Letters from the Earth

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Letters from the Earth » Гет и джен » История одного освобождения; Люциус, джен, юмор


История одного освобождения; Люциус, джен, юмор

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1) Название: «История одного освобождения»
2) Автор: я
3) Бета: нет
4) Тип: джен
5) Рейтинг: РG-13
6) Жанр: юмор/общий
7) Пейринг: нет
8) Другие персонажи: Люциус; следователь Мирсон - НМП
9) Размер: мини
10) Статус: закончен
11) Предупреждения:
12) Саммари: Люциусу Малфою было предъявлено обвинение в пособничестве Волдеморту, убийстве двенадцати магглов, трех авроров и сокрытии темных артефактов. До выяснения всех обстоятельств Люциуса посадили в Азкабан под временную стражу. Никаких пейрингов ;)
13) Дисклеймер: чужое

0

2

Глава 1

Люциуса привели в комнату для допросов. В затемненном помещении перед ним за столом сидел следователь – немолодой маг, аврор в прошлом. Полноватый мужчина с длинной коричневой бородой в мешковатых штанах и давно не белой рубашке был похож скорее на маггла-пенсионера, чем на почтенного волшебника в возрасте. Малфой не знал толком, как выглядят пенсионеры-магглы, но определенно именно данное сравнение подходило к этому мужчине больше всего. Люциус, вздернув подбородок, прошел к столу и сел на стул, презрительно осматривая своего следователя.
- Что же вы, мистер Малфой, личико свое чистокровное морщите? – гнусавым голосом спросил следователь. Он посмотрел на Люциуса проницательным взглядом и принялся выкладывать бумаги на стол.
- Вы мне противны, - бесцветным тоном сказал Малфой.
- А вашего мнения тут никто не спрашивает, - раздраженно бросил следователь. – Я на стороне закона, а вы, судя по всему, проведете остаток жизни за решеткой.
- Не спешите с выводами, Мирсон, - выплюнул его имя Люциус. – Вам не доказать мою вину.
- Ну-ну, - цокнул языком следователь Мирсон. – Что, не нравится общаться с магглорожденным?
Малфоя чуть не перекосило, когда он услышал слово «магглорожденный». Привычка ненавидеть их давала о себе знать, и Люциус еле сдержался, сохраняя равнодушное выражение.
- Ясно, что не нравится, - продолжал насмехаться Мирсон. – Мне все равно. Перейдем к делу, - следователь развернул бумаги и взял одну из них в руки. – Вы обвиняетесь в хранении темных артефактов, - Малфой хмыкнул, - вы участвовали в агитации за Волдеморта, - усмешка, - вас подозревают в убийствах двенадцати магглов и трех авроров. Что скажете в свое оправдание?
Люциус откровенно ухмылялся, глядя на невозмутимого следователя.
- После серии обысков в моем поместье вы не нашли ни одного запрещенного артефакта, - Малфой загнул палец. – Агитацию так никто и не подтвердил и не подтвердит, я убежден, - еще один палец, - последнее обвинение вам тоже не доказать. У вас против меня ничего существенного.
Люциус, издевательски улыбаясь, развел руками. Следователь нахмурился и взял в руки следующий документ, зачитал:
- По надежным сведениям последняя резиденция Волдеморта находилась в вашем поместье.
- Моя семья была под Империо, - соврал Малфой, и глазом не моргнув. – Поскольку Беллатрикс Лестрейндж приходилась сестрой моей жены, она решила воспользоваться сим фактом и наведаться к нам в гости. Так мадам Лестрейндж и наложила на нас заклинание, чтобы использовать мой дом в качестве резиденции Волдеморта.
- Да уж, ваша Лестрейндж, как и ее муж, погибли в Битве за Хогвартс.
- Я в курсе, - довольно улыбнулся Малфой, сцепив перед собой пальцы в замок.
- Проверить будет трудно, - сказал Мирсон. – Но с сывороткой правды легко.
- У вас нет оснований, - напомнил Люциус.
Следователь нахмурил брови. И достался же ему обвиняемый! Д этой встречи он и подумать не мог, насколько правдивы слухи о Малфое. Белобрысый та еще заноза!
- В восьмидесятых вас называли в числе других Пожирателей.
- Мне даже неважно кто, меня оправдали по всем статьям, если что, - сразу же отмел эту попытку обвинения Малфой.
Мирсон порылся в папке и извлек новую бумагу.
- В 92 году принадлежавший вам дневник, а ранее его хозяином был Волдеморт, оказался крестражем и попал в руки мисс Уизли, что привело к открытию Тайной комнаты в Хогвартсе и к небывалым последствиям. Кроме того, мистер Гарри Поттер свидетельствовал против вас, он утверждал, что видел, как вы засунули дневник мисс Уизли. В тот же год вы тщательно собирали подписи против покойного директора Дамблдора. Плодотворно поработали, правда?
- Вы смешите меня все больше, - усмехнулся Малфой, закинув ногу на ногу. – Тогда еще мальчишка Поттер относился к моему сыну как к врагу, поэтому он выдумал, будто я подкинул некий дневник мисс Уизли. У меня никогда не было никаких вещей Волдеморта. А профессор Дамблдор не справлялся со своими обязанности, поэтому я счел нужным отстранить его от должности, беспокоясь за безопасность своего сына и других учеников, только и всего. Не ворошите старые дела, мистер Мирсон, это выглядит забавно, и не выставляет вас в лучшем свете.
Следователь проигнорировал издевки обвиняемого и продолжил рыться в папке, ища все новые детали.
- В 96 вы сидели в Азкабане за участие в нападении на подростков в Отделе Тайн.
- Потом дело было раскрыто и доказано, что я снова подвергался действию Империо.
- А с какой стати Волдеморту вообще было использовать вас? – изумился следователь.
- Я обладаю огромным состоянием, умею убеждать, и у меня хорошая репутация во властных кругах, - обаятельно улыбнувшись, пояснил Люциус. – Плюс ко всему у меня отличные знания в боевой и защитной магии. Признаюсь, в юношеском возрасте меня прельщала идея вступить в ряды Волдеморта, но я так и не сделал этого, решив посвятить себя политике и воспитанию сына.
Следователь недоверчиво присмотрелся к Малфою: тот еще фрукт, а как складно врет! Тем не менее, пока Мирсону было нечем крыть. Убийц тех самых людей, в смерти которых подозревали этого обвиняемого, так и не нашли, приписав их к уже почившим Пожирателям, но следователь не сомневался, что сидящий перед ним франт причастен хотя бы к нескольким из убийств. Слишком уж стальным был взгляд серых глаз, слишком пустыми они выглядели…Из-за простого Империо такого эффекта не бывает.
- Вы умело разбиваете все обвинения против вас, мистер Малфой, - признал Мирсон. – Вот только наша охрана не будет вас выслушивать. К вам как бы невзначай применят физическую силу без всякой магии, после парочки избиений с вас спадет вся спесь, и вы признаетесь уже во всем подряд. Тогда вам точно будет светить пожизненное.
- Если ваши шавки тронут меня хотя бы пальцем, - Люциус практически шипел, источая всю свою ненависть на следователя. – Им придется очень несладко. Поверьте, за меня найдется, кому отомстить. Да и я сам затаскаю вас по судам. И мне, - Малфой сделал паузу, - удастся доказать вину вашей охраны.
- Однако, - протянул Мирсон, оценивая слова Малфоя.
- Вы ведь один живете? – внезапно спросил Люциус, резко переменив и тему, и тон. – И наверняка нет ни детей, ни жены, ни друзей.
- А вам то что?
- Неужели никогда никого не любили? – миролюбиво продолжал Малфой. Мирсон смолчал, с подозрением глядя на обвиняемого. – У вас всегда были проблемы с личной жизнью. То боялись первым подойти, то много работали, то запустили себя и уже никого не привлекали. Я прав?
- Заткнитесь, - процедил сквозь зубы Мирсон.
Малфой, кивнув скорее себе, и не думал замолчать:
- Конечно, вам хочется семьи. Кому не будет приятно, когда дома ждет жена? Когда еду готовит она со всей любовью, а не домовики? А перед сном вы тихонько заглядываете в детскую, где давно сопит ваш малыш, и осторожно целуете его в лобик, - Люциус говорил очень вкрадчиво, чтобы следователь проникся его рассказом. И Мирсон действительно слушал все внимательнее, хоть и продолжал хмуриться. – Да, а наутро вас снова ждет интересная работа, жена и ребенок провожают вас до дверей, и вы знаете, что они будут дома по вашему возвращению. Проблема в том, Мирсон, что у меня такая семья есть, а у вас – не предвидится.
Следователь кусал губы, сгорая от злости на Малфоя. А Люциус выглядел вполне спокойным и равнодушным, ни капли не выдавая своего злорадства. Он нарочно давил на больное место пожилого мага, чтобы тот был вынужден попросить его совета.
- Речь не обо мне, - сухо сказал следователь. – Против вас, между прочим, есть несколько улик по делу об убийствах двух авроров.
- Действительно? – театрально вскинул бровь Люциус и рассмеялся. – Да ничего у вас на меня нет, - отсмеявшись, заключил Малфой. – А любовница-то у вас есть? Хотя с таким видом, как у вас, нет.
- Пошел вон, - устало проговорил следователь, указывая обвиняемому на дверь.
Люциус, смерив того издевательской ухмылкой, медленно дошел до двери. Там его подхватил конвой, и увели в камеру.

0

3

Глава 2

В следующий раз Малфой и Мирсон встретились прямо в камере Люциуса. Обвиняемый сел на своей кушетке, а следователь пристроился на стульчике у другой стены. Он опять принес с собой папку с кучей бумаг, но доставать те не спешил.
- Что не так в моей внешности? – неожиданно спросил Мирсон.
- Все, - сообщил Люциус, - включая одежду.
- И как быть?
- Я тебе не бесплатный магопсихолог, - усмехнулся Малфой, забросив ноги на кушетку.
- Ну и Моргана с тобой, - отмахнулся Мирсон.
Дальше он принялся задавать стандартные вопросы, что касались тех самых убийств, коих в общей сложности было пятнадцать. Мирсон расспрашивал о сообщниках Люциуса, о Волдеморте, но тот на все это отвечал одинаково: «Действовал под Империо, не привлекался, кроме ныне погибших Пожирателей никого в ставке не видел». Через полчаса допроса Мирсон со злостью покинул камеру Малфоя, пообещав тому достать побольше компромата и усадить его как минимум лет на двадцать.
***
Следователь снова явился в камеру Малфоя. После стандартной процедуры Люциус вдруг прервал Мирсона и сказал:
- А вы не думали, что необходимо переструктурировать камеры?
- Я этим не занимаюсь.
- Хорошо, но вы можете внести предложения начальнику Азкабана, а я нет, - доходчиво объяснил Малфой. – Во-первых, можно ведь использовать нормальные кровати, а не кушетки, ну какая разница, на чем будут мучиться угрызениями совести заключенные, а так хоть с комфортом? Во-вторых, еда. Мы не на курорте, само собой, но кашу могли бы и получше готовить…
- Хватит, прекратите свой цирк, - остановил его Мирсон. – Никому не нужны ваши, хм, предложения.
- Да и селить по одному в высшей мере неразумно…Если двое сокамерников начнут делиться друг с другом, всегда есть вероятность, что один из них предаст второго, выдав недопустимые планы друга следователю, - рассуждал Люциус. – И к чему только вам сумасшедшие заключенные, говорящие сами с собой?
- Я сказал, хватит, - негромко возмутился Мирсон. – Мне плевать на ваше мнение. Отвечайте на мои вопросы.
- Сколько, должно быть, средств тратится впустую…
- Кто убил Жаннет Сименс? – бесцветным тоном спросил следователь, уставший от болтовни Малфоя.
- Вам надо сбрить бороду, - на полном серьезе сказал Малфой.
- Что?
- Что слышали.
- Вы идиот? Какая борода? – вскипел Мирсон.
- Ваша, Мирсон, - проговорил Люциус. – Вы спрашивали, что с вами не так, я отчасти ответил.
Следователь, захлопнув папку, смерил ухмылявшегося Малфоя ненавидящим взглядом и молча ушел.
***
Когда Люциус снова начал паясничать и уходить от ответа, Мирсон не выдержал и ударил обвиняемого в переносицу. Малфой, чьи руки были закованы на время визита следователя, плюнул тому в лицо. Мирсон дернулся и ушел раньше времени, оставив Люциуса вытирать свою кровь с подбородка. Он даже язвить не стал, мол, чистокровная такая же красная, как и его, «грязнокровная».
Мирсон появился только через три дня. Уставший, заметно побледневший от недосыпа. Люциус тоже не выглядел бодрячком, хотя ухмылялся, язвил, раздражал все также. И про устройство камер болтал, и про неудавшуюся личную жизнь следователя. Бороду тот, кстати, сбрил, но легче не стало, хотя и заметно помолодел без нее. Пока Мирсон шел по коридорам Азкабана, то слышал разговор двух охранников, будто Малфой успел заключить с теми сделку и за деньги выторговал у них хороший ужин и возможность отправить два письма. Переписка на время расследования была запрещена, и этот слух очень напряг следователя. Что же это такое, обвиняемый подкупает охрану?!
- Вы уже договариваетесь с охраной? – был первый вопрос, как только Мирсон зашел в нужную камеру и занял привычный стул.
- Почему нет? – безвинно пожал плечами Малфой.
- И кому писали?
- Лучше спросите, какую прическу я посоветовал сделать Тому, и какую девушку он обещал привести мне в случае его удачного свидания? – усмехнулся Люциус, растянувшись по кушетке. – А тот, второй, позволит мне побриться, - Малфой провел рукой по щетинистому подбородку, - если я помогу его дяде с финансовым отчетом.
- Неплохо пристроились, - хмыкнул Мирсон. – Не желаете остаться?
- Нет, благодарю, - улыбнулся Люциус. – А что у вас нового? Без бороды куда лучше, правда?
- Да, но не совсем, - неуверенно произнес Мирсон, словно позабыв, с кем говорит.
- Сколько вам лет? – с каким-то излишним интересом спросил Малфой.
- Пятьдесят пять…
- А выглядите на все семьдесят! Неудивительно, что дамы не засматриваются на вас. Хотя дело не только в возрасте, - заключил Люциус.
- А в чем? – любопытство превысило остальные чувства Мирсона.
- В вашей профессии, - уверенно продолжал вдохновленный Малфой. – Вы много работаете, вам нужно больше отдыхать, тогда ваш внешний вид не будет отпугивать женщин.
Следователь выпрямился на стуле, несколько растерявшись от прямоты обвиняемого.
- И…как отдыхать?..
- Мирсон, отпустите меня под залог, и я вам расскажу.
- Нет, - отрезал следователь. – И не вздумайте опять запутывать меня.
- Разумеется, - улыбнулся Малфой белозубой улыбкой.
Мирсон обалдел: как у него такие идеально белые зубы? Они, что, чистят Малфою их заклинанием?! И одежда у обвиняемого совсем не грязная, выглядит лучше, чем у самого следователя. Какого черта?! Снова разозлившись, Мирсон ушел раньше времени.

0

4

Глава 3

Мирсон шел по коридору Азкабана до нужной ему камеры. Издалека он разглядел двух охранников, в чем облике вроде бы что-то изменилось, но следователь не мог уловить что. Мирсон подошел поближе. Та же форма, тот же внешний вид, те же сверкающие лысины…Взгляд! Следователь не мог уяснить, с чего бы двум охранникам иметь такой счастливый взгляд. Те, заметив внимание со стороны, конечно, вытянулись и постарались изобразить серьезность, но Мирсон все равно остался в недоумении. Он молча прошествовал мимо них и вошел в камеру, притворив за собой тяжелую дверь.
Мирсон застыл на пороге в негодовании. Следователь прошелся взглядом по сияющему лицу Малфоя. Чистые волосы, слегка выцветшая мантия – все то же, даже белые зубы обвиняемого не так бросались в глаза, когда Мирсон перевел взгляд на противоположную стену, возле которой обычно стоял его стул. На том месте был большой иллюзорный камин!
- Что это?!
- Камин, - как бы между делом ответил невозмутимый Малфой.
- Я знаю, что камин, что он здесь делает?! – рявкнул Мирсон.
- Он отлично согревает. Знаете ли, в этих стенах весьма прохладно, - пояснил Люциус, лениво растягивая слова.
- Как. Он. Сюда. Попал?! – просто разразился гневом следователь.
- Мирсон, вы начинаете меня раздражать своими глупыми вопросами, - поморщился с неприязнью Малфой. Лицо Мирсона еще сильнее вытянулось. – После вашего ухода я предложил двум господам-охранникам сыграть со мной в карты. Том, который повыше и покрупнее, раздобыл колоду, и мы втроем вместе с Лео разложили несколько партий. Я вышел победителем во всех из них, поэтому потребовал в качестве выигрыша установить в камере камин, пусть и ненастоящий, лишь бы согревал.
- Я буду жаловаться начальнику тюрьмы, это вопиющее поведение охраны! – Мирсон устремил свой гнев на тех двух «господ», о которых рассказал Малфой.
- Пожалуйтесь, - кивнул Люциус, после чего вдруг хищно ухмыльнулся. – Вот только это с его разрешения данный камин был приобретен. Видите ли, мистер Барнесс оказался азартным человеком и, прибыв сюда для разбирательств, не отказался перекинуться со мной несколькими партиями в покер. Но игрок он неважный, скажу вам по секрету, - последнюю фразу Малфой издевательски прошептал.
Мирсон позеленел от гнева и злости. Он понял, что перед ним весьма скользкий тип, и, похоже, справиться с ним будет еще труднее, чем предполагалось. Однако отпускать Малфоя и тем более нельзя ни в коем случае. Такой извернется и не посмотрит на законы, а убежит в дальние края, не оставив и следа. Следователь попытался успокоиться и сел на стул, чуть подальше от камина.
- Я нашел свидетеля по делу одного из убийств, аврора Самирсона, - строгим тоном начал он. Люциус и бровью не повел, только ухмыльнулся. – Он утверждает, что видел, как из вашей стороны был пущен зеленый луч, после чего аврор упал замертво.
- Хм, а этот свидетель слышал, чтобы я произносил «Авада Кедавра»?
- Нет.
- Ну так а кто подтвердит, что это я убил аврора? – усмехнулся Малфой. – Извините, Мирсон, но очень уж косвенными выглядят слова вашего свидетеля.
Мирсон покачал головой. Люциус внезапно поднялся. Следователь вздрогнул, заметив, что у того отсутствуют магические наручники. Мирсон даже спрашивать не стал, почему он не закован, наверняка это опять какой-то договор с охраной. Черте-что! Малфой обошел стул следователя и вдруг остановился позади него и наклонился так, что его длинные локоны упали Мирсону на плечи. Пожилой маг сглотнул: ему не нравилось, что этот человек стоит позади.
- Мирсон, бросьте вы эту затею засадить меня за решетку, - зашептал он. – Вам не собрать доказательств, я и мой адвокат разобьем любые ваши аргументы. Давайте лучше договоримся, - его тон стал почти интимным. – Я могу предложить вам свои услуги. Подберем вам гардероб, сменим прическу, я найду вам хорошенькую особу, у вас появится жена, а потом и дети…
- Вы забываетесь, обвиняемый, - процедил пожилой маг, слегка поведя плечом.
- Подумайте, Мирсон, после моего освобождения я не буду помогать вам, - закончил шептать Малфой и, обойдя стул следователя, встал прямо перед ним. – Еще несколько партий с начальником тюрьмы – и я выйду отсюда до суда. Так зачем же ждать? Выпустить меня отсюда можете и вы.
- Это незаконно, - сухо сказал Мирсон, нахмурившись. – Вы переходите все границы, мистер Малфой.
- Мое дело предложить, - взмахнул руками Люциус и медленно отошел к своей кушетке, не сводя своего хитрого взгляда с Мирсона.
Следователь прожег обвиняемого ненавистным взглядом, ведь понимал, что ему ни за что не обзавестись семьей, а так хотелось! Этот чертов Малфой действительно мог помочь. Разозлившись на самого себя, на белобрысого обвиняемого, Мирсон снова ушел из камеры ни с чем.

0

5

Глава 4

- Почему вы не участвовали в Битве за Хогвартс? В сражении вы замечены не были, но в зале, уже после победы, вас видели. Так чем вы занимались? – строгим деловым тоном осведомился Мирсон в последней попытке выведать у Малфоя правду. Оснований для содержания обвиняемого в камере до суда не осталось, поэтому по закону от следователя требовали весомых аргументов для подобной меры, в противном случае Люциуса было необходимо отпустить. Об этом Мирсону лично сообщил начальник Азкабана. Поэтому пожилой маг взялся за свое дело со всей решительностью.
- Правильно, Мирсон, былые дела раскапывать бессмысленно, и вы уразумели, что надо бы уточнить недавние события, - протянул Люциус, поведя бровью. Но в миг стал серьезным, отвечая: - Я и моя жена искали сына в Хогвартсе, который оказался в центре событий. Он не сумел вовремя эвакуироваться, и я переживал за Драко, поэтому и искал, не оглядываясь на ход событий.
- Допустим. Но выходит, ваш сын сражался на стороне Волдеморта? Или что он делал в Хогвартсе?
- Драко не сражался, - резко сказал Люциус, блеснув глазами. – Он не успел эвакуироваться с остальными и был вынужден защищаться.
Мирсон недовольно поморщился. Правда по-прежнему проскальзывала где-то между словами Малфоя.
- Против кого ваш сын защищался? На чьей стороне?
- Оставьте моего сына в покое, - прошипел Малфой, опасно сузив глаза, - у Драко нет Метки, если вы об этом. У вас нет оснований подозревать в чем-либо его.
- Вы правы, мистер Малфой, - неохотно признал Мирсон. – Тогда так: почему Волдеморт не избавился от вас, когда, мне известно, вы находились подле него какое-то время на протяжении Битвы?
- Вы задаете странные вопросы, - усмехнулся Малфой. – Откуда я знаю, что у него было на уме? Наверное, не хотел тратить на меня силы, или разобрался бы со мной после.
Следователь вздохнул: он топчется на месте.
- Мистер Малфой, вы отказываетесь сотрудничать со следствием? Назовите пару имен находящихся на свободе Пожирателей.
- Мне они незнакомы, - спокойно сказал Люциус. – Я не отказываюсь, Мирсон, просто я ни в чем не виноват.
Следователь смотрел на обвиняемого со смесью злобы и зависти. Кажется, мантия Малфоя выглядит чище, чем в прошлый раз. Этот Пожиратель смерти умудряется выглядеть в заключении лучше, чем Мирсон на свободе! Пожилой маг видел прежде колдографии Люциуса в газетах, в жизни – реже, но имел честь, и готов был поспорить, что даже в свои молодые годы он не выглядел хотя бы наполовину так же, как и презренный Малфой. Дело было даже не столько в дорогой и изысканной одежде, или манерах, присущих высокородным обладателям древних фамилий, сколько в умении подавать и держать себя, в умении нравиться людям. И, наверное, у Малфоя это умение было врожденным. Старик понимал, что, пожалуй, ему никогда не добиться счастья для себя, а хитроумный и напыщенный Пожиратель придумает еще сотни оправданий своим поступкам, пусть следователь и уверен в его полной виновности, доказать что-либо Мирсону не по силам. А еще у чертового Малфоя куча денег и фамильных драгоценностей, что только подкрепит его аргументы. Его, а не слова следователя Мирсона. В случае проигрыша пожилого мага наверняка отправят на пенсию, спишут за ненадобностью, а бывшему аврору очень хотелось еще повоевать в это мирное время.
- Мистер Малфой, - серьезным тоном начал следователь, приложив ладонь ко лбу. Люциус безошибочно распознал в этом жесте волнение и ухмыльнулся. – Вы уверены, что ничего больше не хотите сказать по делу?
- По тем нелепым обвинениям, что вы мне изложили? – уточнил Малфой, усмехаясь. Мирсон кивнул, сжав зубы. – Пособничество Волдеморту, хранение запрещенных артефактов, убийство пятнадцати человек… - Люциус задумчиво почесал подбородок, возвел глаза к потолку в раздумьях. И затем самым издевательским тоном, на который был способен, изрек после паузы: - Так точно, Мирсон, добавить мне нечего!
Следователь чуть не убил обвиняемого голыми руками за подобное нахальство. Но сдержался, извлек из своего портфеля бумагу и поставил на ней свою подпись.
- Это ваш пропуск отсюда, - сказал Мирсон, протягивая документ Малфою. Люциус не поленился встать и забрать бумагу себе. – Вы выйдете под подписку о невыезде за пределы вашего родового поместья. Подпишите.
Малфой, ухмыляясь, прочел документ и поставил свой завиток. Откуда у него взялось перо, Мирсон предпочел не уточнять. А Люциус с невозмутимым видом убрал перо обратно в карман мантии. Он повернулся к двери, приготовившись выйти. Мирсон поднялся следом. Маг приказал охране открыть дверь и проводить мистера Малфоя до места аппарации. По ухмылке и сверкающим глазам Люциуса Мирсон отчего-то был убежден: больше этого мага он никогда не увидит, особенно в этих стенах.

0


Вы здесь » Letters from the Earth » Гет и джен » История одного освобождения; Люциус, джен, юмор


Создать форум © iboard.ws