Letters from the Earth

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Letters from the Earth » Архив - гет и джен » Toujours pur и кому это нужно (от Wendelin the Weird )


Toujours pur и кому это нужно (от Wendelin the Weird )

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1) Название: Toujours pur и кому это нужно
2) Автор: Wendelin the Weird   
3) Беты нет
4) Тип: джен
5) Рейтинг: G
6) Жанр:драма/юмор
7) Пейринг:нет
8) Другие персонажи:  СБ, Кричер
9) Размер: мини
10) Статус: закончен
11) Предупреждения: ООС, AU
12) Саммари: Кричер не может смириться, что теперь он принадлежит Гарри Поттеру и вынужден жить на кухне Хогвартса, когда его мечта - висеть после смерти на стене дома Блэков в виде отрубленной головы. Кричер рожден для служения Блэкам, а для чего рожден Блэк?
13) Дисклеймер: все права принадлежат г-же Роулинг
Разрешение на размещение фанфика получено

0

2

Глава 1

SUMMARY: Шестой год обучения в Хогвартсе Мальчика-Который-Выжил. События шестой и седьмой книги проигнорированы. Война закончилась. Кричер не может смириться, что теперь он принадлежит Гарри Поттеру и вынужден жить на кухне Хогвартса, потому что его мечта - висеть после смерти на стене фамильного дома Блэков в виде отрубленной головы. Но магия эльфов сильна, и то, что многие века было неразрешимой загадкой для самых могущественных волшебников для этих маленьких и лупоглазых существ не проблема, а всего лишь легкий щелчок пальцами. Кричер рожден для служения Блэкам. А для чего рожден Блэк?
ЖАНР: драма.
ПЕРСОНАЖИ: Сириус Блэк и его эльф, другой персонаж и др.
DISCLAIMER: персонажи не мои, а чьи - ни за что не догадаетесь. Все права принадлежат г-же Роулинг, а я просто погулять вышла.
WARNING: Легкий (а может, и тяжелый) ООС Сириуса и Кричера.

-Надо очень любить свою Родину.
-Сентиментальность!
"Подвиг разведчика"

Церемония распределения в этом году прошла быстро. Немногословную речь Дамблдора, после которой первокурсники обычно начинали сомневаться в его здравом уме, вообще мало кто заметил, и студенты с удовольствием переключились с официальной части на основную - банкет. Факультетские столы ломились от разнообразных блюд, возникших, как им и полагалось - из ниоткуда. Предстоял очередной год обучения. Война закончилась, и впереди намечались только скучные и монотонные будни, разбавленные посещениями Хогсмида.

Все были счастливы или делали вид что были. Только професор Снейп, как всегда, был в своем репертуаре, а еще в Хогвартсе появился новый обитатель, настолько несносный, что действовал на нервы даже Пивзу. Это был Кричер. Обычно домовые эльфы стараются не попадаться никому на глаза, но Кричер считал себя выше этого и ходил где хотел. За годы одиночества в доме Блэков он приобрел отвратительную привычку разговаривать сам с собой и теперь доставал этим всех окружающих. Общество других эльфов, которое, по идее, должно было смягчить его характер и сделать жизнь радостнее, только добавило много новых тем для бесконечного брюзжания. Его терпели из уважения к Гарри и как неизбежное зло. Девать его было некуда, освободить - нереально. Постепенно с его присутствием смирились, но избавление, как это обычно и бывает, случилось неожиданно...

Однажды и так маленькая и неглубокая чаша терпения Кричера окончательно переполнилась. И причиной этому стал не ростбиф и даже не пирог с патокой, а примитивный йоркширский пудинг, который ему поручили готовить в честь дня рождения какой-то первокурсницы-грязнокровки. Этого его ранимая психика вынести не смогла. Он залез в уголок, где любил прятаться от своих обязанностей, и с омерзением стал смотреть на суетящихся соплеменников.

Его любимым занятием было ностальгировать о тех временах, когда он жил в доме, где его предки украшали своими головами стены, как охотничьи трофеи. Эта жизнь казалась ему правильной и порядок незыблемым, как мир. Его хозяева были древнейшими и благороднейшими магами Англии, рядом с которыми даже Мерлин выглядел убого. Служить им было великим счастьем. Упиваясь подобными воспоминаниями, он и сам не заметил, как все чаще и чаще в них стал всплывать тот, с кем ему пришлось коротать последние дни в родовом Блэковском гнезде. Мастер Сириус. Этот позор рода, не заслуживший ничего, кроме дырки на гобелене.
Но несмотря на кучу недостатков, у него все же были и достоинства: во-первых, он не требовал на завтрак йоркширский пудинг, а во-вторых, он был Блэк.

У эльфа защемило сердце, когда он вспомнил эту фамилию. Он понял, что пришло время действовать..

Антиаппарационные зоны в Хогвартсе и других местах на эльфов не распространялись, поэтому через несколько секунд Кричер уже стоял в том самом зале в Министерстве Магии, где, как он слышал, оборвался жизненный путь Сириуса Блэка. Оборвался или нет, это еще нужно было проверить, чем Кричер и решил заняться. Других способов вернуться в родной дом он не видел. Все остальные Блэки были мертвы.

Эльф медленно, опустив уши и втянув шею, заглянул за другую сторону Арки, как будто там должен был лежать труп Сириуса, но трупа, как и следовало ожидать, не наблюдалось. Тогда, тяжело вздохнув, он взобрался вверх по ступенькам и шагнул внутрь...

Еще один шаг и все окружающее скрылось в непроглядной и вязкой тьме. Кричер вздохнул. Смерти он не боялся.
Он был очень стар и много лет провел один, разговаривая только с портретом и сам с собой. Что связывало его с последним из рода Блэков? Потоки ненависти и презрения, которые он выливал на голову хозяина каждый божий день, давно уже были просто пустыми словами. Ни один из них не придавал этому значения. Привычная перебранка, уже ставшая для обоих потребностью, вроде чашки кофе по утрам.
Сириусу и в голову не приходило приказать эльфу навсегда заткнуться.
Кричер же привык преклоняться перед своей госпожой и смотреть на мир ее глазами, но он и сам не заметил, как привязался к Сириусу, когда тот внезапно появился в заброшенном, мертвом доме и как будто принес с собой запах и свет окружающего мира.

Так называемая Арка Смерти, как оказалось, была обычным односторонним порталом, когда-то в глубокой древности созданным на спор одним эксцентричным магом, очень хотевшим прославиться, а шепот и развевающийся занавес - просто красивым антуражем. Правда, прославиться автору не удалось, его имя никто не помнил. Но Арка осталась, обросла мрачными слухами и желающих проверить, как она работает, практически не находилось, потому что, как ни забавно, но из нее действительно никто не выходил обратно. В чем была причина - кто знает? Может, в том месте не работала магия, или попавшие туда просто не хотели возвращаться - факт остается фактом. Кричеру до всего этого не было дела. Его терзала идея фикс - вернуть себя в дом Блэков, и способ существовал только один...

...В заарочном мире он бродил недолго. Тьма постепенно редела и проявились очертания предметов. Сначала смутные, а потом все более и более отчетливые. Скоро он увидел знакомый силуэт человека, сидящего к нему спиной на берегу озера с водой чернильного цвета, покрытой серыми кувшинками. Не было никаких сомнений, что это не привидение и не обман зрения, а вполне реальный человек из плоти и крови.

- Негодное отродье, убийца, осквернивший дом своих предков, - душевно приветствовал его Кричер.

При звуке этого скрипучего голоса волшебник, до этого безучастно наблюдавший за потусторонними облаками, внезапно повернулся и у него отпала челюсть, точно как в тот вечер, когда он увидел Гарри и Гермиону верхом на гиппогрифе. Но в этот раз к изумлению добавилось и еще кое-что: выражение лица, какое можно было вполне ожидать от портрета его милой матушки, заметившей какую-нибудь грязнокровку, вытирающую с ее рамы пыль. Было видно, что появление эльфа его, мягко говоря, не порадовало. Он уже открыл было рот, чтобы прибавить что-то непечатное, но тут до него дошло, с какой целью здесь возникло это неприятное создание, и изумление плавно перешло в ступор.

Кричер тоже решил, что лучше продолжит свою речь в более удобном месте, крепко взял Блэка за запястье своей маленькой сморщенной ручкой и щелкнул пальцами. Магия древней Арки оказалась бессильной перед магией этого смешного существа с большими ушами и носом-пятачком. Многовековое пренебрежение эльфами сказалось и здесь. Создатель устрашающего артефакта счел ниже своего достоинства обращать внимание на бесплатную прислугу, которая вечно путается под ногами и прокололся. Черный ветхий занавес чуть колыхнулся и безропотно выпустил эльфа и его хозяина обратно. Арка Смерти не оправдала своего зловещего названия.

Короткая вспышка лилового света, шум в ушах и вот они вдвоем стоят на верхней ступеньке крыльца бывшего Штаба Ордена Феникса.

Тусклому лондонскому солнцу к тому времени уже надоело светить и улица с отсутствующим домом № 12 была погружена в вечерние сумерки. Черная облупленная дверь щелкнула и распахнулась навстречу, невидимая для посторонних глаз. Дом Блэков встретил своего наследника запахом плесени и скрипом рассыхающегося паркета. Этот скрип невольно наводил на мысль о привидениях. Сириус передернул плечами. Да, весело будет, если его неуспокоившиеся на том свете харизматичные родственнички соберутся к нему в гости.

Опять эти стены. Он вспомнил, как скрывался здесь, маясь от безделья, страдая от ощущения своей никчемности и бесполезности. Дамблдор таинственно отмалчивался, члены Ордена приходили и уходили, возвращались к своим делам, семьям. А он оставался наедине с домовым эльфом и с обширными отцовскими запасами горячительных напитков. И казалось, выхода нет...

Что-то зашуршало под ногами, это был старый, порванный конспект по зельям, наверно, забытый Гарри или Роном.
-Гарри... Где ты сейчас? А... ну да, в Хогвартсе, где ж еще. Жаль, нам так ни разу и не удалось просто посидеть и поговорить. Все время что-то отвлекало... Теперь ты уже почти взрослый, занят учебой, квиддичем, девушками. Я тебе не нужен. Я так и не смог сделать твою жизнь лучше, меня не было рядом, когда тебе это было необходимо.
Стоит ли мне опять появляться на твоем пути? Прости, но я уже больше не смогу смотреть в твое лицо. Лицо воскресшего Джеймса. Боюсь сойти с ума...
Сколько лет я плевал на свою семью, демонстрируя всем и прежде всего себе, что между мной и этими людьми нет и никогда не было ничего общего. Зачем?
Я - Блэк и от этого никуда не деться. Когда я был настоящим? Когда послал Снейпа в зубы Люпина или бросился в Министерство защищать Гарри? Если бы знать...если...
Сидел бы себе тихо-мирно в Слизерине на радость мамочке, но нет, видите ли, я особенный.

На этой патетической ноте мысли Сириуса прервала мышь, не привыкшая еще к тому, что в доме опять люди и утратив бдительность, выскочившая прямо на него.
- Стоп. Хватит умничать, - сказал он вслух, хрипло рассмеялся, снял ботинок и запустил его в несчастного грызуна. Картина маслом - он разговаривает сам с собой. Жертва близкородственного брака, вот результат... Хороша семейка, сплошные психи. Эх, плачет по нему палата в Мунго. Горько плачет.

Импульсивный и темпераментный, раньше Сириус Блэк предпочитал действовать, а не рефлексировать. Возможно, как мудро заметила однажды Гриффиндорская Всезнайка, он и в самом деле слишком долго был один...

Дневной свет за пыльными окнами окончательно погас. Замерцали, разгораясь, старинные газовые лампы.

- Кричер, где ужин? Не надейся увильнуть от своих обязанностей. И не забудь огневиски.
- Неблагодарная свинья, разбившая материнское сердце, - прошипел Кричер свою любимую шаблонную фразу, вытаскивая откуда-то из закромов чудом сохранившиеся фамильные тарелки Блэков, пестревшие гербами.
Положительно, в последние годы он разучился говорить человеческим языком и использовал набор штампов из богатого лексикона его обожаемой хозяйки, которые сами собой выскакивали из его редко закрывающегося рта.
- Маменькин блюдолиз, - ответил Сириус, ухмыляясь с таким видом, будто эльф только что сделал ему изысканный комплимент, - Хочешь, я свяжу тебе носки?
- Наполнил дом грязнокровками, предателями, бедная моя госпожа, если бы она знала! Ее комнату превратили в хлев.
- И тебе спокойной ночи.
Кричер издал нечленораздельный негодующий писк и удалился в свою каморку, шаркая ногами и вздыхая. В глубине души он был доволен, но забыл, как надо выражать это чувство. Мир опять стал прежним. Всё было в порядке.
Его вновь обретенный хозяин доел свой ужин, хмыкнул и стал подниматься вверх по лестнице, сопровождаемый сонными взглядами своих многочисленных предков с потемневших от времени портретов, отнюдь не украшавших этот отсыревший и поблекший дом, который только привидение могло назвать уютным, а слово "жилой" здесь звучало издевательством, но это все равно был дом, а не склеп. Дом, в котором прошли его детство и юность. Дом, откуда он сбежал, но в который вернулся уже во второй раз. Узник, забывший само слово "свобода", получит ли он ее когда-нибудь? Или от себя скрыться сложнее, чем из Азкабана?

0

3

Глава 2

Ветер, ветер на всем белом свете.
А. Блок.

- Этот день определенно начался плохо, - начал размышлять Корнелиус Фадж, усевшись в любимое продавленное кресло в своем рабочем кабинете. После внезапного окончания войны из-за смерти Того-Кого-Нельзя-Называть, произошедшей вопреки пророчеству не от рук Надежды-Магического-Мира, а от совсем других причин, (которые к этой истории отношения не имеют, но скажу по секрету, это была просто ветрянка), Фадж так и не смог перестроиться и продолжал ворчать по любому поводу и без оного, находя неразрешимые проблемы и опасности там, где их и вовсе не было. Сегодня, например, он с утра пораньше прочитал очередную статью Риты Скитер, которая, перемыв косточки всем мало-мальски известным в магическом мире персонам, переключилась на ботанику и настрочила злобный фельетон о "дьявольских силках"- мутантах. Этого хватило, чтобы у Фаджа резко упало настроение, так как в любой подобной ерунде он видел тайные происки против Министерства и себя лично.

Все сотрудники Министерства на него давно уже махнули рукой и встречаясь с ним где-нибудь в коридоре или в лифте, старались побыстрее пройти мимо, уткнув нос в пергаменты или напускали на себя чрезвычайно деловой вид, чтобы не нарваться на длинную и нудную беседу с министром, который к несчастью, стал в последнее время необычайно разговорчивым. Он сохранил свой пост, так как желающих его занять пока не нашлось и честно выполнял свои обязанности, которых теперь было не так уж много.

Итак, только Фадж собрался продолжить свою меланхоличную мысль, как был прерван появлением посетителя. Сказать, что министр был удивлен, значит не сказать ничего. Если бы у него было слабое сердце, беднягу наверняка хватил бы инфаркт, (кто сказал, что у волшебников их не бывает?) и знаменитое заведение имени Святого Мунго пополнилось бы сегодня новым пациентом. В дверях, держа в руке старый "Пророк" со своим некрологом стоял человек, о чьей гибели он не так давно сообщал министру магглов. Похоже, день не только плохо начался, но грозил и плохо закончиться.

- Хорошая сегодня погода, вы не находите? - продемонстрировал превосходное английское воспитание бывший покойник.
-А-а-а..ээ...да, пожалуй, - выдавил из себя Фадж после минутного молчания, внезапно вспотев, как будто только что без помощи магии разгружал вагон с углем. Инстинктивно он потянулся за палочкой, но тут же вспомнил, что стоящая перед ним личность преступником уже не считается, о чем так красочно и с пафосом было написано в газете, которую Блэк сжимал в руке.

Не прошло и десяти минут, как Сириус Блэк вышел из кабинета министра и унес с собой официальный документ о своей полной и окончательной реабилитации и возвращении всех прав и состояния. Естественно, в связи с его несостоявшейся смертью, завещание было аннулировано.
Как ни странно, но появление Сириуса в Министерстве Магии прошло почти незамеченным. Волшебники и ведьмы вокруг были погружены в свои дела, да и вообще, жизнь шла своим чередом, а в жизни, как известно, нет места мертвым. О нем просто успели забыть.
Только Люциус Малфой, внезапно появившийся из-за угла, задумчиво проводил его взглядом.
- Наверно, надо пить меньше огневиски, - осторожно подумал он, - а то уже начал являться этот чокнутый кузен жены...

Сириус ехал обратно на метро и чувствовал себя крайне неуверенно и неуютно. Как будто он был голый перед этой толпой. А раньше он любил бродить по маггловскому Лондону и кататься в подземке... Грохот от прибывавшего поезда оглушал, от огромного количества людей рябило в глазах.
По его угрюмому и изможденному, когда-то на редкость красивому лицу, промелькнула тень, тонкие губы слегка дрогнули.

- Кричер, я уезжаю, где моя куртка? Не смей кланяться, когда я с тобой разговариваю!
- Пфф...проклятье семьи, предатель крови, вернулся из Азкабана и еще приказывает.
- Пошел вон!

Осень в Париже выдалась слишком теплой и мягкой для Европы, что значительно поспособствовало наплыву туристов даже в этот, почти лишенный достопримечательностей, за исключением так ненавидимого Мопассаном творения Эйфеля, район. Только яркие желтые листья и потемневшая вода в Сене напоминали о том, что лето закончилось. Но несмотря на такую благодать, с реки дул резкий прохладный ветерок и прогуливающийся по берегу английский волшебник засунул замерзшие руки в карманы маггловских джинсов. Бывший беглый преступник, позор так и не поймавшего его Аврората, головная боль Министерства, герой страшных сказок на ночь для большинства непослушных детей магического мира, оплаканный и давно похороненный для всех Сириус Блэк бесцельно брел по столице Франции, силясь понять, что же ему теперь делать с этой, так неожиданно свалившейся на него свободой...

"Не стоило так закипать, когда Снейп язвил насчет неограниченного количества свободного времени", - подумал он вяло. Судьба действительно отмерила ему слишком много такого времени, только раньше это было наказанием, а теперь...
"И что с ним делать, гиппогриф его раздери?!"
Хотелось идти и идти неизвестно куда и зачем - просто так, потому что несут ноги. Вдыхать свежий воздух улицы и реки, а не тот застоявшийся воздух Азкабана, который, кажется, навсегда поселился в легких. Слушать шелест травы и шум волн, а не капанье воды со склизких стен... Хотелось ощутить, наконец, вкус этой жизни, из которой его вычеркнули много лет назад, навесив клеймо убийцы и предателя... Никто ведь не усомнился, что он предал Поттеров. Конечно, он же Блэк. Как же иначе. Его фамилия была слишком известной, и в одну секунду перечеркнула все, что он успел сделать хорошего. Как раз когда он посчитал себя окончательно освободившимся от семьи, она с головой накрыла его своей тенью...

Окна респектабельных домов были приоткрыты, в уличных кафе прибавилось посетителей - у магглов заканчивался рабочий день. Отовсюду доносились отрывки разговоров, смех. Из припаркованного автомобиля раздавалась негромкая музыка.
...Et pour un empire
Je ne veux me devetir
Puisque sans contrefacon
Je suis un garcon.
- заливалась нежным, подростковым голосом певица. Как там её зовут? А... неважно. Навязчивый мотив звучал в голове все настойчивее, мысли стали разбегаться и Блэк забыл причину, по которой у него еще недавно так ныло сердце. Некая важная мысль, терзавшая его многие годы, вдруг совершенно вылетела из головы... ему стало смешно. Начался холодный осенний дождь и столица влюбленных внезапно показалась серой и неприветливой, запахло жареным луком и соляркой, но Блэк ничего этого не заметил...

Впереди шла девушка в короткой фиолетовой юбке и белых колготках, слегка запачканных грязью, помахивая большим пакетом, из которого торчали пачка спагетти и батон хлеба. Ее черные волосы были небрежно стянуты резинкой в жиденький хвостик.
- Мадемуазель, не подскажете ли, как пройти к Эйфелевой башне? - на ходу выуживая из памяти французские слова ляпнул Блэк первое, что пришло на ум и хитро улыбнулся белозубой, сверкающей после посещения стоматологической маггловской клиники улыбкой. Идиотизм вопроса был очевиден - символ Парижа торчал чуть ли не под самым носом.
- Меня зовут Элен. - просто ответила незнакомка и тоже улыбнулась.

Поздним вечером в креслах у почти погасшего камина Гриффиндорской гостиной, слушая дребезжание стекол под струями ледяного дождя, завывания ветра и разных магических животных, мерзших в Запретном Лесу, сидело знаменитое трио и вот уже третий час безуспешно пыталось решить один вопрос. Раскрытые учебники и пергаменты с незаконченными эссе валялись на столе.
- Гарри, ну вспомни же, что ты ему говорил, может ты его обидел? Ты помнишь, когда ты видел его в последний раз? Наверно, он заболел и лежит теперь где-то, одинокий и никому не нужный, ему ведь очень много лет. Как ты можешь быть таким равнодушным! Судьба эльфов совсем никого не волнует в магическом мире, это ужасное безобразие! - Гермиона нервно сцепила руки и сделала трагическое лицо. Впрочем, к подобному выражению ее друзья уже успели привыкнуть и никак не отреагировали на это выступление.
Гарри Поттер беспомощно переглянулся с Роном, поправил очки, вздохнул и в сто первый раз позвал:
- Кричер!!!!!!
Ничего не произошло.

Только где-то далеко внизу завопил и захохотал Пивз, нашедший себе очередную жертву, и его пронзительный визг еще долго разносился по коридорам замка. Настроение Пивза было отменным, давно ему не было так весело. Минерва МакГонагалл поджала губы и поставила жирную кляксу на проверяемом эссе, а у профессора Снейпа дрогнула в руке склянка...

В это время на северном побережье Франции, неподалеку от Дьепа, старому магглу Филиппу Готье приснилось, что на его домик падает подбитый фашистский мессершмит, издавая при этом характерное отвратительное гудение, которое много лет после войны преследовало его в страшных снах.
Он проснулся и с облегчением обнаружил, что это был всего лишь сон, но гудение не прекратилось, а, напротив, усилилось. Нашарив под кроватью тапочки, старик выглянул наружу и стал крутить головой, пытаясь высмотреть что-нибудь на сумрачном пурпурном небе, но глаза слезились и болела шея. Плюнув на эту затею и наглухо закрыв окно, он отправился спать дальше.

...Мистер и будущая миссис Блэк летели на мотоцикле через Ла-Манш в Брайтон. Их черные волосы трепал ослепляющий, пропитанный запахами йода, рыбы и мазута ветер.

Конец.

0


Вы здесь » Letters from the Earth » Архив - гет и джен » Toujours pur и кому это нужно (от Wendelin the Weird )


Создать форум © iboard.ws