, Дилан и Макнейр убили друг друга одновременно и не позднее шести часов вечера вчерашнего дня. Это известие повергло в шок всю группу авроров и следователей, потому как они уверены, что обе жертвы знакомы быть не могли. По одной из версий, Макнейр напал на мистера Дилана, заблудившегося в лесу, недалеко от дома бывшего Упивающегося. Никаких иных предположений выдвинуто не было, поскольку на месте преступления подозрительных улик не найдено. Хотя, «Ежедневный Пророк» обладает неофициальной информацией, что, якобы, была обнаружена записка, в которой дается указание Макнейру убить мистера Дилана. Но имя заказчика остается неизвестным».
Люциус довольно ухмыльнулся. Записку он писал печатными буквами, в связях с Макнейром замечен не был, в переписке с ним ни разу не выдал себя. Да и о дружбе его с Сэмом знали немногие. Можно сказать, операция прошла успешно. Мальчишку, конечно, жалко, но дело того стоило. На войне без жертв не бывает. Утешившись этой мыслью, Люциус довольно потянулся, прошелся по комнате, выглянул в окно, поразившись хорошей погоде при вчерашнем то ветре, и, наконец, покинул кабинет. Он точно знал, что сегодняшний день проведет с Гермионой.
***
Малфой отправился прямиком в спальню любимой. Он легонько толкнул дверь и замер: на стуле сидел Северус, а самой Гермионы почему-то не наблюдалось. На секунду-другую Люциус даже лишился дара речи, прокручивая в голове разные версии происходящего, однако Снейп сам разрешил ситуацию:
- Я поджидаю тебя, Люциус. Мисс Грейнджер пришлось запереть в другой комнате, поскольку она вела себя неадекватно.
- А как ты вообще здесь оказался?
- Я узнал, что мисс Грейнджер нуждается в помощи, - безмятежно пояснил Северус.
- О Мерлин, ты порой вводишь меня в ступор, - улыбаясь, проговорил Люциус. – Что же с ней случилось?
- Ну, некто напоил бедную девушку любовным зельем, поэтому она перестала контролировать себя. А так ничего серьезного, нет, - развел руками Снейп. Малфой снова улыбнулся и сказал:
- Да ладно тебе, Гермиона влюблена в меня, никакого зелья не было. Где она, Северус?
- Я читал свежий «Пророк», - серьезно проговорил зельевар. – Что же ты натворил, Люциус…
- Сев, ты ведь знаешь, какой бред они там пишут, зачем им верить? - отмахнулся Люциус. – Признавайся, куда дел девушку?
Малфой продолжал ерничать, явно не собираясь сейчас ни в чем сознаваться. Снейп угрюмо покачал головой, поднялся и повел друга за собой, к Гермионе.
Мисс Грейнджер была на время заперта в соседней пустующей комнате. Здесь был натоплен камин, пол застелен шикарными коврами, а из мебели только большой диван. На нем Гермиона и сидела, когда вошли Люциус и Северус. С глупой улыбкой на губах она подскочила и повисла на шее у Малфоя, повторяя вновь и вновь его имя, девушка принялась безостановочно целовать его шею. Снейп шумно вздохнул и не стал мешать им. Он тихо прошел в комнату и занял место на диване. Люциус, вдоволь насладившись моментом, мягко отстранил Гермиону и также предложил ей присесть. Это ничуть не помешало мисс Грейнджер продолжать обнимать и целовать его. От прежней Гермионы действительно не осталось и следа…
- Неужели ты не видишь, что с ней происходит? К чему все это приведет? – строго спросил Северус.
- У меня есть целый месяц, который я наконец-то проживу в любви, - радостно протянул Люциус, погладив прижавшуюся к нему Гермиону по волосам.
- Ты медленно убиваешь ее!
- Поверь, я хотел растянуть удовольствие, но сложнейший древнемагический ритуал пришлось прекратить.
- Был еще и ритуал? – вскипел от злости Снейп. - Ты тронулся умом!
- Тронулся, как только увидел ее. С помощью ритуала я бы смог добиться ее через еще более долгие мучения, потому как мисс Грейнджер осознавала бы все свои действия.
- Ты ли это говоришь, Люциус?! Скажи мне, что ты не хотел, чтобы так все получилось, - Северус недоумевал. Как такой самовлюбленный человек, как Малфой, мог запросто распрощаться с жизнью ради какой-то девчонки? И почему Снейп ни разу не заподозрил друга, ведь он все это время наблюдал за ним?
- Все просто, Сев. Я не собирался использовать зелье, правда, - спокойно произнес Люциус. – Но знаешь, сел я как-то у себя в кабинете и подумал о своей жизни. Нарцисса от меня ушла, Драко считает меня неудачником, хотя именно я добился его повышения в Министерстве. Поттер, похоже, скоро разгадает дело и упрячет меня в Азкабан. Какой-то свидетель там еще выискался. Макнейр водил меня за нос полтора месяца, еще этот мальчишка Сэм…- Малфой поднялся с дивана и отошел к камину. - Потом я вспомнил про Гермиону и решил, что обязательно добьюсь ее. Однако все мои предложения о сотрудничестве она отклоняла, была упряма и непоколебима. У меня не осталось другого выхода заполучить ее, - в голосе Малфоя не было ни тени сожаления, печали или раскаяния. Он, напротив, выглядел довольным и счастливым. Но нельзя стать счастливым, зная, что другой человек сильно страдает и вскоре погибнет – Северус понял, что должен это остановить любой ценой.
- Люциус, я не вмешивался в твою жизнь. Я всегда старался помочь тебе и Драко, ты знаешь, - доверительно начал говорить Снейп. Он медленно поднялся с дивана, встал напротив Люциуса, загораживая Гермиону, и запустил руки в карманы. - Но наступил момент, когда я просто обязан спасти мисс Грейнджер и уберечь вас обоих от непоправимого.
- О чем ты говоришь? Северус, у меня ничего не осталось, так не отбирай же у меня последнее, мою любовь, - Люциус, заподозрив неладное, извлек из потайного кармана палочку и направил ее на Снейпа.
Мисс Грейнджер, по-прежнему не контролируя себя, достала из кармана яблоко и, словно по команде, откусила кусочек. В ту же секунду она стала терять сознание и упала обездвиженная на пол. Отравленное яблоко выкатилось у нее из рук. Глаза Люциуса наполнились яростью и гневом, его лицо просто исказилось от боли, но он не стал кидаться на помощь Гермионе, а остался стоять напротив Снейпа, крепко сжимая палочку в руке. Зельевар уже понял, что Малфой сейчас прокричит смертельное проклятие, и даже на минуту прикрыл веки, готовый встретить смерть. Но тут произошло непредвиденное: в комнате появился Драко с застывшем ужасом в глазах. Он быстро разобрался, что к чему, и подбежал к Снейпу, загораживая того собой.
- Нет, отец, я не позволю тебе убить дядю Северуса!
Люциус замешкался. Он нахмурил брови, приходя в себя, и опустил таки палочку. Сын защитил своего бывшего профессора, а убить их обоих он никогда не смог бы. Маг обошел Драко и Снейпа, встал на колени перед телом Гермионы. Очень бережно, едва касаясь пальцами, он провел рукой по ее каштановым волосам, затем коснулся губами ее лба. Пораженный Драко, по щекам которого уже текли слезы, внимательно смотрел на своего отца и понимал, что видит сейчас перед собой абсолютно другого человека – не того жестокого и властного Упивающегося Смертью, которого знал все эти годы, а обычного человека, которого постигла тяжелая боль утраты. Северус с горечью наблюдал за страданиями друга, поэтому решил увести Драко и оставить Люциуса наедине с погибшей девушкой.
Они тихо вышли в коридор, и Малфой-младший спросил шепотом у Снейпа:
- Думаете, папа справится с горем?
- Справится, - уверенно ответил Северус. - Я увезу его во Францию, где мы начнем новую жизнь.
- И никто не догадается, что он на самом деле жив?
- Конечно, нет. Ты обязан хранить тайну всего произошедшего здесь, - строго сказал Северус. – И запомни: как только мисс Грейнджер очнется, расскажи ей обо всем так, как мы договаривались. Не задерживай ее ни на минуту – пусть как можно быстрее выбирается отсюда.
Драко кивнул, и они с зельеваром зашагали прочь по коридору Малфой-мэнора. И впервые за много лет в эту ночь поместье погрузилось в полнейшую тишину: никаких переговоров между портретами, никаких домовых эльфов, стремящихся успеть прибраться до рассвета, никаких завывающих привидений из подземелий. Лишь приглушенные стоны хозяина древнего поместья из комнаты на втором этаже выдавали случившуюся здесь личную трагедию.
Эпилог
Гермиона Грейнджер вполне удачно пришла в себя через пару дней. К тому времени Северус позаботился об отъезде Люциуса. Разумеется, весь спектакль был спланирован им заранее, поскольку иного способа избавить Гермиону от неминуемой гибели Снейп не нашел. Однако об этом знал только Драко, который подсказал идею с яблоком и особым ядом, который способен «убить» человека, но лишь на время. Оба и подумать не могли, что Люциус так сильно любит мисс Грейнджер, что воспримет это как настоящую личную трагедию. Тем не менее, Северус рассудил, что так будет лучше для них обоих. Таким образом, Гермиона успешно выбралась из поместья.
В Министерстве мисс Грейнджер сообщила всем, что ее похищал Макнейр с целью получения выкупа. И что именно Сэм Дилан вызвался высвободить ее, но и тот, и другой погибли в результате тяжелой магической схватки. Мистер Малфой же искренне беспокоился о Гермионе, поэтому вел свое расследование вместе с мистером Диланом. Девушка опровергла слова мистера Диккенса о том, что Люциус незаконно сместил его с должности. В общем, мистер Малфой был полностью оправдан.
- Мистер Малфой, к сожалению, опоздал и не успел прийти на помощь мистеру Дилану, но он спас меня и забрал к себе в поместье. Там я провела несколько дней, пытаясь восстановить силы после ужасных дней, проведенных в плену. Но вскоре какой-то незнакомый человек напал на нас, в результате чего мистер Малфой получил тяжелые ранения. Незнакомец скрылся, поскольку мистер Драко Малфой прибежал на мои крики. Нам не удалось спасти Люциуса Малфоя… Его похоронят во Франции, как он пожелал, - так закончила свою речь в суде Гермиона Джейн Грейнджер. Гермиона смогла вспомнить истинные события того вечера и даже восстановила в памяти некоторые моменты того, что было, когда она находилась под воздействием ложного яда. И, несмотря на все пережитое за эти полтора месяца, на глубокую ненависть к Люциусу, которая, безусловно, никогда не уйдет от нее полностью, девушка навсегда запомнит его слова: «не забирай у меня последнее, мою любовь»…

___________________________________________
А теперь, внимание, сюрприз! То, ради чего был написан этот фанфик. Коллаж Warfare, который так меня вдохновил: http://s59.radikal.ru/i166/1001/38/f12bfd7915e6.jpg
Спасибо, солнце!

0


Вы здесь » Letters from the Earth » Гет и джен » Незапланированное похищение (закончен)


Создать форум © iboard.ws