Letters from the Earth

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Letters from the Earth » Гет и джен » Откровение; ЛМ/ГГ (закончен)


Откровение; ЛМ/ГГ (закончен)

Сообщений 11 страница 20 из 27

11

Глава 5 «Семейный" обед

    В воскресенье Люциус раздумывал над тем, каким образом ему незаметно прокрасться в собственное поместье. Вот уже битый час он расхаживал по гостиной взад-вперед. Малфой понимал, что ему нужен человек, который разузнает о планах его семьи. Однако использовать в этих целях миссис Уизли, как маг хотел вначале, теперь вряд ли удастся. Но, с другой стороны, не просить же об этой услуге бывших друзей – оправданных Упивающихся смертью? Ведь больше у Люциуса никого нет. Гениальная мысль внезапно посетила его светлую голову, и буквально в этот же момент Малфой увидел в окне странную картину. Он спрятался за шторой и оттуда стал наблюдать за тем, что происходит у дома Гермионы.
    Двое каких-то магов в официальных черных мантиях торопились к дому Уизли. Они постучали в дверь, на пороге появилась Гермиона. Она что-то яростно начала им доказывать, явно сердясь на этих двоих и отчитывая за что-то. Незнакомцы понурили головы, постояли еще какое-то время у порога и зашагали прочь.
    Люциус ухмыльнулся. Оказывается, миссис Уизли потрясающая актриса, каких еще поискать! Ей удается сохранять самообладание даже тогда, когда по соседству находится сбежавший преступник, которому она лично и устроила побег. Малфой даже мысленно поаплодировал девушке, а затем отошел от окна. Нет, после такого спектакля он просто не сможет не использовать талант миссис Уизли.
    Именно поэтому после обеда Люциус решил наведаться к Гермионе. Понимая, что у нее дома наверняка находится Рональд, Малфой рискнул и, замаскировавшись под попрошайку, отправился к соседям.
    Люциус постучал, и через пару секунд в дверях возникла разгневанная Гермиона Уизли. Поставив руки на бока, она уставилась с недоумением на незнакомца. Малфой с трудом сдерживался, чтобы не чихнуть и не начать оттирать грязь с лица, которую он старательно наносил полчаса назад. Именно поэтому он никак не мог заговорить.
    - Как же мне все надоели! Что вам, мистер? – прикрикнула на него Гермиона.   
    - Миссис Уизли, нужна ваша помощь, - прошипел Малфой.
    - Да кто вы такой?! – насторожившись, спросила Гермиона. Она подозрительно осмотрела вымазанного в грязи мужчину, одетого в лохмотья, но почему-то никак не могла понять, отчего он не был похож на простого нищего.
    - Ваш м… сосед, - процедил сквозь зубы Люциус.
    Гермиона вновь внимательно осмотрела незнакомца. Он отчаянно кого-то напоминал ей.
    - Я вас не знаю, извините, - проговорила она и попыталась закрыть дверь. Люциус успел поставить руку, и не дал волшебнице этого сделать.
    - Это я, Люциус! – не сдержавшись, во весь голос сказал Малфой.
    У Гермионы расширились от удивления зрачки.
    - Дорогая, кто там? – из дома послышался голос Рона.
    - Тут какой-то нищий, денег просит! – прокричала Гермиона мужу в ответ, с укором глядя на Малфоя.
    - Пригласи его в дом! – предложил Рон.
    - Не стоит, милый, он уже уходит, - чуть тише проговорила Гермиона. После чего девушка снова повернулась к незваному гостю и недовольно спросила у Малфоя шепотом:  – Что вам снова понадобилось?       
    - Я не могу объяснить в двух словах, - пояснил Люциус.
    - Попробуйте, иначе мой муж выйдет сюда, - настояла на своем Гермиона. 
    - Вы не зайдете ко мне домой?
    - После вчерашнего – ни за что.   
    - В таком случае я не прочь отобедать с вами, - уверенно заявил Малфой и шагнул в прихожую, чуть отодвинув Гермиону.
    Рон уже шел к двери, взволнованный долгим отсутствием жены. Люциус едва заметно улыбнулся, по-прежнему изображая нищего, на что Уизли доброжелательно улыбнулся в ответ.
   - Вы все-таки зашли? Очень кстати, мы собрались обедать, - весело сообщил Рон.
   Гермиона оторопело смотрела на Малфоя, быстро соображая, что же делать дальше.
   - Бедняга, он такой скромный, что не смог сразу признаться, что голоден, - притворно заботливым голосом сказала она.
   - Как ваше имя?
   - Его зовут мистер Люцион, - ответила за Малфоя Гермиона.
   - Проходите, мистер Люцион, - гостеприимно сказал Рон, пропуская нищего вперед. Малфой с удовольствием принял это приглашение и направился к кухне, злорадно ухмыляясь про себя. Гермиона шла за Роном, готовая в любой момент сдать Люциуса, лишь бы больше никогда не видеть этого наглого человека.
    Малфой скромно занял место за столом. Чистокровный маг как-то общался с одним нищим магглом, который хотел ограбить его в одном из переулков Лондона. Дело тогда закончилось не очень хорошо для бедняги, но приобретенный опыт остался у Люциуса надолго. А пока Гермиона с унылым видом наливала в три тарелки суп, Рон уселся рядом с нищим и принялся рассказывать ему о том, как мама частенько принимала в доме много гостей. Потому, оказавшись здесь, вдалеке от нее, он почувствовал себя одиноким. И был рад любому гостю, пусть даже нищему.
    - Вы не стесняйтесь, всякое ведь бывает в жизни, - воодушевленно продолжал свой монолог Рон.
    Гермиона подала тарелки на стол. Попытавшись создать видимость радушной хозяйки, она также села, пожелала всем приятного аппетита и приступила к еде, при этом стараясь не смотреть на «гостя». А Люциус, тем временем, угрюмо кивал, делая вид, что слушает Рона. Сам же время от времени посматривал на Гермиону.
    - Вот у меня четверо старших братьев и младшая сестренка, представляете? – продолжал болтать Рональд, попутно уплетая суп. – А у вас есть семья?
    Люциус помотал головой.
   - Рон, будь добр, проверь, мне кажется, что кто-то позвонил в дверь, - мило улыбнувшись, Гермиона прервала увлекательный рассказ мужа.
   Уизли пожал плечами и отправился в прихожую.
   - Давайте, говорите быстрее, - поторопила волшебница Малфоя.
   - Драко работает в Министерстве, как вам известно, - обстоятельно начал Люциус. – Вы знакомы с его начальником?
   - Да. Не тяните, продолжайте.
   - Вы должны попросить у него отпуск для моего сына. Как можно скорее.
   Гермиона в недоумении взглянула на Люциуса, скрестив руки на груди.
   - Только так мы будем уверены, что ни его, ни Нарциссы точно не будет в поместье, когда я отправлюсь туда за книгой, - быстро пояснил Малфой.
  Из коридора послышались торопливые шаги Рона.               
  - Вы тот еще хитрец, - гневно прошипела Гермиона. – А ваша жена, что же, отправится в отпуск вместе с сыном?
  - Они в последнее время стараются держаться вместе, - прошептал Малфой, чувствуя, как приближается Рональд.
  - Гермиона, там никого нет, - с улыбкой сказал Уизли, возвращаясь на кухню.
  - Да? Мне, наверное, послышалось, - ласково ответила девушка. – Наш гость уже уходит, правда, мистер Люцион?
  Малфой кивнул.
  - Ой, а что же вы даже толком не поели?
  - Ничего, он уже не голоден, - вновь ответила за Люциуса Гермиона.
  Волшебница поднялась со своего места, явно намереваясь поскорее проводить гостя. Малфой нехотя, но тоже встал, поклонился Рону из вежливости, и поплелся следом за хозяйкой. Уизли, благо, провожать нищего не вызвался, а остался доедать обед.
  Буквально выставив Малфоя за дверь, Гермиона быстро произнесла:
  - Могли хотя бы сгорбиться, и нос постоянно не задирать кверху. Нищие не выглядят так, словно гордые павлины. 
  - Миссис Уизли, поражаюсь вашей манере поведения, - лукаво подметил Люциус и ухмыльнулся, уже не скрывая своих белоснежных зубов.
  - С вами по-другому нельзя, - резко выдала Гермиона и захлопнула дверь.
Малфой поспешил вернуться в свое временное пристанище, едва сдерживая смех.
Как только он оказался в гостиной, сразу же снял с себя всю эту грязную одежду и все-таки рассмеялся. Давненько маг не устраивал подобных спектаклей, пусть и не все удалось, как заметила всезнающая Гермиона, но маг все же от души повеселился. Конечно, это было рискованно, отобедать в доме отпрыска самого ненавистного Малфою человека Артура Уизли, но игра, как говорится, стоила свеч. Если бы Рональд только знал, с кем сидел за одним столом… Но главное, что Гермионе придется выполнить поручение Люциуса, поскольку он еще не раз навестит ее, не давая возможности забыть о том, что она по доброй воле стала соучастницей бывшего Упивающегося смерти…
***
   В понедельник Люциус получил письмо. Он вышел вечером на прогулку и заметил у двери клочок бумаги.
   Вернувшись в дом и устроившись на диване в гостиной, Малфой развернул послание и погрузился в чтение:
  «Я была у начальника вашего сына. Возможно, отпуск будет предоставлен. Но, скажите, как я могу доверять вам, человеку, который несколько раз пытался убить Гарри, меня, Рона и других людей? Вы утверждали, что были вынуждены служить Лорду, но тогда зачем согласились достать Пророчество? Кажется, именно вы руководили операцией. Что вы можете ответить мне на это?
   Записку оставите у порога нашего дома, под ковриком. Иным способом я пока общаться с вами не собираюсь». 
   Усмехнувшись, Люциус взял в руки перо, которое он накануне прихватил из дома Уизли, и написал на обратной стороне бумаги следующее:
   «Миссис Уизли, вы слишком часто пытаетесь обнаружить во мне нечто ужасное и пугающее. Поверьте, ничего более страшного вы уже не найдете. Или вы хотите оправдать меня в своих глазах? Конечно, так вам будет проще снять с себя всякую ответственность за те действия, которые вы совершили. Впрочем, как вам будет угодно, мне нетрудно пояснить вам некоторые события прошлого. Но, прежде всего, усвойте: вы уже доверились мне.
   Итак, после возвращения Лорда мне пришлось сделать вид, что я по-прежнему верен ему. Повторюсь: мне пришлось, поскольку я действительно не хотел возвращаться к прошлому, я больше не желал убивать. И к чему все эти жертвы, если они ни к чему хорошему не приводят, согласитесь? Но поскольку Волдеморт все-таки вернулся, разумеется, я, как и многие другие, никак не хотел смерти себе и своей семье. Операция с пророчеством – шанс доказать свою «преданность», шанс выжить. Если вы помните, я не собирался никого убивать, такого приказа от меня не поступало.
   Я удовлетворил ваше любопытство? Уверен, вы снова назовете меня лжецом и лицемером. Давайте, мне будет только приятно. И поторопитесь с отпуском.
Всегда ваш, Люциус Малфой».
   С довольной ухмылкой на губах Малфой свернул листочек и отнес его к дому Уизли. Переборов желание все-таки навестить Гермиону, Люциус со вздохом вернулся к себе. Писать письма ему всегда нравилось – так гораздо интереснее

Отредактировано Ketrin_Snape (2010-04-07 13:05:41)

0

12

отличное продолжение... представила Малфоя в роли нищего попрошайки - это что-то...  :D смеялась ооооочень долго... а еще порадовала непроходимость и тупость Уизли... думаю, все же тяжело не заметить, кем был их гость... да и рассказы Рона о его большой и дружной семейке - ой, бедный Люц... еще чуть-чуть и ему пришлось бы выдавать молоко за вредность...
а сюжет тем временем лихо закручивается... ох, чувствую и заварит Малфой кашу... с нетерпением жду проду!!!  :yep:

0

13

Глава 6 «Одиночество»

   Весь следующий день Люциус промаялся от скуки, лежа на диване. Он вдруг отчетливо осознал, что значит не иметь возможности колдовать. А еще в голове все время крутились мысли о Нарциссе. Правда, в последние несколько часов они все чаще и настойчивее стали перетекать в мысли о Гермионе. Малфою нравилось играть с миссис Уизли в кошки-мышки. При этом маг про себя отметил, что его новая соседка привлекала его не только как потенциальная игрушка в его хитроумных планах, но и как единственно доступная для него на данный момент женщина. Он вспоминал запах ее волос и тела, прикосновения к ее нежной коже, уверенный и пронзительный взгляд взрослой замужней женщины – все это не могло не возбуждать Люциуса. Желание как можно скорее овладеть Гермионой после того, как та выполнит его просьбу об отпуске для Драко, одолевало мужчину все сильнее.
   Малфой, подведя итог своим размышлениям и удовлетворившись выводами, поднялся с дивана и занял место у окна, решив понаблюдать за соседями. Тем временем, на город опускались сумерки, время близилось к позднему вечеру. Люциус увидел, что в доме Уизли уже зажегся свет, значит, супруги наверняка вернулись с работы. Маг предчувствовал, что очень скоро Гермиона появится у его порога с ответом на посланную им вчера записку.
    Действительно миссис Уизли спустя полчаса вышла из своего дома и решительно направилась в сторону входной двери Малфоя. Она, оглядевшись, быстро просунула записку под дверь и скрылась за углом дома. Люциус, все это время пристально следивший за ее действиями, поспешил в прихожую. Подняв с пола клочок бумаги, Малфой в очередной раз ухмыльнулся и прочел:
    «Вы очень самоуверенны и самонадеянны, мистер Малфой. А между тем именно эти качества вас чаще всего подводят в жизни, я даже не сомневаюсь в этом.
     Уже завтра ваши жена и сын уезжают во Францию, где проведут пару недель. Вы же должны поторопиться с книгой, поскольку я не уверена, сколько еще смогу тянуть время и делать вид, что Гарри и его авроры сумеют без труда отыскать вас. И тогда Министерство поднимет тревогу, соберутся репортеры, газеты напишут о вашем побеге, а вас объявят в Международный Магический Розыск. Вашей семье придется вернуться из отпуска, и, думаю, не стоит говорить о том, сколько еще может возникнуть проблем, о которых вы и сами прекрасно догадываетесь. Сегодня вторник, у вас есть время на размышления до четверга, а к пятнице вы просто обязаны достать мне книгу. А потом делайте, что хотите, но уже без меня».         
    Люциус незамедлительно скомкал бумагу в кулаке и, разорвав на мелкие кусочки, выбросил за дверь. Накинув мантию поверх белой рубашки, он уверенной походкой вышел на улицу, направляясь в сторону соседского дома. Сидеть на одном месте и бездействовать маг уже просто не мог. К тому же, его взбесил тот факт, что какая-то девчонка осмелилась диктовать ему условия его же игры. Поэтому, наплевав на осторожность, Люциус решил рискнуть и снова проникнуть в дом четы Уизли.  Одарив жилище соседей насмешливым взглядом, маг не без ностальгии вспомнил свое родовое имение: его роскошное убранство, огромные залы и просторные коридоры. Потратив еще несколько долгих минут на созерцание, Малфой принялся осуществлять свой план.
    На этот раз притворяться нищим Люциус не стал. Он начал обходить дом вокруг и спустя мгновение увидел черный вход, расположенный со стороны внутреннего двора. Малфой попробовал войти, толкнув дверь, но та не поддалась. Чертыхнувшись про себя, маг вновь обошел дом, нагибаясь под окнами. За два визита в это жилище Люциус хорошо запомнил расположение комнат. Сделав еще пару шагов, мужчина увидел, что одно из окон приоткрыто. Подобравшись к нему поближе, маг притаился и стал прислушиваться. Из-за плотных штор не пробивался и лучик света, поэтому Люциус хотел убедиться в том, что комната пуста.  Выждав несколько минут, Малфой понял, что ему улыбнулась удача, и в гостиной действительно никого нет. Не теряя времени даром и воспользовавшись старыми навыками, Малфой ловко запрыгнул на подоконник. Затем чуть-чуть подтолкнул рамы, и уже через пару минут оказался стоящим на ковре в гостиной. Люциус в кои то веки добрым словом вспомнил покойного Лорда, заставляющего некоторых Упивающихся Смертью заниматься спортом каждые выходные.
   Внезапно послышались шаги и голоса за дверью. Моментально сориентировавшись в темноте, Малфой укрылся за ближайшим креслом. Мгновение спустя в комнату вошли Уизли, и кто-то из супругов зажег свет.
    - Рон, как ты не понимаешь, у меня много работы, я устала! – раздался разгневанный голос Гермионы.
    - Это ты не понимаешь, Гермиона, нас позвали важные люди! – не менее раздраженно ответил Рональд. – Этот ужин мы просто обязаны посетить. Пожалуйста, перестань так переживать из-за работы, из-за Гарри, - его тон смягчился. – Я уверен, вы найдете этого ублюдка Малфоя.
    - Ты прав, Рон, - с печалью в голосе ответила Гермиона. – Прости. Ты пока иди, переоденься, а я найду свою заколку, и буду ждать тебя.
    - Хорошо, милая, - заботливо проговорил Уизли.
    Люциус, убедившись, что Гермиона действительно осталась одна, покинул свое укрытие. Он появился из-за кресла, нагло ухмыляясь. Девушка с неподдельным испугом уставилась на него, но довольно быстро пришла в себя и яростно прошептала:
    - Какого Мерлина вы тут делаете? Немедленно уходите.
    - Вы чудесно выглядите, - обаятельно улыбаясь, сказал Малфой. Он с интересом рассматривал ее пышное голубое платье с глубоким декольте. Гермиона, внезапно почувствовав на себе прожигающий взгляд, отвела глаза от Люциуса и попятилась в сторону двери. Малфой, казалось, молниеносно, всего в несколько шагов преодолел разделяющее их с Гермионой расстояние и не дал ей возможность уйти.
    - Мой муж спустится в любой момент, - отчаянно прошептала Гермиона. – Он убьет вас, не раздумывая.
    - Я всегда любил наблюдать за этой семейкой… - загадочно протянул Малфой, прижимая Гермиону своим телом к стене. - Мне интересно, каким будет выражение лица Рональда, когда он увидит меня с тобой.
    - Убирайтесь, я вас в последний раз прошу! – со всей злостью, на какую была способна, проговорила Гермиона ему в лицо.
    - А что будет, если я не уйду? Кроме того, что Рональд попытается меня убить, - с азартным блеском в глазах поинтересовался Малфой.
    - Я ускорю его возвращение.
    - Будете кричать? – насмешливо спросил Люциус, вновь перейдя на «вы». – Я не вижу, чтобы вы сильно сопротивлялись.
    Гермиона нахмурилась, сдвинув брови к переносице, и попыталась оттолкнуть мага. Тщетно. На этот раз Малфой просто так сдаваться не собирался. Он, недолго думая, впился в ее губы. Со всей страстью и желанием, томившими его несколько дней подряд, Люциус начал целовать девушку, так отчаянно сопротивляющуюся. Гермиона била его руками по груди, но с каждой секундой ее попытки освободиться от ласк мага таяли, словно снег на солнце. А о том, чтобы позвать мужа на помощь, как она грозилась сделать всего пару минут назад, миссис Уизли благополучно забыла. Ей отчего-то вовсе не хотелось, чтобы Малфой останавливался… И она позволила ему углубить поцелуй. Волна удовольствия наполнила их тела, унося за собой куда-то далеко, в страну наслаждения и всепоглощающей страсти. Сопротивляться дальше умелым губам Малфоя, Гермиона была не в состоянии и, окончательно капитулировав под его натиском, таки ответила на поцелуй. Стоя в углу небольшой гостиной, мужчина и женщина, забыв о риске, жадно целовались, их губы обжигали друг друга, лаская и заставляя дыхание учащаться, а языки сплетались в чувственном танце. Их тела двигались в своем особенном ритме, почти машинально извиваясь и прижимаясь так, будто хотели поглотить одно другое, а сердца обоих  бились в унисон в какой-то одной им ведомой бешеной пляске. Казалось, что мир вокруг просто перестал существовать, но внезапно этот самый мир напомнил о себе отчетливо слышащимися шагами Рональда, спускавшегося по лестнице со второго этажа.
    - Муж идет, - прервав поцелуй, выдохнула Гермиона прямо в ухо Люциусу.
    - Хочу тебя, - прошептал Малфой в ответ.
    - Люциус, уходи, - на этот раз фраза прозвучала как просьба.
      Малфой с большой неохотой отошел от Гермионы, хищно ухмыльнулся и быстро ретировался из комнаты тем же способом, каким и попал сюда. Через секунду в гостиной появился Рон. Окинув жену взглядом, мистер Уизли о чем-то задумался. Он обязательно спросит, отчего это Гермиона такая взволнованная, почему она так и не нашла заколку. Она что-то невнятно скажет в ответ, затем они вместе пойдут на ужин к каким-то «значимым людям». Но все это уже было неважно ни для Гермионы, ни для Люциуса. Хотя у каждого из них на это свои причины…

0

14

Ketrin_Snape, солнце мое, обожаю твоего Люциуса... оооочень интересно, что же из этого всего получится...  :yep:

0

15

vlada_d666, мне самой безумно интересно  :glasses:

0

16

Глава 7 «Новые условия»

Утром Гермиона проснулась с ужасной болью в висках. Последствия вчерашнего визита к нужным людям не заставили себя ждать. Она мысленно поблагодарила Мерлина за свою дальновидность и за то, что догадалась заранее позаботиться о наличии отгула. Девушка с большой неохотой села, кинув при этом тоскливый взгляд на пустую половину кровати. Затем тяжело вздохнула, вспомнив о том, что у Рона снова утреннее дежурство. И вдруг в памяти Гермионы отчетливо всплыли некоторые вчерашние события, а точнее, одно определенное происшествие, случившееся с ней буквально за пару минут до ухода из дома. Волшебница порывисто поднялась с кровати, надела халат и поспешила в ванную комнату, очевидно надеясь смыть ненужные воспоминания. Однако стало только хуже. Стоя в душе под потоком холодной воды, Гермиона с маниакальной точностью воссоздала в памяти образ Люциуса, его нежные и вместе с тем властные прикосновения, жаркое, обжигающее каждый миллиметр ее кожи дыхание, и какой-то дикий, но в тоже время необыкновенно чувственный поцелуй. Нет, в ее жизни никогда не было такого мужчины. Мужчины, который настолько естественно и гармонично сочетал в себе лед и пламя. Чувства, которые девушка испытывала к Малфою, также были далеко неоднозначными. Она постоянно разрывалась то между желанием и страстью, то вновь ею овладевали ненависть и отвращение. Вот и сейчас Гермиона, наконец-то очнувшись от грез и сбросив с себя сладкое наваждение, торопливо выключила воду, снова надела халат и вышла из ванной.
Боль в висках больше не беспокоила, но зато воспоминания о Малфое не давали покоя вплоть до самого обеда. Гермиона уже и читала, и готовила, даже вымыла несколько раз полы без помощи магии – все бесполезно, желание вновь ощутить себя настоящей женщиной, почувствовать ту гамму эмоций, что она испытала вчера, никак не покидало волшебницу. В конце концов, Гермиона отругала саму себя за столь непозволительные мысли, стараясь при этом не смотреть через окно на соседний дом каждые две минуты, написала письмо Джинни с Гарри и Джорджу, в котором приглашала их присоединиться к ним за сегодняшним ужином, после чего отправилась по магазинам.
К вечеру в доме четы Уизли появились гости. Рон с радостью поприветствовал Джорджа и Джинни, при этом хозяин немного расстроился по поводу отсутствия Гарри. Гермиона также улыбалась друзьям, делая вид, что действительно очень соскучилась и именно поэтому решила пригласить их. На самом деле волшебница просто погрязла в размышлениях о том, по-прежнему ли она любит Рона. Некоторое время спустя в доме заиграла музыка, все переместились в гостиную, Джордж начал рассказывать смешные истории, что в последнее время он делал нечасто. Тем не менее, Гермиона искренне порадовалась за друга, тот наконец-то стал приходить в себя после смерти Фреда. Джинни все пыталась донести до хозяйки дома какую-то сплетню, Рон подыгрывал Джорджу, а сама Гермиона не могла долго удерживать свое внимание на гостях, потому то и дело бросала взгляд на веранду дома, куда выходило одно из окон гостиной.
Время подходило к десяти часам вечера. Джордж и Рон выплясывали какой-то только им понятный танец в центре комнаты, Джинни делилась с Гермионой новостями моды, миссис Уизли активно кивала подруге и даже изредка хлопала танцующим мужчинам. Внезапно Гермиона заметила какое-то движение на веранде. Она моментально оживилась, даже сердце ускорило свой темп.
- Милая, что-то не так? – ненадолго прервавшись, обеспокоено спросил Рон.
- Нет, отчего же, - улыбнулась Гермиона. – Мне просто нужно подышать свежим воздухом. Я постою немного на веранде.
Джинни собралась идти за ней, но девушка попросила оставить ее одну. Пожав плечами, миссис Поттер присоединилась к братьям, предложившим сыграть в карты.
С трепетом и неким волнением Гермиона прошла несколько комнат и оказалась на веранде. Ее тут же обдало легкой ночной прохладой, волшебница поежилась, и начала машинально поправлять узкое черное платье, словно от этого могло стать теплее. Не добившись желаемого результата, Гермиона, взявшись за перила, уставилась в темноту, повернувшись навстречу ночи. Она вздрогнула от неожиданности, когда чья-то рука дотронулась до ее плеч. Кто-то бережно накинул ей свой пиджак.
- Гермиона, - нежно прошептал голос. Сомнений в том, кому именно он принадлежал, больше не осталось. Миссис Уизли медленно развернулась и увидела перед собой довольно улыбающегося Малфоя. Что и говорить, маг был неотразим и невероятно притягателен, но Гермиона пока не совсем потеряла голову, чтобы вопреки разуму и позабыв обо всем броситься в омут одолевающих ее чувств и желаний. Поэтому, одарив полуночного визитера суровым взглядом, она проговорила:
- И что вы снова здесь делаете?
- О, только не начинайте заново, миссис Уизли, - буквально простонал Люциус. – Вы по-прежнему будете делать вид, что ничего не испытываете ко мне?
- Почему же, я испытываю к вам глубокую неприязнь, - твердо ответила Гермиона.
Малфой злорадно ухмыльнулся.
- Вы молодец, ваша хваленная гриффиндорская гордость пока берет верх.
- У меня дома гости, уходите, - Гермиона пропустила мимо ушей намеки Малфоя.
- Я уйду, вот только не будете ли вы потом об этом жалеть? – дьявольский огонек мелькнул в серых глазах. – Я достану вам книгу, после чего скроюсь где-нибудь за границей, и вы вряд ли еще когда-нибудь увидите меня. Вы же останетесь здесь, вернетесь к привычной жизни с неудачником мужем, все также будете продолжать ходить на давно переставшую быть интересной работу, напишете диссертацию, получите премию, и прочее, но такого мужчины, как я, в вашей жизни никогда не будет. И вы действительно хотите упустить последний шанс быть хотя бы недолго, но счастливой?
Гермиона посмотрела на него сначала с недовольством и недоверием, потом в ее взгляде появилось удивление. Девушка чертыхнулась про себя, понимая, что этот искуситель снова прав. Он вновь задел ее за живое, нанеся меткий удар в самое потаенное место ее души. Малфои, видимо, всегда знают, куда человека стоит «бить». Главным страхом Гермионы всегда была боязнь одиночества. Она всегда знала, что добьется высокой должности, завоюет авторитет среди ученых, хорошо обустроит быт, но что касалось ее личной жизни, то об этом лучшая ученица Хогвартса предпочитала не думать. Однако вот она замужем за Роном, в чувствах к которому сомневается несколько последних месяцев…
- Знаете, не вам судить о моей жизни. Идите домой, - устало сказала Гермиона, возвращая ему пиджак и отворачиваясь. Люциус не проронив ни слова, покинул веранду и зашагал прочь. Впрочем, эта игра пока не окончена – Малфой это знал наверняка, потому что правила здесь устанавливает он и только он.
***
Настал четверг – время для размышлений, отведенное Люциусу Гермионой, подходило к концу. А между тем сбежавший узник был вынужден признать, что так и не придумал, каким образом незаметно проникнуть в Малфой-мэнор. Самое главное, его стало одолевать чувство, которое принято называть жадностью и которое до сих пор странным образом не давало о себе знать. Книга, за которой так упорно гоняется Гермиона Уизли, представляла ценность и для самого Люциуса, а потому расставаться с ней было крайне нежелательно. Тем не менее, свои коварные мысли Малфой отогнал прочь: его сейчас волновало несколько другое…
Ближе к обеду Малфой обнаружил возле двери в прихожей маленький клочок бумаги. Похоже, «немая» почта заработала вновь. Люциус не без интереса поднял послание, развернул и прочел:
«Каковы ваши действия на завтра? Сообщите мне свой план. Г.У».
Маг неторопливым шагом вернулся в гостиную и принялся писать ответ:
«Дорогая моя Гермиона, неужели ты вновь избегаешь меня? Жаль, искренне жаль. А ты вспомни, как еще до побега ты приходила ко мне в камеру. Вспомни, как делилась своими волнениями по поводу ненаглядного Поттера, а на другой день ты, не в силах сдерживаться, спрашивала совета по поводу Рональда. Я вполне честно и откровенно отвечал тебе, так что же изменилось после побега? Приходи в гости, тогда и расскажу о своем плане.
ЛМ».

Со злорадной улыбкой на лице Малфой просунул записку к себе же под дверь, стараясь не показываться во дворе.
Вечером того же дня Люциус получил ответ:
«Вы слишком многое себе позволяете, Малфой. Тогда в Азкабане у меня просто не было другого выхода, кроме как поделиться с вами. И я очень жалею о своей несдержанности. Полагаете, один поцелуй может перевернуть всю мою жизнь? Тогда вы ошибаетесь. Глубоко заблуждаетесь, я бы добавила. И в подтверждение собственным словам я зайду к вам с утра».
- Девчонка Уизли хочет доказать себе то, чего на самом деле нет, - вслух произнес Люциус, комкая записку в руке. – Ну что же, Гермиона, приходи, а мы проверим, заблуждаюсь я или нет.
Потирая ладони, Малфой ухмыльнулся и разорвал бумажку на множество мелких частей.
***
Миссис Уизли специально отправилась к Малфою в семь часов утра. Во-первых, чтобы успеть к восьми в Министерство, а во-вторых, уж очень хотелось Гермионе разбудить наглого и высокомерного соседа. Но, к ее разочарованию, Люциус появился на пороге уже после третьего стука в дверь.
- Доброе утро, Гермиона, - притворно ласковым тоном произнес довольный Малфой, пропуская волшебницу в прихожую.
- Любите рано вставать? – холодно спросила миссис Уизли, проходя в дом.
- Ради тебя, милая, готов пойти на что угодно, - продолжал язвить Люциус. Наконец, он захлопнул за вошедшей Гермионой дверь и любезно пригласил девушку в гостиную.
Уизли, критично осмотрев чистые полы, спокойно прошла в комнату и заняла кресло у окна. Она явно старалась сдерживать себя, нацепив маску безразличия. От Малфоя не могло укрыться данное обстоятельство, но он пока тоже делал вид, что ничего не замечает. Напротив, маг принес гостье чаю, Гермиона, кивнув хозяину в знак благодарности, приняла чашку из его рук, но пить так и не решилась.
- Итак, я слушаю вас, - скрестив руки на груди, деловито начала Гермиона.
- Как поживает наш несравненный Гарри Поттер? – с явным подтекстом поинтересовался Люциус, расположившийся на диване. Маг подпер одной рукой подбородок, а в другой держал невесть откуда взявшийся бокал вина.
- Причем здесь Гарри?
- Милочка, он ведет мое дело, поэтому нет ничего удивительного в том, что я интересуюсь делами мистера Поттера, - невозмутимо пояснил Малфой.
- С Гарри все в порядке, - коротко ответила Гермиона, хмурясь.
- Очень хорошо, - загадочно протянул Люциус и вдруг добавил: - Мне нужна моя палочка.
- Об этом мы не договаривались.
- Вы не понимаете, без палочки мне ни за что не попасть не то, что в собственную библиотеку, я и за ворота пройти не смогу, - отчеканил Малфой. При этом он принял еще более расслабленное положение на диване, но лицо оставалось таким же непроницаемым и «невинным».
- А раньше вы не могли подумать об этом?! – возмущению Гермионы не было предела, но она держалась из последних сил. – Я, что, должна еще и выкрасть вашу палочку?!
- Милая моя, успокойтесь, - непринужденно бросил Люциус, вновь перейдя на «вы». – Я бы мог воспользоваться вашей, но не в данном случае.
- Я больше не могу так, вы просто морочите мне голову, тянете время. Вот возьму и сдам вас аврорам.
- А я сдам вас следом, - со злорадной ухмылкой парировал выпад собеседницы Люциус.
- Вам никто не поверит, - уверенно сказала Гермиона, поставив чашку чая на подоконник.
- Поверьте, Гермиона, я умею убеждать, - он улыбнулся и лукаво подмигнул ей.
Миссис Уизли, удивившись подобному поведению своего оппонента, сконцентрировала на нем внимательный взгляд. Какое-то время они сидели, молча взирая друг на друга, а затем Гермиона заметила, что в глубине серых и вечно холодных глаз Малфоя сейчас весело плясали чертята. В тот же миг девушка осознала то, что Люциус истинный представитель своего факультета. Маг, сидевший напротив нее, казалось, был олицетворением символа Слизерина: его глаза, движения, помыслы – все было практически пронизано властью и хитростью, мудростью и изворотливостью, притягательностью и опасностью. Гермиона вдруг отчетливо осознала, насколько поддалась чарам этого человека, в каждом слове и жесте которого читались выгода для себя и коварство. Он всегда шел к намеченной цели, при этом мало обращая внимания на окружающих его людей. Он, будучи хитрецом и лицемером, не задумываясь, пользовался своим даром, умело играя на человеческих чувствах. Гермиона с ужасом поняла, что чуть не влюбилась в Люциуса Малфоя – самого что ни на есть настоящего подлеца и интригана. Да какой там Волдеморт, этот выживший из ума и неконтролируемый темный волшебник, когда вот он, Малфой, сидит перед Гермионой и олицетворяет собой истинное порождение зла. И как ее угораздило связаться с этим человеком?!
- То есть вы ставите мне новое условие? – разорвав шлейф своих мыслей, наконец, спросила Уизли, пытаясь сохранить хоть каплю самообладания.
- Я всего лишь сообщаю о недостающем элементе, без которого мне не выполнить ваше условие, - Малфой расставил необходимые акценты. Он действительно умело манипулировал ею. Гермиона не могла не признать этого, но и поддаваться более не желала.
- Тогда я выдвигаю еще одно условие, - приняла решение миссис Уизли. – Расскажите, в чем вас обвиняет мистер Поттер. А также сообщите мне, за что на самом деле стоит вас посадить.
- Вы серьезно? – усмехнулся Люциус. – Допустим, я скажу, в чем меня подозревает ваш друг, хотя странно, что вы сами не знаете. Но с чего вы взяли, что я стану признаваться вам в чем-либо еще?
- О, я вполне серьезно. Я ведь должна быть уверена в том, что в случае чего вы хотя бы не сдадите меня. Ну а за мое молчание мне нужна всего лишь книга, вы сами знаете.
Теперь была очередь Малфоя внимательнее присмотреться к своей оппонентке. Перед ним сидела вовсе не та девчонка-выскочка из Гриффиндора, норовящая спасти всех домовых эльфов. Маг видел молодую целеустремленную женщину, мужественную, уверенную в себе и своих силах, готовую всегда придти на помощь, что, несомненно, является признаком вышеозначенного факультета. Но также от Люциуса не ускользнуло и то, что, несмотря на все это, Гермиона обладала и хитростью, и упорством, и некоторыми другими качествами, которые ценили представители змеиного факультета. Да и та страстность, что бурлила в девушке при их с Люциусом близком общении, тоже о многом говорила магу. Достойная соперница, ничего не скажешь…
- Мистер Поттер обвиняет меня в убийстве, произошедшем три месяца назад. Якобы я жестоко избил и задушил Уолдена Макнейра, - спокойно сказал Малфой. – Я действительно находился в тот день неподалеку от места преступления, но стоит учитывать, что такие способы убийства никак не могут соотноситься со мной. Это ведь чисто маггловские методы! К тому же, я не желал зла покойному Макнейру.
- Вы хотите сказать, что все-таки могли бы кого-нибудь убить, но чисто магическим методом? – подловила Гермиона Малфоя на слове.
- Я ничего не хочу этим сказать, - предостерег Люциус Гермиону от неверных выводов. – Вашему другу в любом случае вряд ли удастся доказать мою вину.
- А в чем же вы виновны на самом деле, мистер Малфой? – Гермиона изогнула бровь.
- Я виновен лишь в том, что действительно состоял в организации под названием Упивающиеся Смертью, - сказал Люциус без тени притворства. – Все, больше ничего объяснять я не намерен.
- Хорошо, мне этого достаточно, - сжалилась Гермиона. – Вечером постараюсь добыть вашу палочку. Завтра утром готовьтесь посетить Малфой-мэнор.
Люциус мило улыбнулся. Уизли же молча поднялась с кресла и, как могла быстро, покинула этот дом.

0

17

Ketrin_Snape, не раз уже тебе говорила, что обожаю твоего Люциуса... ну, и фрукт... да и Гермиона здесь у тебя отличная получается... стоят они друг друга, что и говорить... все так интересно закручивается, атмосфера накаляется, а события нарастают, словно снежный ком...  с нетерпением жду продолжение... удачи и творческого вдохновения!!!

0

18

vlada_d666, Люциуса часто незаслуженно обвиняют во всех грехах, моя задача показать, что он может гораздо большее :) Ага, Гермиона не отстает)) Спасибо большое, солнце, я стараюсь ^^

0

19

Глава 8 "Еще одно условие"

Было семь часов утра, когда Малфой, широко улыбаясь, открыл дверь и привычным жестом пригласил Гермиону в дом. Миссис Уизли выглядела расстроенной и озадаченной, но, не проронив ни слова, гостья прошла мимо своего соседа и оказалась в уже знакомом ей особняке.
Пройдя в гостиную, девушка расположилась в кресле, где сидела вчера, а Люциус, по-прежнему улыбаясь, занял привычное место на диване.
- Вы не изменяете своим традициям приходить с самого утра, - язвительно подметил он.
- А вы все также добродушны и милы, - буркнула Гермиона, бросив недовольный взгляд в сторону мага.
- Я так понимаю, мою палочку вы не достали?
- Нет, - уныло ответила волшебница.
Люциус ухмыльнулся: он и не сомневался в провальности этой затеи. Но ведь попробовать-то стоило, иначе Малфой просто не был бы Малфоем!
- А чему вы так радуетесь? – вдруг спросила Гермиона, нахмурившись.
- М… Наверное, я рад потому, что могу побыть вашим соседом еще какое-то время, - с довольной улыбкой на лице проговорил Малфой, намеренно растягивая слова.
Гермиона покачала головой.
- А вам не надоело играть со мной?
- Отчего же? Вполне милое занятие, вы достойный соперник, - ничуть не стесняясь подобного вопроса, выдал Люциус.
Гермиона выглядела спокойной. Но лишь внешне. На самом деле внутри нее давно бушевал настоящий вулкан, грозя в любой момент вырваться наружу и окатить Малфоя праведным гневом. Но Гермиона усилием воли сдерживала свои истинные чувства, потому как вновь попадаться «на удочку» собеседника она явно не собиралась. «Любите играть, мистер Малфой? Отлично, я тоже не прочь», - со злорадством подумала миссис Уизли, на этот раз одарив Люциуса ухмылкой. Перемена настроения девушки не прошла мимо внимания слизеринца, поэтому удивленно приподняв бровь, маг произнес:
- Вы ухмыляетесь? – на всякий случай уточнил Люциус. В его правила не входила столь очевидная откровенность, но любопытство одержало верх. – Позвольте узнать, по поводу чего именно?
- О, мистер Малфой, мне, пожалуй, действительно будет скучно без наших с вами «светских бесед», - рассмеялась Гермиона. – Но, боюсь, я не столь рада вашему присутствию у меня по соседству, потому как авроры уже давно начали ваши поиски. И я не хочу провести остаток своих дней в Азкабане.
- Не волнуйтесь по этому поводу, дорогая. Поттер не даст вас в обиду и в очередной раз проявит свой героизм, - парировал Малфой.
- Да, возможно, но ничего хорошего мне не светит в любом случае, - уже без иронии отметила миссис Уизли.
Люциус с интересом наблюдал за ней. В который раз он убеждался, что в Гермионе Уизли действительно есть нечто такое, чего нет в других знакомых ему женщинах. Что-то, что невероятно роднило ее с ним… Быть может, азарт? Они оба частенько попадали в сложные ситуации, а потом с успехом находили из них выход. Малфой готов был поспорить, что и Гермиона в такие моменты чувствовала себя Центром Вселенной, не меньше. Люциус знал, что именно благодаря ей вся гриффиндорская троица всегда побеждала и выходила сухими из воды во времена обучения в Хогвартсе, да и теперь о талантах и успехах Гермионы Уизли в магическом мире не был осведомлен только ленивый. А уж чего стоит маниакальная страсть девушки к книгам…Эта девица – просто находка для него! Он просто видел в ней молодого себя! Люциус вспомнил, с каким рвением стремился изучать Темные Искусства, как порой ночами зачитывался допоздна, найдя интересующую информацию в фолиантах из Запретной Секции. Вспомнил, как ему хотелось попадать в неприятности, что слизеринцу частенько удавалось, и как потом приятно было ускользать с места преступления незамеченным… А как блестяще Люциусу удавалось находить себе оправдания, с каким замиранием люди выслушивали его и в конце концов прощали все прегрешения!
- Мистер Малфой, с вами все в порядке? – раздался голос Гермионы. Малфой прервал свои размышления с блаженной улыбкой на лице.
- О да, дорогая моя, со мной все в порядке, - он вновь улыбнулся. Гермиона непонимающе таращилась на него, не зная, то ли радоваться такой улыбке, то ли бежать отсюда куда подальше.
- И что же нам теперь делать? Вы сумеете воспользоваться другой палочкой, чтобы достать обещанную книгу?
- Конечно, - торжествующе подтвердил Малфой. – Вам известно, что книга существует в единственном экземпляре, ведь так? – он хитро сощурился. Гермиона невозмутимо кивнула. – И вы полагаете, я с легкостью с ней расстанусь? Учитывая, что я уже на свободе?
- Я всегда подозревала, что вы мерзавец и лицемер, но не до такой же степени, - спокойно пояснила волшебница. Она все также ждала, чего именно добивается Люциус, и действительно была заинтересована этим.
- Вы прекрасны, Гермиона, - вполне искренне восхитился Малфой, закидывая ногу на ногу и призывая к себе бокал вина. – Выпьете со мной? – поинтересовался он у гостьи. Она отрицательно помотала головой. - Нет, так нет. Малфои выполняют обещания, это правда, но они стараются извлечь выгоду абсолютно из всего.
- Только не говорите мне, что у вас опять есть какое-то условие.
- Вы весьма проницательны, - отпив вина, ответил Люциус, сощурившись. – Стань моей женой, Гермиона.
- Что?! – волшебница резко вскочила с кресла и уставилась на Малфоя широко распахнутыми глазами. А Люциус все также безмятежно попивал вино и нагло ухмылялся, не сводя с нее внимательного взгляда.
- Да вы в своем уме, Люциус?! Вы женаты! – Гермиона была так шокирована, что даже не заметила, как назвала своего сообщника по имени.
- Разведусь.
- У вас есть сын!
- Он уже взрослый, не проблема.
- Да вы вообще беглый преступник, бывший Упивающийся Смертью! Мой враг, в конце концов!
- Вы закончили? – флегматично поинтересовался Малфой, изогнув бровь.
Гермиону переполняли эмоции. Еще несколько секунд она просто жестикулировала, но потом нашла в себе силы, села. Глубоко вдохнула и выдохнула.
- Я замужем, между прочим, - уже спокойно проговорила девушка, констатируя очевидный факт, явно мешающий воплощению планов мужчины.
- Рональд не достоин тебя, милая, - Люциус снова хладнокровно отмел и эту причину невозможности их с Гермионой брака.
- Ваше предложение – это абсурд, - настойчиво продолжила выдвигать аргументы в свою пользу Гермиона. - Мой друг – начальник аврората, следователь по вашему делу. Мой муж – аврор, один из тех, кто так активно мечтает засадить вас обратно в Азкабан.
- Гермиона, а ты сама тоже полагаешь, что мое место там? – вкрадчиво спросил Малфой.
- До недавнего времени я была в этом уверена, - прошептала она, с ужасом понимая, что теперь так не считает.
- Значит, мое предложение остается в силе.
- Я не понимаю… Зачем вам это?
- Только представь на минуту нас вместе, и тогда все встанет на свои места, - серьезно проговорил Люциус. – Подумай сама и реши, стоит ли твоя нынешняя безынтересная жизнь того, чтобы упустить единственную возможность все изменить? Ответишь нет, – я отдам книгу Салазара тебе и исчезну навсегда, обещаю.
Гермиона медленно поднялась, уверенной походкой прошла к двери. Развернулась и сказала напоследок:
- Пожалуй, я действительно подумаю. Вы, конечно, мерзавец, но очень уж убедительный и обаятельный.

0

20

Ketrin_Snape, отличное продолжение увлекательной истории... пасиб, продолжаешь радовать, солнышко...

Ketrin_Snape написал(а):

Гермиона покачала головой.
- А вам не надоело играть со мной?
- Отчего же? Вполне милое занятие, вы достойный соперник, - ничуть не стесняясь подобного вопроса, выдал Люциус.

да уж... соперники действительно друг друга стоят... вот только вопрос - кто кого??? хоть бы наш слизеринский змий не перехитрил самого себя...  :D

Ketrin_Snape написал(а):

- Вы весьма проницательны, - отпив вина, ответил Люциус, сощурившись. – Стань моей женой, Гермиона.
- Что?! – волшебница резко вскочила с кресла и уставилась на Малфоя широко распахнутыми глазами. А Люциус все также безмятежно попивал вино и нагло ухмылялся, не сводя с нее внимательного взгляда.

ох, правду говорят, что инициатива наказуема... вот жила себе Герм спокойно... можно сказать почти счастливо... а тут захотелось ей книжечку почитать... ну и... почитала...  :rofl: то ли еще будет...

Ketrin_Snape написал(а):

- Пожалуй, я действительно подумаю. Вы, конечно, мерзавец, но очень уж убедительный и обаятельный.

вот тут я с ней полностью согласна... такую обаятельную сволочь еще искать и искать... только вот подумать, к тому же хорошо, и правда, стоит... ведь не просто так Люциус сделала ей подобное предложение... и что-то в большую и светлую любовь мне с трудом верится... не иначе, как очередную игру затеял наш аристократ...

ох, Ketrin_Snape, ну и умеешь ты интригу закрутить... с нетерпением жду, что же дальше-то будет...
удачи и вдохновения!!!

http://s44.radikal.ru/i106/1006/bc/0fb6649c406e.gif

Отредактировано vlada_d666 (2010-06-04 20:35:26)

0


Вы здесь » Letters from the Earth » Гет и джен » Откровение; ЛМ/ГГ (закончен)


Создать форум © iboard.ws