Letters from the Earth

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Letters from the Earth » Архив - гет и джен » О цветах жизни (от Cait Sith)


О цветах жизни (от Cait Sith)

Сообщений 1 страница 10 из 26

1

1) Название: О цветах жизни
2) Автор: Cait Sith
3) Бета или гамма (если есть): нет
4) Тип: гет
5) Рейтинг: PG-13
6) Жанр: общий
7) Пейринг : СС/ГГ
8) Другие персонажи: ГГ, СС, ГП, ДМ, Дж/У
9) Размер: макси
10) Статус: закончен
11) Предупреждения
12) Саммари:В результате несчастного случая, Гарри и Драко стали детьми. Обязанность нянчиться с ними ложится на плечи Гермионы и профессора Снейпа 
13) Дисклеймер: все права принадлежат г-же Роулинг

Разрешение от автора получено

0

2

--------------------------------------------------------------------------------

Глава 1

Большинство из нас становятся родителями, еще не перестав быть детьми.
Миньон Маклофлин

Да, что за возраст – девятнадцать лет! Кто-то скажет, что это самая чудесная пора, когда все двери открыты, когда ты полон сил, когда ты уже не ребенок, но не обременен таким количеством обязанностей, как взрослый человек, когда ты свободен, когда ты можешь просто жить и наслаждаться жизнью. Не могу сказать, что все действительно столь радужно. Для меня это – ощущение, что жизнь проходит мимо, пока я сижу в библиотеке, что никто не понимает меня, что я некрасива и одинока, что больше всего на свете я хочу любить и быть любимой, но, кажется, это не произойдет никогда. Это время, когда тебя считают ребенком, стоит тебе заявить о каких-то серьезных желаниях, но взрослым, когда ты пытаешься уйти от ответственности, время, когда «парни думают только об одном», а ты... в общем-то думаешь о том же, но не с кем попало, а с тем единственным, любимым, которого нет и, кажется, в ближайшем будущем не намечается.
Я постоянно пытаюсь отгонять от себя эти гнетущие мысли, но все чаще и чаще возвращаюсь к ним. Раньше я такого за собой не замечала. Впрочем, тому были причины: постоянная угроза жизни, попытки уничтожить Волдеморта, да и, на самом деле, личная жизнь как будто начала устраиваться. Я вроде бы встречалась с Роном. Мы даже поцеловались. Хм. Наверное, тот поцелуй и был началом конца. Потому что ни я, ни, как позже выяснилось во время откровенного разговора, Рон, ни почувствовали ничего, кроме смущения и неловкости. Потом поиски хоркруксов, битва Гарри с Волдемортом, появление Снейпа и активное его участие в уничтожении последнего хоркруркса, радость от смерти Темного Лорда, шок от того, что Снейп, оказывается, убил Дамблдора по приказу директора ради спасения «невинной души Малфоя» и для того, чтобы Волдеморт поверил в преданность Снейпа, и не ожидал от него удара... В общем, было много потрясений, много эмоций, и главное – понятие того, что мы с Роном слишком много пережили вместе, чтобы у нас завязались романтические отношения.
Если подвести итог прошедшего года, который я должна была провести как ученица седьмого курса Школы Волшебства и Чародейства Хогвартс, а провела как борец со злом и спаситель мира, общемировые проблемы были улажены, а проблемы типичной молодой девушки полностью заняли мою, как мне раньше казалось, умную голову.
Ну нельзя, нельзя столько думать о любви, романтике и о том, как мне этого хочется!
Нужно сосредоточится на книге…что я читаю? «Продвинутые зелья», конечно… «…при приготовлении зелья необходимо учитывать не только силу огня, но и температуру воздуха в лаборатории. При подготовке ингредиентов необходимо…». Интересно, почему профессор Снейп снова вернулся в школу и снова начал вести Зельеварение? Я, Гарри, Рон и Драко Малфой, конечно, тоже вернулись, но на то была причина – мы, несмотря на все наши достижения, не закончили школу, и теперь хотели получить образование. Теперь мы учились вместе с нынешними семкурсниками, чему Джинни и Колин Криви были несказанно рады. Но вот профессора Снейпа в школе ничего не держало.
- Гермиона, хватит сидеть в библиотеке! – послышался звонкий голос Джинни за моей спиной.
- Если бы я брала по галеону каждый раз, когда слышу эту фразу, я давно бы стала самой богатой ведьмой в Англии, - ответила я.
- Это должно заставить тебя задуматься. Твоя молодость проходит мимо, пока ты сидишь здесь!
Любопытно, она просто озвучила мои мысли! Но я не собиралась признавать, что она права.
- Теперь, когда все закончилось, и мы все остались живы, - здесь я запнулась, я так и не смогла свыкнуться со смертью Невилла, - Мы остались живы, и мы должны подумать о нашем будущем.
- А ты не думаешь, что стоит жить сегодня и сейчас, пока есть такая возможность, пока не появился еще один Волдеморт? – спросила Джинни, уперев руки в боки и сердито уставившись на меня.
Разве с таким видом предлагают счастливую жизнь?
- Джинни, это все пустые разговоры, - сказала я, но библиотеку покинуть согласилась.

- У меня есть гениальная идея, - сообщила мне подруга, пока мы шли в гостиную Гриффиндора.
Я напряглась. Не припомню, чтобы гениальные идеи Джинни Уизли оказывались столь гениальны, как она заявляла.
- Мы сварим зелье! – заявила она, очевидно ожидая, что я как минимум захлопаю в ладоши.
Мой вопросительный взгляд заставил ее продолжить.
- Помнишь, вы рассказывали, как ты варила Многосущное Зелье на втором курсе.
- Припоминаю, - промямлила я, не понимая, чего хочет эта рыжая бестия.
- Я предлагаю найти в какой-нибудь книжке прикольное зелье и сварить его самим.
Я с недоверием уставилась на Джинни.
- Ты в своем уме? – спросила я ее без тени сарказма.
- Ну а что, это будет весело, опасно и полезно.
- Из всего, что ты сказала, я думаю, единственным подходящим определением будет «полезно». Хотя, нет, - поправила я себя, - «опасно» тоже. Опасность будет заключаться в том, что нас исключат из школы!
Последние слова я практически выкрикнула, из-за чего портреты на стенах начали сурово на меня посматривать. Еще только половина седьмого, так что нечего на меня коситься!
- Ты не понимаешь…
- В точку, - буркнула я.
Мы приблизились к портрету Толстой Дамы.
- «Шалости», - произнесла я пароль, и мы вошли в уютную гриффиндорскую гостиную.
У камина сидели Гарри и Рон.
- Ребята, у меня появилась идея, - сообщила Джинни.
Лица Гарри и Рона стали настороженными. Ага! Даже им не нравятся идеи Джинни. Она в свою очередь, изложила свой «гениальный план».
- И зачем нам это делать? – поинтересовался Рон.
- Мы будем тайком пробираться в туалет Плаксы Миртл, и варить там зелье. Это будет наша общая тайна, - заговорщическим шепотом произнесла Джинни, - Мы раздобудем все нужные ингредиенты, сами все подготовим, сами сварим…а зелье мы выберем какое-нибудь такое, от которого очень классный эффект. Что-нибудь вроде «Элексир Красоты» или «Напиток Сексуальности» или…
- Обуздай фантазию, - прервала я Джинни, - Я боюсь представить, какие варианты последуют дальше.
- Джинни, ну тебе же не десять лет уже, - устало сказал Гарри, обнимая свою любимую.
- А вам, можно подумать, не меньше ста! Просто это наш последний год в Хогвартсе, и хочется сделать что-нибудь ошеломительное! Хочется приключений!
- Нет, в чем-то Джинни, конечно права, - вдруг сказал Рон, - То есть мы действительно ведем себя, как уставшие от жизни старики. Надо радоваться жизни. Надо веселиться. А варить это чертово зелье может оказаться действительно весело.
- Слышал бы тебя Невилл, - улыбнулся Гарри и все тут же затихли.
Для нас так и осталось непонятным, почему из всех людей, кто участвовал в битве, погиб именно Невилл? Нет, его жертва не была напрасной, он убил Нагини, которая была одним из хоркруксов, и умер при этом сам. Но…почему именно он? Этот вопрос не давал мне покоя. Конечно, это обычные мысли в такой ситуации. «Почему он?», «Он был так молод», «На его месте могла бы быть я», «Мы виноваты, что не спасли его» - все это периодически крутилось у меня в голове, и, я уверена, в головах моих друзей. Но даже понимая бессмысленность всех этих душевных стенаний, я не могла заставить себя не думать о Невилле, о его неожиданной смерти.

-Гарри? – нарушила тишину Джинни, - Ты со мной или как?
- Э-э, ну я согласен, - пробормотал Гарри, понимая, что правильный ответ на такой вопрос может быть только один.
Я с недоверием посмотрела на друга.
- Она тобой манипулирует, - сообщила я ему.
Гарри покрепче обнял Джинни.
- Пусть она так думает, - ответил он мне, за что получил шутливый подзатыльник.
- Гермиона? – теперь Джинни уставилась глазами преданного щенка на меня.
- Можно подумать, у меня есть выбор! – недовольным тоном ответила я, - Кто-то должен за вами следить.

И как эти люди собираются готовить «прикольное» зелье, если не могут справиться с простейшим антидотом? Вот сейчас я понимаю профессора Снейпа и его ярость по поводу бестолковости большинства студентов…
Гарри, зачем ты кладешь туда так много лапок летучей мыши?
Рон, убавь же огонь!
Джинни, ты умница, но поменьше любуйся на Гарри, и почаще помешивай зелье.
Да, Малфой, я уже приготовила свое зелье. Ты, как всегда, второй.
Я одарила Драко взглядом победителя. Он фыркнул. Я сложила руки на груди и самодовольно уставилась на его котел.
- Прекрати, Грейнджер, - прошипел Драко.
На Зельеделии Драко теперь занимал место Невилла, что позволяло ему постоянно со мной огрызаться.
- Прекратить что? – спросила его я.
- Пялиться на мой котел. Ты прожжешь в нем дыру.
- Хм, тогда можно я буду пялиться на тебя?
- Я давно знал, что ты в меня влюблена, - самодовольно заявил Драко.
- В тебя влюблен только ты сам. А я всего лишь хочу прожечь в тебе дырку.
- Бессмысленные оправдания, Грейнджер.
- Мисс Грейнджер! – послышался голос за моей спиной.
- Я уже закончила, профессор.
- Это не значит, что вы должны нарушать дисциплину в классе. Минус пять баллов с Гриффиндора.
- Но сэр, Малфой первый начал! – возразила я, ловя себя на мысли, что оправдываюсь как первогодка.
- Мисс Грейнджер, меня это мало волнует. Еще слово и Гриффиндор лишается еще пяти баллов.
Я промолчала. Бесполезно. Может он больше и не Упивающийся Смертью, но Упивающийся Властью точно. Как бы мне хотелось встретить его после окончания школы, когда у него не будет возможности снять с меня баллы, и поговорить. Я прямо вижу перед собой его перекошенное от злобы лицо, когда я в очередной раз отвечаю ему на его саркастическое замечание, а он не может сделать ничего, кроме как молчать, или придумывать новые колкости, на которые я тоже буду отвечать…В общем, я мечтаю довести до ручки своего профессора. Достойная мечта, мисс Грейнджер-правильная-во-всех-отношениях-девушка-и-лучшая-студентка-за-последние-много-лет.
Малфой с довольным лицом продолжал варить зелье.
- Придурок, - прошептала я.
- Простите, мисс Грейнджер? – Снейп, уже успевший отвернуться, резко повернулся ко мне.
Я взглянула на него. Лицо выражало недоверие и удивление. Он подумал, что это я про него…
- Я вас прощаю, профессор, - ответила я.
- Мисс Грейнджер! – кажется, я его разозлила.
«Не стоит нарываться на неприятности», - твердил тоненький голосок разума.
- Да, профессор? - ответила я с самым невозмутимым лицом, на которое была способна.
Несколько секунд профессор Снейп молча прожигал взглядом, напоминая мне хищного зверя, готового к прыжку.
Ха, ну и что вы мне сделаете?
- Я назначаю вам взыскание. Сегодня в семь жду вас здесь.
С этими словами он развернулся и продолжил инспекцию класса.
- За что? – недоуменно спросила я, любуясь спиной профессора.
- За неуважительное отношение к преподавателю, - ответил профессор, не удостоив меня взглядом, - И я не принимаю ваше Зелье.
Я опешила.
- Это почему? – возмущенно спросила я.
Профессор все же повернулся ко мне лицом. Мерзкая ухмылка исказила его лицо.
- Вы уделяли слишком много внимания зелью мистера Малфоя. Если вы не могли выполнить задание самостоятельно, то…
- Что? – воскликнула я.
Все, кто присутствовали в классе, смотрели на меня с широко открытыми глазами. Я и сама себе удивлялась: повышать голос на преподавателя, да еще на кого! На самого Северуса Снейпа.
- Мисс Грейнджер, вы слишком много себе позволяете. Будьте любезны, закройте свой рот и сядьте на место. В семь жду вас здесь. Разговор окончен.
Тон, которым это было сказано, заставил замолчать даже меня.
Через несколько минут урок был закончен.

После зелий я, Гарри, Рон и Джинни отправились на обед. Малфой в гордом одиночестве быстро прошагал мимо нас. Даже не оглянулся, идиот.
Хотя иногда мне становится жалко его. В этой войне ему пришлось тяжелее, чем многим. Авроры упрятали его отца в Азкабан, он и его «друзья» были детьми Упивающихся, и многие из них встали на сторону Волдеморта. Но он, как я подозреваю во многом благодаря Снейпу, перешел на нашу сторону.
Теперь Драко снова в Хогвартсе, и он абсолютно одинок. Он делает вид, что ему плевать, что ему никто не нужен, но это не правда. Это не может быть правдой. Гарри рассказал, как на шестом курсе видел Малфоя, плачущим в туалете Плаксы Миртл. Это доказывает, что он не бесчувственный эгоист... Волдеморт пригрозил убить его родителей, если он не убьет Дамблдора...
Конечно, Драко не белый и пушистый, и я прекрасно помню, как он доставал меня все эти годы. Но ему было тяжело. И сейчас тяжело. Он был избалованным мальчишкой, и вдруг все свалилось на него, как снег на голову. И ни одного друга рядом. Иногда он выглядит таким грустным! Так же выглядел Гарри, когда погиб Седрик и когда умер Сириус. Усталым, несчастным, одиноким.

Во время обеда шло активное обсуждение несправедливого по отношению ко мне поведения Снейпа. Я молчала. Можно подумать, за шесть лет они к этому не привыкли. Слишком агрессивных высказываний в адрес профессора тоже не было, что было связано с его, не побоюсь этого слова, героическим поведением во время битвы с Волдемортом. Поэтому я не посчитала нужным вмешиваться в их разглагольствования на тему «А виноват-то во всем Малфой!».
В это время я думала о том, что Снейп – единственный, кто не желает признать мои успехи. Заставить его согласиться с тем, что я лучше всех в классе разбираюсь в зельях, стало моей идеей фикс уже давно. Теперь это оформилось в план. Прервав беседу друзей, я сказала:
- Предлагаю после Трансфигурации пойти в библиотеку…
Друзья простонали.
-…и выбрать зелье, которое мы будем готовить.
Последняя фраза вызвала поток бурной радости, обрушившийся на мою голову.
- Прекратите, на нас все смотрят, - прошипела я – Не привлекайте внимания, то, что мы собираемся делать – незаконно.

После сдвоенного урока Трансфигурации и быстрого ужина, мы побежали в библиотеку. Прямиком отправившись в Запретную секцию, к которой у нас, слава Богу, теперь был доступ, мы принялись просматривать книги с рецептами Зелий. Иногда кто-нибудь из нас делал предложения, вроде «А может Морфо Зелье? На час позволяет стать Морфомагом…» или «О! Зелье невидимости… А-то моей мантии на четверых не хватает».
В итоге перед нами встала трудно решаемая проблема: выбрать одно зелье из десяти. У каждого были свои предпочтения, и никто не хотел уступать.
- Джинни, позволь узнать, зачем тебе Зелье Обаяния? Мне казалось, у тебя есть парень.
- Гарри, ты не понимаешь!
- Ты права.
- А я бы тоже не отказался охмурить пару девчонок…особенно ту, из Равенклоу.
- У вас, Уизли, это семейное? Я поддерживаю Гарри, Зелье Обаяние – это глупо. Вот Зелье Всезнания…
- Гермиона, ты итак все знаешь! Тебе оно ни к чему. По-моему, летать без метлы куда веселей.
- Тебе лишь бы полетать, Гарри.
- А как насчет Зелья Возраста? – прозвучал за нашими спинами вкрадчивый голос.
Мы резко обернулись
- Малфой? – в один голос сказали мы.
- Вы меня узнали? – притворно удивился Драко, - А я думал после того, как я подровнял волосы, вы не поймете, что это я. Вы умней, чем я всегда думал.
- И немного убрал на висках? – поддразнила его Джинни.
- Да, и челка, - Драко запустил пальца в белокурые локоны, - я сделал ее погуще.
- Ну что ж, мы рады за тебя, - недовольно произнес Гарри, - Теперь можешь идти. Уверен, многие смогут по достоинству оценить перемены в твоей внешности.
Малфой усмехнулся.
- Ну уж нет. Я буду варить зелье вместе с вами.
- С чего ты взял? – спросил Рон.
- С того, что я знаю о том, что вы собираетесь нарушать школьные правила, и даже догадываюсь, где вы собираетесь это делать. И либо вы возьмете меня к себе, либо кое-кто узнает о ваших опытах в Зельеделии.
Мы молчали. Во-первых, было ясно, что выбора у нас нет, во-вторых, лично мне стало его снова жалко. Хотя его просьба принять его в свою компанию, больше походила на угрозу, все-таки он слишком напоминал сейчас маленького мальчика, которому скучно и одиноко, и он усердно ищет друзей. Всеми отвергнутый, он пришел к бывшим врагам. Я это поняла, надеюсь, мои друзья тоже.
- Ну, и что за зелье ты там предложил? – спросила я все же недовольным голосом.
Показывать, что мне нравится идея общения с ним, я все же не собиралась.
- Зелье, позволяющее на несколько часов изменить свой возраст. Нечто вроде варианта Зелья Молодости, только позволяет при желании, наоборот, стать старше. Что я и предлагаю. Проще говоря, как вам идея на три часа стать двадцатипятилетними?
- Изменится только внешний вид или…?
- Нет, Грейнджер, для всех заклинаний, в том числе охранных, мы будем взрослыми.
- Другими словами, - задумчиво произнес Гарри, - если существуют определенные правила, запрещающие что-то делать из-за возраста, их можно будет преодолеть?
- Хм, да. Полагаю, Уизли, тебя это тоже интересует? – Драко взглянул на Джинни.
Она покраснела.
Умеет краснеть? Не знала.
Через несколько секунд до меня дошло, что Драко и Гарри имеют в виду. Конечно, Гарри и Джинни не были близки с лета. То, что в Хогвартсе установлены определенные заклятия, призванные бороться с разыгравшимися гормонами, они выяснили на своем опыте.
- А мы будем считаться при этом учениками? – снова спросила я.
- Нет, - последовал короткий ответ.
Я еще не решила, какую пользу может принести это зелье мне, но оно меня заинтриговало.
- А я не собираюсь делать Зелье, которое выбрал Малфой! – сообщил Рон.
- А что ты скажешь, если узнаешь, что ты сможешь посетить некое заведение в Хогсмиде, из которого тебя позорно выгнали примерно неделю назад?
Рон покраснел до кончиков ушей.
- Ты-то откуда знаешь? – пробурчал он.
- Мимо проходил, - невозмутимо ответил Драко.
Все посмотрели на меня. Эх, а Зелье Всезнания позволяет целых пять минут знать все. Правда, потом ты все забываешь, но то, что придет в голову за эти пять минут, все что покажется важным, можно записать, и готовится оно сложно…
- Кстати, я не сказал, Зелье готовится в три этапа в течение двух месяцев, с высчитыванием формулы, для определения необходимого возраста, и с использованием двадцати семи ингредиентов.
Я ахнула.
- Почему оно такое сложное?
- Я подозреваю, потому, что ты в самом деле становишься взрослым, изменяется не только внешность, и появляется возможность обманывать заклинания, проходят изменения в мозге. При отсутствии реального опыта, твой разум считает, что он есть. Ты не только физически, но морально и умственно становишься взрослее.
- Ладно, я согласна. Хотя, зелье Всезнания все же сложнее…
- Гермиона, последний человек, который использовал это Зелье встретил старость в Святого Мунго, - сообщил Драко, неожиданно назвав меня по имени.

0

3

Глава 2

В ближайшие выходные мы впятером (чем не мало шокировали общественность) отправились в Хогсмид.
По обоюдному согласию, я и Драко отправились в магазин за ингредиентами, а Гарри, Рон и Джинни за сладостями.
- Крысиные мозги? – удивилась я, читая список, - Мне казалось, их, как правило, используют в ядах.
- Думаю, твоим друзьям немного мозгов не помешает. Пусть и крысиных, - ответил Драко, рассматривая прилавок.
- Заткнись.
- Сама заткнись.
- Так-так-так… - прозвучал низкий голос за нашими спинами.
Мы резко обернулись. Конечно же, перед нами стоял глубокоуважаемый профессор Снейп.
- И что же вы двое здесь делаете? Не припомню, чтобы давал какое-то дополнительное задание, требующее покупки ингредиентов.
- Аммм…э… - вот все, что я смогла ответить на это.
- Видите ли, профессор, - прошептал Драко, - у нас с Грейнджер свидание.
С этими словами он положил руку мне на талию и притянул к себе.
- Неужели? Несомненно, это самое удачное место, - в голосе профессора было столько яда, что казалось, он сейчас начнет капать с кончика его языка.
- Понимаете, нам не хотелось бы, чтобы кто-то узнал о наших отношениях, - продолжал врать Драко, - Подумайте сами, слизеринец и гриффиндорка, Я, чистокровный, красивый, популярный Драко Малфой и эта…Грейнджер. Но, любовь зла…Вы же никому не скажите, профессор? Это может повредить моей репутации.
«Ах, он мерзавец! Он еще поплатиться за это!», - подумала я.
Промолчала я только потому, что также правдоподобно наврать я бы не смогла.
Однако, профессор Снейп оказался не так прост:
- Предлагать друг другу заткнуться, устремив взоры на собачьи кишки, - я взвизгнула и попыталась отодвинуться от витрины, - весьма интересный способ выразить свои чувства.
- Милые бранятся, только тешатся, - ответил Драко, широко улыбаясь.
Взгляд профессора переметнулся на меня.
- Мисс Грейнджер, что же у вас такой вид, словно вы проглотили скучечервя?
- Мм…
- Расстроена, что вы прервали наше свидание, да дорогая? – Драко прижал меня к себе еще сильнее.
Вдруг я почувствовала, как его рука опускается ниже…
- Я сожгу твои руки, если они опустятся хотя бы на дюйм, - шепнула я ему на ухо.
Рука вернулась на талию, а Драко, еще шире (и как-то нервно) улыбнулся хмурому профессору:
- Ну, мы тогда пойдем?
- Не думайте, что я попался на вашу бездарную ложь. Я узнаю, что вы замышляете, - сообщил профессор Снейп.
- Мы ничего не замышляем, сэр! – возразил Драко, - Я хоть раз вас обманывал?
Губы профессора изогнулись в усмешке.
- Очень умно, мистер Малфой.
Было очевидно, что ответ у профессора один: «Да и многократно». Видимо, Малфой решил перейти к решительным мерам.
- Может быть, вы не верите, что я люблю Грейн… Гермиону? Я ведь тоже сперва не поверил…Но я Вам докажу!
Я не успела сообразить, что значат последние слова, как почувствовала губы Драко на своих.
Поцелуй длился не долго, и закончился тем, что я ударила Драко кулаком в живот. Не сильно, чтобы не заметил профессор, но ощутимо.
- Дракочка, - сказала я сквозь зубы, отчего и Драко, и профессора перекосило как от зубной боли, - нам пора идти.
Я схватила Драко за ворот мантии и потащила к выходу, бросив профессору «до свидания».
- Она такая стеснительная, - прокричал Драко профессору, когда мы были уже выхода.
Наконец, я вытолкнула подлого блондина из магазина и отвела в сторону.
- Ты, белобрысый придурок! Так опозорил меня перед профессором!
- Не горячись, он все равно о тебе не лучшего мнения, - ответил нахал.
Я издала гортанный звук, нечто среднее между гневным рыком и стоном отчаянья.
- Я превращу тебя в супницу, если такое повториться еще хоть раз! – зло сказала я Драко.
Он засмеялся.
- Мерлин, Гермиона, ты совершенно не умеешь ругаться!
- Зато у меня хороший удар правой. Тебе напомнить третий курс? – я встала в боевую стойку.
- Э-э, нам надо решить, где взять ингредиенты, - быстро проговорил Драко.
- Да, действительно, - я опустила руки.
- Можно просто подождать, пока выйдет Снейп, - предложил блондин.
- Наверняка он часто ходит сюда, ему не составит труда спросить у продавца, что мы купили. Если учесть то, сколько нам всего нужно, продавец легко запомнит нас.
- Значит, надо попросить кого-нибудь другого. Кого-нибудь, кому мы можем доверять.
- Тонкс!
- А, эта якобы аврор и нечто вроде профессора! – «догадался» Драко.
- Заткнись, она наш друг! И очень хороший преподаватель Защиты от Темных Искусств, - заступилась я за Нимфадору.
- Ну, конечно, получше, чем оборотень, у нее такая аппетитная…
Договорить Драко не смог, потому что получил еще один удар в живот.
- Ты отбила мне все внутренности! – завопил он.
- Тогда, может быть, ты уже закроешь рот, и мы пойдем искать Тонкс?
Мы отправились в Три Метлы. Тонкс часто там бывала, иногда беседовала с кем-нибудь из студентов или преподавателей, иногда встречалась с Люпиным.
Сегодня она тоже была там и болтала с Гарри, Роном и Джинни, беззаботные лица которых окончательно вывели меня из себя.
- Нимфадора, можно поговорить с тобой? – спросила я, игнорируя любопытные лица друзей.
- Конечно, - ответила Тонкс, чья рыжая шевелюра через мгновение собралась в тугой пучок, показывая мне, что Нимфадора готова к серьезной беседе.
Мы вышли на улицу, где я ей все рассказала.
- Гермиона, ты понимаешь, что рассказываешь это не только подруге, но и преподавателю, и если кто-то узнает, что я помогаю вам в ваших проказах, у меня будут неприятности, - обеспокоено произнесла Тонкс.
- Если некая особа с длинным носом и черными волосами купит в лавке несколько ингредиентов…
- То все решат, что это была сестра Снейпа! – закончила Тонкс, - То есть профессора Снейпа.
- Нет, никто не обратит на это внимания, - сказала я, настроение было совершенно испорчено происшествием со Снейпом и Драко, и мне было не до шуток Нимфадоры.
- Ну хорошо… я согласна. Пошли.
По дороге я объясняла Тонкс, какие ингредиенты брать не стоит, а какие лучше всего подойдут для зелья.
- Стручки магибобов только темно-коричневые, и не в коем случае не зеленые. А…
- Гермиона, я все поняла. И я тоже училась в школе и немного знакома с Зельеделием.
- Хорошо, я подожду тебя на улице, - ответила я.

Через двадцать минут я, Драко, Гарри, Рон и Джинни сидели в Трех Метлах.
- Очень плохо, что нет пера гарпии, - сетовал Драко, - это один из базовых ингредиентов.
- Может, его можно заказать по почте? – предположил Гарри.
- Или одолжить у Снейпа? – внес свое предложение Рон.
- Ну уж нет, я к нему снова не полезу! – возразила я.
- Так, а с этого момента поподробнее! – воскликнул Драко, - Ты, мисс Я Самая Правильная, пробралась в спальню к преподавателю…
- В хранилище, - нервно сказала я.
- Ну, допустим. Ночью пробралась в хранилище и…
- Достаточно. Я больше не могу слушать этого идиота,- устало сказала я, - Пойдемте в замок, завтра решим, что делать с пером гарпии.
- «Идиота» я тебе прощаю только из-за того, что мы сегодня целовались, - сообщил Драко и с самым надменным видом направился к выходу.
Друзья в шоке уставились на меня.
- Он бредит, - сказала я, вздохнув, и вышла из-за стола.

- Итак, делаем все как в тот раз, - обратилась я к Гарри и Рону.
- А может, будет лучше, если саботаж устрою я и Малфой? – предложил Гарри, - Это может вызвать меньше подозрений.
Я согласно кивнула.
- Да, мы можем сделать вид, что деремся из-за Грейнджер, - ухмыляясь, сказал Малфой.
Я грозно уставилась на него.
- Почему вы должны драться из-за нее? – спросил Рон.
- Потому что Снейп думает, что мы с ней встречаемся, - заявил Драко, - А теперь Поттер вроде как узнал и разозлился.
Друзья выглядели ошарашенными. Все, кроме Рона. Он был разъярен.
- А почему это он так думает? – спросил он.
Драко выложил историю, которая произошла в лавке ингредиентов во всех подробностях. На мое «заткнись уже» он никак не реагировал, а нахальная улыбка не сползала с лица.
- У меня предложение, - зло сказал Рон, - давайте драку на уроке устрою я. Я нападу на Малфоя и разобью ему нос. Поверьте, это будет выглядеть очень правдоподобно. Никто и не заподозрит обмана.
Малфой испугано попятился. Он был достаточно худым и не слишком высоким, тогда как Рон был выше его на голову и весьма широк в плечах.
- Нам пора идти на Зелья, а то мы опаздываем, - пробормотал Малфой.
- Да уж, пойдем скорее, - Рон агрессивно взглянул на Драко.

- …таким образом, ваше зелье сохранит свои первоначальные свойства и не будет реагировать на изменения внешней среды… - вещал профессор Снейп.
- Отвали, Уизли, - услышала я шипение Драко.
- Ты за это ответишь, Малфой, - грозно прошептал Рон, сидевший позади.
- Неужели? Пожалею о том, что целовался с самой сексуальной девчонкой в Хог…
Договорить он не смог, потому что получил сильный толчок в плечо.
Драко ловко выскочил из-за стола.
- Не моя вина, Уизли, что ты не смог…
Рон снова нанес удар, на этот раз в ухо Малфою.
Снейп тут же оказался рядом, и уже собирался что-то сказать, как Драко набросился на Рона, молотя его, что было сил. Рон в долгу не остался. Завязалась потасовка.
Я тихонько скользнула к двери, которая вела в кабинет профессора. Снова не заперто, как и на втором курсе. А еще говорят, что на ошибках учатся!
Я слышала грозный голос профессора за спиной, шум и звуки ударов. Проскользнув в кабинет, я прикрыла дверь.
Комната совсем не изменилась за эти шесть лет. Я подошла к шкафу и в очередной раз улыбнулась педантичности профессора. Все ингредиенты были расположены в алфавитном порядке. Без проблем отыскав перо гарпии, я спрятала его под рубашку и поспешила к двери.
Я аккуратно толкнула дверь, но та не поддалась. Я запаниковала. Толкнув дверь сильнее, я убедилась, что она закрыта. Желудок, кажется, сделал кульбит и вернулся на место в каком-то неправильном положении. Лоб покрылся потом. Ладони тоже стали влажными.
Что-то сейчас будет…
Я, совершенно не надеясь на удачу, пробормотала «алохамора», но дверь, как я и предполагала, осталась закрытой.
Я судорожно огляделась по сторонам. Никакого намека на потайную дверь, ни одной картины, за которой мог бы быть тайный проход. Выбраться через маленькое окошко почти у самого потолка также не представлялось возможным.
Мысль «я в ловушке» лишила меня возможности здраво рассуждать. Я обреченно опустилась в кресло напротив стола профессора. «Будь что будет», - решила я.
Спустя десять минут я все еще сидела в том же кресле и уже просто извелась. Профессора все не было, а я представляла себе сцены, одна ужасней другой.
Еще через десять минут я, кажется, начала успокаиваться. По крайней мере, у меня снова появилась надежда, что все это закончится не так страшно, как мне представляется.
Спустя еще десять минут у меня появилась идея. Я нашла на полке с ингредиентами волос единорога, осмотревшись, я заметила стопку бумажных пакетиков. Взяв один из них, я положила туда волос. После этого я опустила плотный пакетик в вырез моей рубашки. Сделала я это так, чтобы один уголок желтоватой бумаги был все-таки виден.
Вскоре я услышала звук открывающейся двери. Подавив желание метнуться под стол, я взглянула на вошедшего учителя.
- Так-так-так, мисс Грейнджер.
Профессор Снейп сложил руки на груди и уставился на меня непроницаемым взглядом.
- Не хотите объясниться? – спросил он, явно радуясь тому, что смог поймать меня на месте преступления.
- Нет, сэр, - тихо ответила я.
- Вы проникли в кабинет преподавателя, попались на краже. Вы же не думаете, что я это оставлю.
- А если я вас очень попрошу? – спросила я, уставившись на него самым невинным взглядом.
Профессор тихо и зло рассмеялся.
- Профессор, мне очень нужен был этот ингредиент, я…я…
Я замолчала, опустив глаза в пол.
- Понимаете, я не могу сказать вам, зачем но я…
- Мисс Грейнджер, когда у вас появились первые признаки амнестической афазии?
Я задумалась. Кажется, так называются какие-то нарушения речи.
Очень смешно, профессор.
- Пожалуйста, профессор Снейп, можно я пойду. Вы можете назначить мне взыскание, что угодно, только пожалуйста…
- Благодарю за разрешение, мисс Грейнджер. Но не думаю, что могу спустить с рук попытку украсть ингредиенты из моего личного хранилища, не говоря уже о проникновении в мой личный кабинет. А теперь посмотрим, что такое вы пытались у меня украсть. Акцио пакетик с ингредиентом!
Профессор Снейп направил на меня свою палочку и бумажный пакетик выскользнул из выреза рубашки.
Волос единорога был ловко извлечен из пакетика и предстал перед преподавателем во всей красе.
- Зачем вам волос единорога? – грозно спросил Снейп.
- Я не могу ответить, сэр, - я отвела глаза в сторону и заставила себя покраснеть.
- Не будьте дурой, мисс Грейнджер.
- Ну хорошо, но обещайте, что не будете смеяться, - попросила я, в то время, как сама готова была расхохотаться от подобной просьбы.
Профессор наградил меня странным взглядом, и я, набрав воздуха в грудь, затараторила:
- Мне кажется, что Драко не любит меня, и я решила сварить любовное зелье. Тогда он точно влюбится в меня и женится на мне.
Боже, какой дурой я выглядела! Хотелось заплакать от досады.
Простояв несколько секунд молча, профессор произнес:
- Вы пробрались в мой кабинет, чтобы украсть волос единорога, один из редчайших ингредиентов, чтобы сварить любовное зелье для Драко Малфоя?
Голос был полон недоверия.
- Сначала я хотела пойти в Запретный Лес и найти волос там, но пришлось бы объяснять Гарри, зачем мне нужна его мантия-невидимка, - сказала я, вновь опустив взгляд.
- Не думал, что вы можете быть настолько глупы, мисс Грейнджер. Я был о вас лучшего мнения. А теперь убирайтесь. Волос вы не получите, и если я узнаю, что вы отправились в Запретный Лес, а я узнаю, то всей школе станет известно о сегодняшнем инциденте.
Я удивленно уставилась на профессора. Неужели он вот так просто меня отпустит?
- И минус пятьдесят баллов с гриффиндора.
Все равно, это просто ничтожное наказание, по сравнению с тем, чего я ожидала.
Уже выходя из кабинета, я негромко сказала:
- Спасибо, сэр, - и, сдерживая себя, чтобы не перейти на бег, покинула класс Зелий.

Джинни и Гарри ждали меня в коридоре.
- Мерлин, Гермиона, что случилось? Профессор выгнал нас, мы не смогли ничего сделать! – причитала Джинни.
- Все в порядке, где Рон и Драко?
- Рон и Малфой, - Гарри подчеркнул фамилию Драко, - в лазарете. Они так избили друг друга, что на них смотреть страшно.
- Что на них нашло? Они же просто должны были отвлечь профессора, - недоумевала я.
- А ты сама не догадываешься? – лукаво спросила Джинни.
- Догадываюсь, что это глупое мужское стремление к соперничеству. А со стороны Рона еще и собственнический инстинкт.
Гарри пожал плечами.
- Лучше расскажи, что произошло в кабинете Снейпа, - попросил он, что я и сделала.

Мы все еще шли по коридору, когда я закончила свой рассказ.
- Хорошо, что он не назначил тебе взыскание! После прошлого у тебя два дня руки болели, - заключила Джинни.
- Да я бы перемыла все котлы в его подземелье, если бы он сказал. Я боялась, что он сделает что-нибудь, гораздо более ужасное, - откликнулась я.
- Ну да, он отреагировал достаточно спокойно, - поддержал меня Гарри, - Думаю, если бы попался я, меня бы ничто не спасло.
- Наверное, он пожалел тебя, - сказала Джинни.
Гарри и я хмыкнули.
- Жалость и Снейп – вещи несовместимые, - сказал Гарри.
- Ну-у, - протянула Джинни, - Влюбиться в Малфоя – здесь даже такой человек, как Снейп, не может не посочувствовать.
Мы с Гарри рассмеялись.
- Нет, вот кому стоит посочувствовать, так это тому, кто влюбится в профессора Снейпа! – сказала я.
- В него никто не влюбится, - возразила Джинни, - Ты можешь представить себе такого человека?
- Ну хватит, - строго сказал Гарри, - Давайте сплетничать вы будете без меня.
- Мы не сплетничаем, - возразила Джинни.
Я же в этот момент резко остановилась и обернулась. И к своему ужасу встретилась взглядом с черными бездонными глазами.
У меня внутри все похолодело, а лицо наоборот – запылало.
Ребята тоже остановились и обернулись.
Профессор же бесшумно прошел мимо нас, лишь смерив презрительным взглядом. Только когда он скрылся за поворотом, мы заговорили.
- Боже, надеюсь, он не слышал, о чем мы говорили! – воскликнула я.
- Боюсь, что слышал, - сказала побледневшая Джинни.
- Женщины! – устало произнес Гарри, закатив глаза.

На обеде мы с Джинни вели себя очень тихо. Я старалась не смотреть на учительский стол, и Джинни, кажется, тоже. Гарри же, как ни в чем не бывало, болтал о квиддиче.
- Нужно будет навестить Рона и Драко после Трансфигурации, - сказала я, когда Гарри, наконец, замолчал.
Ребята согласились со мной и после сдвоенного урока у профессора МакГонагалл, мы отправились в лазарет.

Благодаря стараниям мадам Помфри лица Рона и Драко выглядели как и всегда, только нос Драко все еще был немного кривым, а у Рона не до конца зажила, прежде глубокая, царапина на щеке.
- Ну что? – спросил Драко.
- Вы – два болвана, - ответила я, усевшись в кресло рядом с кроватью Рона.
- Я имел в виду, что с пером гарпии? – раздраженно спросил Драко.
- Ах, это! – я сделала вид, что только сейчас поняла, о чем он, - Оно у меня, все в порядке. А у вас как дела?
- У меня все нормально, Малфой дерется как девчонка, - ответил Рон, проведя пальцем по царапине.
- Просто эти магловские способы выяснять отношения не для меня. Я не такой грубый, неотесанный мужлан, как ты. Вот если бы мы сражались на палочках…
- Да ты просто чертов папенькин сынок! – громко сказал Рон, чем привлек внимание мадам Помфри.
- Я вижу, силы вернулись к вам? Тогда пора принимать следующее лекарство, - сказала она.
- О, браво, Уизли! – Малфой картинно заапладировал.
- Время посещений закончилось, - провозгласила мадам Помфри, неся мальчикам две пробирки с бурлящим зельем болотного цвета.
- Но мы же только что пришли! – возразил Гарри.
- Пациентам нужен отдых, - отрезала мадам Пофмри.
И нам пришлось удалиться.

- Я думаю, завтра ребят выпустят из лазарета, и мы сможем начать варить зелье, - сказала Джинни, когда мы сидели в гриффиндорской гостиной.
- Если они не поубивают друг друга ночью, то вполне, - ответила я.
Вдруг мы услышали странный звук, как будто кто-то скребется в окно.
- Эй, посмотрите, там сова, - крикнул Колин Криви, сидевший рядом с окном.
Колин открыл ставни и впустил коричневую сову в гостиную. Та покружила немного над комнатой и подлетела к Гарри.
Я и Джинни удивленно уставились на Гарри, отцепляющего от лапки совы пергамент.
- Я сам не знаю, от кого оно! - сказал он, когда поднял глаза и увидел наши недоуменные лица.
Развернув пергамент, он принялся читать. По мере прочтения лицо его приобретало все более страдальческое выражение.
Дочитав, Гарри передал письмо нам с Джинни.
«Уважаемый мистер Поттер!
Редакция самого модного еженедельного молодежного журнала «Волшебник» предлагает вам принять участие в благотворительной акции «Особый выпуск».
Раз в месяц мы выпускаем серию журналов, посвященную какому-либо известному в колдовском мире человеку.
Часть доходов с продажи этого выпуска мы перечисляем на счета детских домов, больниц и других учреждений, нуждающихся в нашей поддержке.
Мы были бы очень признательны Вам, мистер Поттер, если бы вы согласились дать нам интервью и позволили сделать несколько фотографий. Являясь самой популярной личностью в Английском колдовском мире (результат опроса журнала «Ведьмополитен» вып.№9 сего года), самым красивым волшебником Европы (опрос журнала «Евромаг» вып.№6 сего года), самым сексуальным магом года (опрос журнала «Колдуй!» вып.№4 сего года), вы, несомненно, внесли бы огромнейший вклад в наш благотворительный фонд.
Сотни детишек получат новую одежду и игрушки, десятки семей с тяжелым материальным положением получат нашу помощь.
Помогите окружающим! Сделайте для сотен людей этот мир светлее и радостней!
Просим прислать сову с Вашим решением не позже 25 ноября.
С уважением, главный редактор «Волшебника», Абрахам Тиссельдорф».

- Они просто давят на твою жалость, - высказала я свое мнение, - уговорить тебя дать интервью за деньги никому не удалось, они решили воспользоваться твоей душевной добротой и отзывчивым сердцем.
- Мой парень – самый сексуальный маг года! – воскликнула Джинни, - Я хочу получить этот журнал, «Колдуй!».
- Кхм, Джинни, если ты раньше этого не заметила, то журналы тебе уже не помогут, - сказал Гарри чуть обиженно.
- Я заметила, - Джинни обняла Гарри и крепко поцеловала.
Я вздохнула. «Хорошо им, они любят друг друга. Когда же у меня кто-нибудь появится?» - подумала я.
Когда Джинни, наконец, оторвалась от Гарри, она спросила:
- Что же ты будешь делать? Ответ надо послать через неделю.
- Мне надо подумать, - ответил Гарри задумчиво.
- У тебя было на это десять минут, пока вы целовались, - пошутила я.
- Ну, в такие моменты я не могу ни о чем думать.
- Надо будет это учесть, когда мне вдруг понадобится твоя мантия-невидимка, но я не захочу объяснять тебе зачем, - ответила я.

Следующим утром, за завтраком Гарри сообщил нам о своем решении:
- Я сначала узнаю у них, какая часть доходов пойдет на благотворительность, и предупрежу, что в случае моего согласия, после продажи выпуска я хочу убедиться, что все денежные средства достигли нуждающихся, а не осели в карманах всяких там главных редакторов.
- Ты – умница, - сказала Джинни и поцеловала Гарри в щеку.
- Хм, Джинн, я же просил, - пробормотал Гарри.
- Что такого, что все увидят, как я целую тебя в щеку?
- Здесь же преподаватели. И слизеринцы. И вообще, - тихо сказал Гарри.
Джинни устало опустила плечи.
- Вот глупенький! – сказала она, и приступила к завтраку.

На занятиях к нам присоединился Рон. По его словам, Малфоя тоже выписали. На вопрос «как вы с Драко провели ночь?» (Джинни – мастер двусмысленных фраз), Рон ответил что-то нечленораздельное, но было ясно, что жертв не было.

Во время обеда к нам подошел Драко.
- Приятного аппетита, Поттер, Джинни, - он взглянул на Гарри и Джинни, - приятного аппетита, Гермиона, - он положил руку на мое плечо, - приятного аппетита рыжеголовый тупица, - обратился он, наконец, к Рону, за что получил от меня удар локтем по ребрам.
- Эй! Ну и манеры! – возмутился Драко.
Рон хотел было что-то ответить, но его прервал звонкий голос.
- Ребята, а кто-нибудь знает, за что с нас сняли около пятидесяти баллов? – спросила Натали Макдональд, симпатичная пятикурсница с золотистыми локонами и огромными серыми глазами.
- Из-за меня, - максимально тихо пробормотала я.
Но, к сожалению, меня услышали.
- Из-за тебя? – воскликнул Денис Криви, - Но за что? И кто?
- Профессор Снейп, - тихо сказала я.
Ажиотаж уменьшился. Едва ли кого-то можно удивить тем, что профессор Снейп снял баллы с гриффиндорки.
- Мм, да ты плохая девочка! – томным голосом произнес Малфой, - Чем же ты не угодила уважаемому профессору?
- Не сейчас, - сказала я сквозь зубы.

После сдвоенного урока Защиты от Темных Искусств и ужина, я, Гарри, Рон, Джинни и Драко отправились в туалет Плаксы Миртл.
По пути я рассказала Драко и Рону, что произошло в кабинете у Снейпа. Рон мне посочувствовал, а Драко высказал предположение, что теперь нам все время придется изображать парочку. Чтобы профессор Снейп ничего не заподозрил.
- Не думаю, что в этом есть необходимость, - отрезала я, - На людях мы якобы скрываем наши чувства. Что нам очень хорошо удается.
Когда мы, наконец, оказались в туалете, на нас обрушился просто шквал рыданий Плаксы Миртл. Очевидно, к ней давно никто не заглядывал.
- А я тебя помню, блондинчик! – радостно взвизгнула она, заметив Драко, - Ты так отчаянно рыдал тогда!
- Э-э, ты, должно быть меня с кем-то путаешь, - сказал Драко.
Он чувствовал себя явно не в своей тарелке.
- Сомневаюсь, - сказал Гарри, - Я сам видел тебя тогда…
- А! Это тогда, когда ты чуть не убил меня, Поттер! – зло сказал Драко.
- Мм…ну, э-э, я не хотел, - замялся Гарри, - Прости. Я не знал, что это было за заклинание…
- Ты применил ко мне заклинание, о действии которого даже не догадывался?! – воскликнул Драко.
- Ну, в какой-то степени…
- Давайте уже начнем, - прервала я неприятный разговор.
Драко продолжал бубнить что-то вроде «А я еще восхищался: надо же, какое Поттер знает заклинание…», я в это время устанавливала котел и, при помощи ребят, раскладывала ингредиенты.
Около часа мы дружно нарезали, толкли и взвешивали ингредиенты. Процесс приготовления зелья начался. Впереди у нас было еще два месяца работы.
- Ну что ж, - сказал Драко, моя руки, - Грейнджер, ты должна к началу января высчитать формулы, Поттер, на тебе будут пальчики Мэри-Сью…
- Что на мне будет?
Драко закатил глаза.
- Растение такое. Его цветы похожи на пальчики, их надо будет добавлять почти в самом конце. Ты должен добыть их из теплиц. Зацветет Мэри-Сью к рождеству, вот тогда-то ты туда и наведаешься.
Гарри послушно кивнул.
- Джинни, ты что хочешь делать, толочь твердо-водоросли или выращивать златоцветик? – спросил Драко учтиво.
Он относился к Джинни с некоторым почтением. Почему – для нас было секретом. И он, и Джинни упорно отказывались говорить, что между ними произошло. Даже Гарри это было не известно, хотя, по его словам, он пытал Джинни такими пытками, что любой другой уже давно бы раскололся. Я догадываюсь, что это были за пытки, и думаю, что уже на пятой минуте Гарри сам забывал, для чего он их затеял. Единственное, что было известно, это то, что случилось «это» между Джинни и Драко во время битвы с Волдемортом. Возможно, Джинни спасла Драко жизнь, но почему они так упорно об этом молчали, было все равно не понятным.
- Выращивать златоцветик, - ответила Джинни.
- Хорошо, он нам нужен примерно через три недели. Тогда ты… - Драко хотел сказать что-то оскорбительное Рону, но, видимо, вспомнил наш серьезный разговор перед ужином, в котором я применяла угрозы и лесть, поэтому, глубоко вздохнул, и продолжил, - Уизли, будь добр, возьми вон в той коробке твердо-водоросли и натолки их. Они должны превратиться в порошок. Когда я говорю «превратиться», я не имею в виду, что они сами по себе, благодаря своим магическим свойствам станут как пыль. Я имею в виду, что ты должен постараться и сделать это для нас.
Тон Драко был полон иронии, но Рон мужественно промолчал (тоже, видимо, вспомнил наш с ним разговор на Защите от Темных Искусств).
- А что же будешь делать ты? – поинтересовался Рон у Драко, запихивая в карман мантии твердо-водоросли.
- Я буду, вместе с Гермионой, - Драко мерзко ухмыльнулся, - добавлять ингредиенты в котел. Это нужно делать в определенное время и в определенной последовательности. Возможно, нам придется приходить сюда ночью, - Малфой взглянул на меня и многозначительно поднял бровь, за что был обрызган холодной водой.
Не стоит ему пускать пошлые шуточки, когда я стою у крана с включенной водой.

0

4

Глава 3

Неделя прошла совершенно спокойно. Мы готовили зелье, усердно учились (седьмой курс, все-таки, Т.Р.И.Т.О.Н.Ы. на носу), я проводила в библиотеке почти все свободное время, ребята бывали там значительно реже, так как у них были тренировки по квиддичу.
Через неделю должен был состояться матч между Гриффиндором и Слизерином, и я очень боялась, что шаткий мир, установленный между нами и Малфоем, может быть нарушен. Но пока что все было спокойно.
Гарри, наконец, получил письмо от главного редактора «Волшебника», с заявлением, что репортер прибудет в Хогвартс четырнадцатого декабря, и что директор МакГоннагал уже извещена об этом. За три дня до этого Гарри был уведомлен, что на пожертвования уйдет семьдесят процентов вырученных денег, и что мистер Тиссельдорф с удовольствием предоставит Гарри отчет обо всех расходах. Гарри такие условия удовлетворили, и он согласился дать интервью.
Последнее письмо пришло за завтраком. Гарри тут же потерял аппетит.
- А я так надеялся, что в Хогвартсе меня не достанут, - сетовал он.
- Ты мог бы отказаться, - сказал Рон, - Свой долг перед обществом ты выплатил. Чего им еще от тебя надо?
- Им надо интервью, - ответил Гарри.
- Могли бы просто еще раз напечатать то, что ты давал Эквивокеру.
- Его и так печатали в пяти разных журналах. Им нужно что-нибудь свеженькое, - сказала Джинни, с аппетитом поедая овсянку, - Как чувствует себя мальчик-который-выжил теперь, когда он снова выжил?
Она взяла ложку, словно это был микрофон, и произнесла в нее измененным голосом:
- Мистер Поттер, собираетесь ли вы выживать еще раз, или со смертью Волдеморта в этом отпала необходимость?
Джинни протянула ложку Гарри.
- Думаю, вам лучше спросить об этом мою девушку, - угрюмо сказал Гарри, - Она достаточно бесчувственна, чтобы отвечать на подобные вопросы.
- Эй, ну это же шутка, - Джинни обняла Гарри.
- Шутка? Знаешь, что такое видеть свое лицо в газетах с подписью «идиот»? Когда министерству было удобно, все считали меня сумасшедшим. Теперь я снова герой.
И Гарри разошелся не на шутку. Он буквально излил нам душу, он рассказал все, что накопилось у него за семь лет пристального внимания к его персоне. И, несмотря на то, что мы были свидетелями всех событий, что происходили в его жизни в магическом мире, мы все равно были потрясены тем, насколько сильно Гарри из-за всего этого переживал и переживает.
- Гарри, котенок, ну скоро все уляжется, вот увидишь, - Джинни нежно гладила Гарри по плечу.
- Как же, уляжется. Когда газетчики прознают, что я все же дал интервью, они от меня точно не отвяжутся.
- Гарри, ты победил одного из сильнейших темных магов. Что тебе эти газетчики? – успокаивающе произнес Рон.
- Мистер Поттер, могу я с вами побеседовать? – раздался голос профессора МакГоннагал за моей спиной.
Гарри кивнул, и отправился на беседу с профессором.
В этот момент к нам подошел Драко.
- Куда это Поттер отправился? У нас зелья через пять минут.
- Думаю, она хочет поговорить с ним насчет интервью, - сказала я, обращаясь скорее к Джинни и Рону, чем к Драко.
- Что за интервью? – с искренним любопытством спросил Драко.
По пути в подземелья мне пришлось объяснить ему, о чем идет речь.
- Наша знаменитость решила к рождеству порадовать фанатов, - с сарказмом в голосе сказал Драко.
- Поверь мне, Гарри совсем не хочет давать это интервью.
- О! Ну, конечно, он ведь у нас такой скромный!
- Драко, прекрати, - завелась я.
Малфой просто завидовал Гарри, это было очевидно, но скрывал зависть под язвительностью.
- Защищай его! Ты же входишь в число его приближенных. А может, ты тайно влюблена в него?
- Драко, достаточно! Я не понимаю, в чем дело? Чего ты так завелся?
- Ничего! – огрызнулся Драко.
- Это не вина Гарри, - сказала я, сама толком не понимая, к чему именно относятся эти слова. Я просто хотела, чтобы Драко успокоился.
- Вот именно! Это не его вина, и НЕ ЕГО ЗАСЛУГА, что он просто выжил. Ему был год! Он не сделал ничего, чтобы весь магический мир носил его на руках.
Мы уже были в классе Зельеделия, и все смотрели на нас с Драко, затаив дыхание.
- Он сделал! – горячо возразила я.
- Он просто влипал в неприятности, а потом судорожно пытался из них вылезти. Каждое нарушение школьных правил превращалось для него в очередную хвалебную статью в газете.
- Ты сейчас имеешь в виду тот раз, когда его чуть не убил Василиск, или тот раз, когда его чуть не убил Волдеморт, и когда на его глазах умер Седрик, или тот раз, когда умер его крестный? А может быть, ты считаешь «неприятностью» обязанность убить сильнейшего темного мага?
- Ох, бедный несчастный Поттер! – Драко картинно покачал головой и прижал руки к груди, - Только знаешь, почему-то мне казалось, что смерть Волдеморта – заслуга не только Поттера. И что же? Он получает предложения дать интервью, а другие вынуждены делать вид, что не замечают, как бывшие друзья шепчут им в спину «предатель». В него все тыкают пальцем на улице? Знаешь, в меня тоже. Только ему в след кричат «Герой!», а мне «Убирайся!». Одни потому, что я сын Упивающегося Смертью, другие – потому что я перешел на другую сторону. О! Поттер у нас сирота! Бедный мальчик! А мой отец отказался даже разговаривать со мной. Я пришел к нему в Азкабан, а он отказался говорить! – Драко уже кричал.
И в его голосе было столько боли. Мои глаза наполнились слезами.
- У тебя есть мы! – как-то жалобно сказала я.
- Вы общаетесь со мной только потому, что я вам угрожал.
- Это не так, - возразила я.
Я попыталась дотронуться до него, положить руку на плечо, но он увернулся и вылетел из класса, при этом чуть не сбив с ног профессора Снейпа.

Только сейчас я заметила, что профессор был уже в кабинете. Он стоял у входа, сложив руки на груди. Интересно, как долго он слушал нашу с Драко беседу?
- Задание на доске, - хрипло произнес профессор и, прочистив горло, продолжил, - Начинайте работать.
Я не могла сосредоточиться на задании. Мои руки дрожали, а в глазах было мутно от слез.
- Мисс Гренйджер, - услышала я холодный голос, но глаз не подняла.
Доставить профессору Снейпу удовольствие видеть меня плачущей? Ну уж нет!
- Ваши слезы испортят зелье. Идите умойтесь.
Так и не взглянув на профессора, и не проронив не слова, я вылетела из кабинета.
Ноги сами принесли меня в туалет Плаксы Миртл.

Я зашла внутрь и первое, что я увидела, был Драко, сидевший на полу и обнимающий свои колени.
- Эй, - робко позвала его я.
- Убирайся, - грубо ответил он.
- Ну, Драко, - снова позвала я таким жалостливым голосом, на который только была способна.
- Из-за тебя я выставил себя идиотом перед всеми. И перед Снейпом.
Отлично, уже что-то вроде беседы.
- Ты просто показал свои чувства. Это нормально.
- Это НЕ нормально! И если бы не ты со своим Поттером, этого бы не произошло.
Я подошла к Драко, но он демонстративно от меня отодвинулся.
- Я не собираюсь носиться с тобой, как нянька! – сказала я, - Я пришла поговорить, а он кривляется, как ребенок.
- Ну и убирайся к троллям!
- Сам иди, - сказала я и уселась неподалеку.
Спустя пять минут дверь в туалет приоткрылась и в проеме показалась рыжая голова Джинни. На лице были видны струйки слез, смешавшиеся с тушью.
- Меня профессор тоже выгнал, - словно оправдываясь, сказала она, и села между мной и Драко.
- Драко, - тихо позвала Джинни.
- Чего тебе? – грубовато ответил Малфой.
- Ты не должен злиться. Гарри не намного лучше сейчас, чем тебе. То есть, сейчас, может, и лучше, а раньше точно было хуже.
Малфой согласно промычал. По крайней мере, это можно было принять за согласие.
- Давай мы все снова помиримся? – неуверенно предложила Джинни.
- Никто и не ссорился, - заявил Драко.
- Замечательно, значит ты поможешь мне с высчитыванием формул? – спросила я.
- Помогу, - буркнул Драко.

Через пятнадцать минут нам удалось убедить Драко пойти на Зелья. Мы робко постучались в кабинет Зельеделия и вошли.
- Истерики прекратились? – спросил Снейп безо всяких эмоций.
Мы согласно кивнули.
- А теперь можете попытаться успеть приготовить зелье, - сообщил профессор, - И минус двадцать баллов с гриффиндора за неподобающее поведение на уроке.
- А у Малфоя, значит, подобающее, - услышала я бормотание Рона, когда подошла к своему месту.
Вскоре появился Гарри. С него также было снято двадцать баллов за опоздание, и он принялся за приготовление зелья, не понимая, почему на него все косятся.
Узнал он об этом только на обеде.
- И его отец не разговаривает с ним? – ужаснулся Гарри, - Я всегда знал, что Люциус Малфой бесчувственный и жестокий человек, но отречься от собственного сына!
- Тихо, он идет сюда, - прошептала Джинни, и мы все приняли беззаботный вид.

- Уизли, сегодня нам нужны твердо-водоросли. Они уже готовы? – спросил Драко.
- Да, вечером я их принесу.
- Ладно, тогда встретимся вечером, как обычно.
Все это было произнесено Драко безо всяких эмоций. «Тренируется быть бесчувственным эгоистом», - подумала я.

- Я все расскажу профессору Снейпу! – услышали мы девичий голос, направляясь к кабинету Трансфигурации.
Мы завернули за угол и увидели, как пятикурсник из Гриффиндора ломает перья девочки из Слизерина.
- Джейсон, что ты делаешь? – воскликнула я.
Джейсон Белл замер в нерешительности, но потом продолжил потрошить сумку слизеринки, кажется, первогодки. По лицу девочки текли слезы.
Гарри подскочил к Джейсону, схватил его за плечо и отобрал сумку, протянув ее слизеринке. Джейсон попытался вырваться, но, при помощи Рона, Гарри его удержал. Мы с Джинни подошли к девочке и помогли собрать разбросанные по полу свитки.
- Какого черта ты делаешь? – строго спросил Гарри у Джейсона.
Мальчик молчал.
- Ты понимаешь, что мы вынуждены отвести тебя к профессору МакГоннагал? – спросила я.
Джейсон не нарушал тишину даже дыханием.
- Отведите его к профессору Снейпу! – мстительно произнесла девочка из Слизерина.
- Я не пойду к этому убийце! – сообщил Джейсон, и, как выяснились, у него неплохо развиты голосовые связки – его голос разнесся по всему коридору.
На несколько секунд, шокированные, мы замолчали. Первой заговорила я:
- Да что ты знаешь?!
- Он убил профессора Дамблдора! – со знанием дела сообщил Джейсон.
- Глупый ребенок! – я была возмущена, - Ты не имеешь права осуждать профессора.
- Он – убийца! – ожесточенно произнес мальчик.
- Джейсон, ты не знаешь и половины того, что произошло, - сказал Гарри, все еще держа мальчика за плечи, - и я прошу тебя никогда больше не говорить подобных вещей.
- Почему это? Ведь я говорю правду. Ему не место в школе, он должен сидеть в Азкабане!
Я поняла, что не место и не время вести разговоры на тему «Снейп хороший, просто ему не повезло в жизни», поэтому сказала:
- Джейсон, объясни, почему ты напал на … девочку…
- Эмили Лестрейндж, - представилось милое существо с огромными синими глазами и пухлыми губками.
Я чуть не упала в обморок. Джейсон ойкнул, видимо Гарри слишком сильно сжал его плечо.
Эмили тем временем заметно погрустнела.
Я попыталась продолжить воспитательные работы, хотя голос немного подрагивал.
- Итак, Джейсон.
- Ее родители тоже убийцы.
Боже, для его возраста его словарный запас мог бы быть более разнообразным.
- Они не убийцы! – выкрикнула Эмили, и ее небесного цвета глаза вновь наполнились слезами.
- А как зовут твоих родителей? – хриплым голосом спросил Гарри.
- Маму Виктория Смит-Лестрейндж, а папу Ральфус Лестрейндж.
- А Родольфус и Беллатрикс… - осторожно начала Джинни.
- Родольфус Лестрейндж – кузен моего папы, с которым мы не поддерживаем никаких отношений, сказала Эмили, словно повторяла это уже в миллионный раз.
- Что не удивительно, ведь они умерли, - тихо сказал Рон, и был награжден несколькими суровыми взглядами.
- Джейсон? – снова обратилась я к мальчику, который как-то сник.
- Я думал… - промямлил храбрый гриффиндорец.
- Мне так не показалось, - отрезала я.
- Джейсон? – на этот раз мальчика позвал Гарри, - Ты не думаешь, что должен что-то сделать?
Джейсон нахмурился, и, не глядя в глаза Эмили, сказал:
- Эмили, извини меня. Я не хотел тебя обидеть…то есть хотел, но не тебя…то есть...Извини.
Эмили сложила руки на груди и, высоко подняв голову, оповестила Джейсона о том, что на этот раз она его прощает.
Буркнув «Спасибо», Джейсон поспешил скрыться.
Эмили тяжело вздохнула.
- Тебе, должно быть, не просто с такой фамилией… - произнесла Джинни, погладив Эмили по черноволосой головке.
- Родители хотели отправить меня в школу под фамилией Смит, но я настояла, - девочка шмыгнула носом, - Это фамилия моего папы, которого я очень люблю. И наш род очень древний. В нем было много сильных магов. Не хочу, чтобы из-за двух маньяков все, кто носит фамилию Лестрейндж, считались убийцами. На моей семье не будет этого клейма. Я буду с гордостью носить свое имя.
Несколько секунд мы простояли молча, слего удивленные стратсностью этой маленькой речи.
- Уверена, у тебя все получится, - сказала я в некотором замешательстве.
Спустя еще несколько неловких секунд тишины, Джинни произнесла:
- Было приятно с тобой познакомиться, Эмили. Но нам нужно идти на занятия.
Попрощавшись, я, Гарри, Джинни и Рон отправились на Трансфигурацию.

Следующие две недели пролетели совсем незаметно. Погода совсем испортилась, дождь, смешанный со снегом, холодный ветер и серое английское небо делали вечера в библиотеке и в туалете Плаксы Миртл особенно уютными.
Приготовление Зелья шло по плану, и, как и положено, к концу третьей недели, имело бледно голубой цвет и весьма специфический запах.
Отношения внутри нашей компании, кажется, наладились. Ощущение неловкости между нами и Драко практически исчезло, а его сальные шуточки даже стали иногда казаться забавными. Вообще, когда он хотел, он мог быть вполне терпимым.
Он был умным, начитанным, имел при этом задатки лидера, мог красиво и убедительно говорить (читай «врать»), что пару раз помогло нам объяснить профессору МакГоннагал, что мы делаем в коридоре в неположенное время.
Что касается профессора МакГоннагал, мне не кажется, что она настолько глупа, чтобы поверить в ложь Драко. Но ее, похоже, настолько умиляло то, что мы дружим, что она готова была простить нам нарушение дисциплины. Да и вообще, хотя нам обещалось отсутствие поблажек, все же преподаватели относились к нам пятерым более снисходительно. Конечно же, исключая профессора Снейпа. Теперь еще более уставший и бледный, он, кажется, вообще перестал реагировать на окружающий мир. Если раньше он хотя бы иногда злился, и в его глазах можно было увидеть яростный огонь, то теперь его взгляд был абсолютно пустым. Кажется, он снимал баллы с Гриффиндора только по привычке.
Надо сказать, это пугало. Человек словно умер, а его тело об этом еще не узнало, и поэтому продолжало ходить, есть, пить, говорить.

Спокойная, умиротворенная жизнь кончилась в середине декабря. До приезда репортера из «Волшебника» оставалось несколько дней, когда произошло нечто, что можно охарактеризовать как «вспышка ярости на почве параноидального психоза» у Гарри и Драко.
Драко, по неизвестной мне причине, решил, что Гарри намеренно пытается испортить зелье, которое мы варили.
Гарри, по более понятной мне причине, решил, что Драко просто задирается, потому что не может больше трех недель прожить без драки.
Драко с этим заявлением не согласился, но опровергнуть его на деле почему-то не захотел. По комплекции Гарри не так разительно отличался от Драко как Рон, поэтому хрупкий блондин бесстрашно набросился на стройного, хотя и гибкого Гарри.
Туалет Плаксы Миртл – не самое маленькое помещение в Хогвартся, но для драк и одновременных зельедельческих опытов оно не приспособлено. Катастрофа была неизбежна.
Падая на пол, Драко и Гарри уронили котел. Самое страшное заключалось в том, что содержимое котла вылилось на драчунов. К моему ужасу, а также к ужасу Рона и Джинни, Драко и Гарри начали стремительно уменьшаться. Не представляя, что делать в такой ситуации, я подбежала к исчезающим мальчикам.
На мгновение все замерло.
На полу валялись две черных мантии, из под них торчали рубашки, брюки и галстуки. Внезапно, кучи одежды зашевелились. Трясущимися от страха руками я подняла мантии и перед моими глазами предстала милейшая картина: два невероятно хоршеньких младенца: один с белым пушком на голове и синими-синими глазами, второй с темными волосками и глазами цвета морской волны.
Но умиление быстро сменилось паникой. Джинни и Рон опасливо приблизились ко мне и с ужасом в глазах взирали на детей.
- Это же…не…не… - заикался Рон, - не они…?
- Знаешь, уж лучше это будут Гарри и Драко, - раздраженно ответила я, - Потому что так мы хотя бы знаем, где они и что с ними.
- Они такие милые, - заметила Джинни.
- Существенное замечание, - буркнула я, - Нужно нести их к профессору МакГоннагал. Джинни, бери Гарри, а я возьму Драко.
Малыши, все это время молчавшие, видимо пытались проанализировать ситуацию, вдруг одновременно зашлись громкими рыданиями.
Мы с Джинни аккуратно завернули их в мантии и начали качать на руках. Постепенно малыши успокоились, и мы покинули туалет Плаксы Миртл (разочаровав последнюю, ей невероятно понравились рыдающие малыши).

Мы быстро шли по коридору в направлении кабинета директора. Я и Джини крепко прижимали к себе мальчиков, а Рон потеряно плелся позади.
Добравшись до горгульи, мы остановились, не представляя, что делать.
- Если бы Дамблдор был жив, мы могли бы просто перечислять ассортимент магазина сладостей, - заметила Джинни.
Вдруг, боковым зрением я заметила что-то черное. Резко обернувшись я увидела профессора Снейпа, мрачного, как туча.
Заметив ребенка на моих руках он сделал шаг ближе и прищурился, словно решив, что ему показалось. Убедившись, что это вовсе не галлюцинация, он перевел взгляд на меня.
- Он меня описал! – послышался вскрик Джинни.
- Э-э… сочувствую, - произнесла я, все еще наблюдая за Снейпом, который недоверчиво взглянул на сверток в руках Джинни.
- Что за детский сад вы здесь устроили? – наконец спросил профессор, - И где же наш незабвенный Поттер?
Я, Джинни и Рон виновато опустили глаза.
- И мистер Малфой… - задумчиво произнес профессор Снейп, разглядывая младенцев.
- Профессор Снейп, нам нужно попасть к директору. Вы не скажете пароль? – попросила Джинни, вытирая мокрую руку об мантию, в которую был завернут Гарри.
- Почему дети завернуты в ученические мантии? – спросил в свою очередь Снейп, разглядывая гербы Слизерина и Гриффиндора на черных одеждах.
Я вздохнула.
- Думаю, вам тоже стоит услышать эту историю…Нам необходимо попасть к директору, там мы все и расскажем.
Снейп выглядел очень встревоженным. «Если нас сегодня и исключат, по крайней мере, я не буду считать этот день прожитым зря, - подумала я, - Скудная эмоциональная жизнь профессора была сегодня заметно разноображена»
- Дети – цветы жизни, - произнес профессор Снейп с непередаваемым выражением лица, и горгулья отъехала в сторону, открыв нам проход к кабинету директора.

Профессор МакГоннагал сидела за своим столом. Взглянув на нас поверх своих очков, напоминая при этом Дамблдора, она жестом предложила нам присесть в тут же наколдованные стулья.
- Полагаю, вы пришли сюда, чтобы поведать мне, откуда вы взяли двух младенцев? – спросила директор, рассматривая Гарри и Драко.
- В какой-то степени, - ответила я, - Вообще-то, замечательно, что мы встретили профессора Снейпа.
Профессор Снейп, расположившийся между нами и профессором МакГоннагал, видимо, заняв наиболее удобный пост для наблюдения, удивленно поднял бровь.
Уверена, ему не часто приходилось такое слышать.
- Понимаете…это – …
Драко протянул ручонку и пребольно схватил меня за волосы.
- Драко! – вскрикнула я, пытаясь отцепить ручку, - И Гарри, - добавила я.
Профессора выглядели озадаченными и, кажется, надеялись, что неправильно поняли мои слова.
- Они стали детьми, - пояснила я.
- Почему они стали детьми? – задал вопрос Снейп.
Вопрос ожидаемый, но неожиданный. Я вздрогнула. Драко заплакал.
- Эй, ну чего ты? – жалобно спросила я у ребенка, - Шшш…ну не плачь…, - слова не действовали, Драко заливался горькими слезами.
- Покачивайте его вот так, - сказала профессор МакГоннагал и сымитировала руками покачивание ребенка.
Я попыталась повторить ее движения. Постепенно Драко начал успокаиваться.
- А Гарри не плачет, - гордо заявила Джинни, словно это было ее личным достижением.
- Может быть, вы все-таки объясните, почему двое студентов превратились в маленькие орущие орудия для пыток?
Я в шоке уставилась на профессора Снейпа.
- Как вы можете говорить такое о детях? – изумилась я, - Посмотрите, какой он хорошенький!
Я не поленилась и встала, и шагнула в сторону профессора, демонстрируя ему всю прелесть маленького Драко.
Продемонстрировав железную выдержку, профессор не шарахнулся, а остался стоять на месте, с ужасом в глазах глядя на Драко.
Синеглазый блондин в свою очередь очень заинтересовался профессором Снейпом и потянул к нему ручки.
- Хотите подержать? – спросила я.
Профессор наградил меня таким взглядом, что даже если бы он сказал сейчас «да, безумно», я бы не дала ему в руки ребенка.
- Дети – цветы жизни, - подал голос Рон, - вы сами сказали это пару минут назад.
- Был бы очень признателен, если бы и на занятиях вы слушали меня также внимательно. Итак, все же хотелось бы узнать, - едва сдерживая гнев, произнес профессор Снейп, - Каким образом мистер Поттер и мистер Малфой превратились в детей?
- Хм, ну, на них вылилось зелье.
- Какое зелье? – готова поклясться, я слышала в голосе профессора Снейпа тревогу.
- Какое зелье… - повторила я, - В этом вся проблема. Мы не знаем.
- Хорошо, - теряя терпение сказал профессор Снейп (он оказался значительно терпеливее, чем я всегда думала), - Где находилось это зелье, прежде чем попасть на Поттера и Малфоя?
- В туалете Плаксы Миртл, - последовал ответ.
- А что оно делало в этом туалете? И что там делали вы?
- Хм, ну, дела делали, - промямлила я.
Снейп, кажется, смутился, но быстро пришел в себя.
- Насколько мне известно, это женский туалет.
- Так и есть, - согласилась я.
- Так какого черта там делали Поттер, Малфой и Уизли? – практически проорал профессор Снейп.
Я решила, что прикидываться идиоткой больше не получится, и выложила карты на стол.
То есть, я не стала упоминать о пере горгульи, надеясь, что хотя бы эту историю удастся замять.
Как бы не так.
- А где вы взяли перо горгульи, необходимое для приготовления этого зелья? – вкрадчиво поинтересовался профессор Снейп, явно догадываясь где.
- Увасхранилще, - пробормотала я.
- Что простите? – переспросил профессор.
- Увасхрнилще, - как можно более неразборчиво повторила я, догадываясь, что теперь он точно не отстанет.
- Мисс Грейнджер! – Снейп снова начал выходить из себя.
- Ну хорошо! Я взяла его у вас в хранилище!
- А волос единорога был отвлекающим маневром? – уточнил профессор.
Я кивнула.
Потом взглянула на профессора МакГонногал. Выражение ее лица было нечитаемым. То ли она была в ярости, то ли старалась сдержать смех, то ли ей просто было тяжело дышать.
- Расскажите, на какой стадии было зелье, - потребовал Мастер Зелий.
- Зелье приобрело характерный для этой стадии голубоватый оттенок и специфически запах. Были добавлены магибобы, а через десять дней должны были быть добавлены пальчики Мэри-Сью.
- Блестяще, мисс Грейнджер, просто блестяще, - сардонически произнес профессор Снейп, - Вот она – вершина вашего гриффиндорского идиотизма.
- Профессор Снейп, - возмутилась профессор МакГонагалл.
- Может быть, вы и теперь будете защищать их? – спросил Снейп, поворачиваясь к директору – лицо его выражало недоверие.
- Они, конечно, будут наказаны, но оскорблять мой факультет я вам не позволю, - твердо сказала МакГонагалл.
- Спешу напомнить, что вы теперь директор, и должны с одинаковой любовью, - на этом слове губы профессора насмешливо-презрительно изогнулись, - относиться КО ВСЕМ факультетам.
- Именно, Северус. Вот почему Драко получит такое же наказание, что и мои студенты. А теперь, молодые люди, - наконец, обратила на нас внимание МакГонагалл, - отправляйтесь в гриффиндорскую гостинную, мы разберемся с вами позже.
- Но что делать с Гарри и Драко? – спросила я.
Профессор замолчала.
- Мы могли бы о них позаботиться, - заверила её я, - Только где им жить?
Профессор МакГонагалл задумчиво погладила свою палочку.
- Я полагаю на то время, пока мы будем пытаться избавиться от последствий инцедента, вам, мисс Грейнджер, стоит поселиться в одной из свободных комнат и взять на себя заботу о мистере Поттере и мистере Малфое. Мисс Уизли вам поможет.
- Но как же учеба? – насторожилась я.
- Я надеюсь, что в течение недели мы с этим справимся. Ваших способностей хватит на то, чтобы заниматься эту неделю самостоятельно и не отстать по программе.
Я хотела что-то возразить: пропустить целую неделю занятий! А может, и больше! Но профессор МакГонагалл меня опередила:
- Пора отвечать за свои поступки.
Я вздохнула. Решив, что не буду расстраиваться из-за отстранения от уроков – в конце концов, это временно, я постаралась переключиться на более важную проблему, живое напоминание которой я держала в руках. Напоминание тихонько посапывало и с интересом наблюдало за происходящим в комнате.
- Да, профессор МакГонагалл, - покорно согласилась я.
- Мава! – воскликнул довольный Драко и протянул сжатую в кулачок ручку к МакГонагалл, - Мава!
Профессор Снейп ухмыльнулся.
- Ещё посмотрим, как он окрестит вас, Северус, - заметила директор, - Вам предстоит провести с мистером Поттером и мистером Малфоем не мало времени, прежде чем вы сможете вернуть их в прежний вид.
На этот раз ухмыльнулась я.

0

5

Глава 4

Что ж, моя кузина Эрика, не сумев поступить в университет, стала работать няней. О чем это говорит? О том, что нет необходимости получать высшее образование и быть семи пядей во лбу, чтобы справляться с детьми. И, следовательно, я вполне в состоянии ухаживать за Гарри и Драко.
По официальной версии, я, Драко и Гарри чем-то отравились и теперь лежим в Больничном Крыле, изолированные ото всех. Это было сделано ради нас же – так у нас был шанс избежать серьезного наказания. Профессор Снейп, конечно же, негодовал, но когда профессор МакГонагалл сказала, что если случай получит огласку, Драко Малфой вылетит из школы, Зельевар немного угомонился и взялся за изучение недоваренного зелья.
А я поселилась с двумя младенцами в одной из комнат недалеко от кабинета профессора Снейпа, чтобы он мог заходить, когда надо и изучать детей. В первый же день, в шесть утра, профессор МакГонагалл пришла к нам с Гарри и Драко, и принесла необходимые вещи: соски, бутылочки, смеси, пеленки и прочую ерунду.
- Как вы думаете, сколько им лет? – спросила я у неё, когда она уже собиралась уходить.
- Думаю, им около полугода.
- Хм, ну они не такие маленькие, как я боялась, - ответила я, несколько успокаиваясь.
- Вы рано радуетесь, мисс Грейнджер, вот-вот у них начнут резаться зубы, и вы забудете о том, что такое сон.
Я судорожно сглотнула.
- Надеюсь, профессору Снейпу удастся разобраться с проблемой достаточно быстро, - ответила я с надеждой.
- Нам остается только верить в это.

Когда профессор МакГонагалл ушла, я подошла к кроваткам, в которых спали малыши. Драко уже проснулся и, лежа на животе, озирал окрестности. Собственно, видно ему было немного – только внутренне пространство его кроватки и выплюнутую соску, лежащую около его правой руки. Двинув ручкой, он подгреб соску к себе и принялся её облизывать и посасывать. Убедившись, что соска не является удовлетворительным завтраком, он начал хныкать.
Я не хотела, чтобы он разбудил Гарри, поэтому тут же взяла Драко на руки. Мне необходимо было покормить его, но смесь была еще не готова, а готовить её с младенцем на руках – дело не легкое. Я подождала, пока Драко перестал хныкать, положила его на свою кровать, наколдовала магический барьер, чтобы он никуда не уполз, и принялась разбирать принесенные директором баночки. Но стоило мне найти смесь, как Драко заплакал. Сначала тихо, но с каждой секундой он набирал громкость. Я подскочила к нему и принялась покачивать, испуганно глядя в сторону кроватки Гарри. Тот, видимо, еще не проснулся. Успокоив Драко, я снова взялась за приготовление смеси, но уже через мгновение он заплакал опять. Проклиная всё на свете, я снова взяла его на руки. Покачав около минуты, я положила его обратно на кровать, но стоило мне сделать шаг, как он тут же начал хныкать. Прорычав что-то нечленораздельное, я снова взяла Драко на руки, а смесь попыталась приготовить при помощи манипуляций волшебной палочки. Уже обрадовавшись, что нашла выход из ситуации, я услышала хныканье, исходящее из кроватки Гарри. Взмолившись всем богам, чтобы Гарри не вздумал проснуться прямо сейчас, я подошла к нему и едва не выругалась. Гарри лежал на спине и смотрел на меня недовольными зелено-голубыми глазами. Увидев меня, он зашелся таким плачем, что я чуть не оглохла. Драко, набрав воздуха в грудь, с удовольствием поддержал своего друга по несчастью. Приготовить смесь в такой обстановке не представлялось возможным. Я со злостью вспоминала Джинни, которая мирно спала в своей кровати в башне Гриффиндора.
Положив обоих мальчиков на свою кровать, я наколдовала над ними светящиеся звездочки, которые должны были отвлечь их внимание на время приготовления завтрака. Но не тут-то было. Пока я сидела рядом с ними, они любовались звездочками. Стоило же мне встать, как они, подобно суровым и бдительным стражникам, поднимали невероятный шум. Я тихонько застонала.
Неожиданно в дверь постучали, и я интуитивно поняла, что пришла помощь. На поверку это оказался профессор Снейп.
- О, профессор! – воскликнула я, - Доброе утро.
- Утро, - он коротко кивнул в знак приветствия.
- Пожалуйста, приготовьте молочную смесь, Драко и Гарри не дают мне отойти от них ни на минуту, - жалобно произнесла я.
- Я похож на няньку?
- Я вас очень прошу.
Профессор Снейп скривился, но подошел к столику и принялся готовить еду малышам.
Я призвала несколько игрушек, принесенных профессором МакГонагалл, произнесла очищающие заклинания и бросила их на кровать. Гарри и Драко одновременно подползли к резиновой собаке, очевидно, в надежде её погрызть. О том, что каждый из них приметил одну и ту же игрушку, они узнали, одновременно ухватившись за собаку. Я опасливо поглядывала на детей. Шестым чувством я понимала, что сейчас начнется потасовка. Гарри дернул игрушку на себя, и та оказалась в его руках. Драко, к моему удивлению, просто заплакал.
- Э-э, Гарри, может, ты отдашь игрушку Драко? – спросила я неуверенно, и почувствовала себя совершенно глупо.
Я никогда не умела общаться с детьми, особенно настолько маленькими. Я прибывала в твердом убеждении, что в таком возрасте они еще ничего не понимают, и разговаривать с ними бесполезно.
Как я и ожидала, Гарри лишь взглянул на меня лучистыми глазами, в то время, как Драко заливался горючими слезами.
- Драко, - жалобно позвала я, - Не плачь. Тут же еще так много игрушек. Смотри, вот кот, - я протянула ему пластмассовую погремушку, - Он еще и гремит.
Драко не обращал на меня никакого внимания и ревел.
- А вот еще… что-то. Я не знаю что это, но выглядит привлекательно, - упорствовала я.
- Мисс Грейнджер, вам приходилось раньше иметь дело с детьми? – спросил профессор Снейп, держа в руках две бутылочки.
- Нет, - вздохнула я, - Но если вы поскорее дадите мне смесь, сэр, я уверена, многое между нами с мальчиками изменится.
- Непременно.
Профессор Снейп протянул мне бутылочки, и я быстро взяла на руки Драко, сунув ему под нос соску от бутылки. Тот, быстро сообразив, что к чему, обхватил бутылочку ручками и принялся жадно сосать.
Гарри это не понравилось. Он тоже хотел есть. Игрушка была забыта – он зашелся несчастным плачем. Голодный вопль ребенка не вызывал во мне ничего, кроме головной боли, и я несчастными глазами взглянула на профессора Снейпа.
- Что вы на меня смотрите как мышь на удава? – спросил он, с раздражением глядя на орущего Гарри.
- Вы не могли бы мне помочь, сэр? - спросила я учтиво.
- Не думаю.
- Пожалуйста, сэр, я не могу кормить их обоих одновременно.
Профессор взглянул на уже покрасневшего от плача Гарри и сделал один шаг в его направлении.
- Я не уверен, что это хорошая идея, - сказал затем он, и шагнул обратно.
- Это прекрасная идея. Или у меня сейчас лопнут сосуды, - ответила я, силясь перекричать Гарри.
Видимо, профессор Снейп всё же был способен на сочувствие. Она сел рядом со мной и настороженно посмотрел на Гарри. Затем он попытался взять его на руки. Держа ребенка так, словно это было особенно взрывоопасное зелье, профессор попытался уложить его у себя на руках в правильном положении. Поглядывая на то, как я держала Драко, он, наконец, подготовил Гарри к приему пищи и сунул ему бутылочку. Гарри принялся сосать, забавно шевеля щеками.
- Как вы заставили мистера Малфоя держать бутылку? – спросил профессор Снейп недовольно.
Ему приходилось держать бутылочку самому.
- Он сам взял, - ответила я, - а Гарри еще, наверное, не умеет.
Профессор недовольно скривился.
- Вы, мистер Поттер, как всегда ни на что не способны, - сказал он.
Я промолчала, хотя внутренне негодование почти заставило меня огрызнуться. Какое-то время в комнате стояла блаженная тишина, нарушаемая лишь почмокиванием детей.
Когда с кормлением было покончено, профессор Снейп тут же ретировался, и я осталась одна с двумя существами, представляющимися мне не менее страшными, чем, скажем, мантикоры.
Вскоре зашла Джинни, и я попросила её найти в библиотеке какие-нибудь книги о том, как обращаться с маленькими детьми. Выслушав мою просьбу, посюсюкав над Гарри и Драко, она ушла на занятия, снова оставив меня одну. Рон же почему-то опасался заглядывать к нам с мальчиками.
Во второй раз Джинни заглянула по окончании первого урока.
- Вот всё, что я успела пока что найти, - сказала она, кладя на стол две книги, - И я уже убегаю, иначе опоздаю к Бинсу.
Первую книгу я отмела сразу, потому что она в большей степени посвящалась беременности. Во второй же я нашла несколько полезных советов. В том числе в ней сообщалось, что ребенка надо кормить в шесть часов утра, в десять, в два часа дня, в шесть вечера, и, наконец, на ночь в десять или десять-тридцать.
- Господи, как вы можете столько есть? – спросила я у ползающих по моей кровати детей.
Те, конечно, не ответили.
Но позже, поменяв уж четвертый подгузник, я поняла, КАК.

После обеда, который мне доставили прямо в комнату, я уложила детей спать, и сама легла на кровать – просто немного отдохнуть. Я даже не заметила, как заснула. Но кто бы мог подумать, что нянчиться с детьми так сложно? Я кое-как приноровилась кормить их одновременно. На обед они ели овощное пюре, и я, посадив их в специальные креслица, взяла в обе руки по ложке и, набирая пюре, отправляла его в их голодные ротики одним ловким движением. Так же мне удалось напоить их соком.
Но в остальном, неусыпная бдительность и скучные игры – вот всё, что я могу сказать о времяпрепровождении с полугодовалыми детьми.
Проснулась я от стука в дверь. Это был профессор Снейп. Поводив над детьми палочкой и записав что-то в свой блокнот, он начал задавать мне вопросы о зелье.
- Профессор Снейп? – обратилась я к нему, когда допрос был закончен.
Профессор вопросительно поднял бровь, продолжая строчить что-то в своем блокноте.
- Как вы думаете, сэр, это будет очень нагло, если я попрошу вас посидеть с Гарри и Драко в течение часа?
- Достаточно нагло.
- А, эмм, если я пообещаю, когда всё закончиться, перемыть все котлы в классе?
- Вы и так будете делать это. Вы же не думаете, что останетесь без наказания?
- Вот оно, моё наказание! - эмоционально ответила я, указывая на детские кроватки, - Вы не представляете, как с ними тяжело, сэр, - спокойнее добавила я.
- И представлять не хочу. Это только ваша вина, мисс Грейнджер.
- Это вина этих двух дураков, это они затеяли драку в непосредственной близости от зелья, - ответила я, злясь.
- Меня это мало волнует. А сейчас мне нужно идти, - с этими словами профессор попытался покинуть комнату.
- Профессор, я вас умоляю, - сказала я ему вдогонку, - Мне нужен всего лишь час. Я буду вам должна. Пожалуйста.
Несколько секунд профессор стоял ко мне спиной и молчал. Наконец он неохотно развернулся.
- Вы должны отвечать за свои поступки мисс Грейнджер, и чувствовать на себе всю их разрушительную силу…
Мои плечи опустились.
-… но я буду так любезен, и посижу здесь полчаса.
Я возликовала. Горячо отблагодарив профессора, я покинула комнату. Еще утром Джинни принесла мне мантию-невидимку, чтобы я могла выходить из комнаты и не быть замеченной – ведь считалось, что я тяжело больна и нахожусь в Больничном Крыле.

За отпущенные мне полчаса мне нужно было сделать довольно много: во-первых, забрать кое-какие вещи из комнаты, о которых я совершенно позабыла, когда в спешке собиралась переезжать в свое новое жилище. Во-вторых, мне нужно было сходить в совятню и отправить письмо, которое я написала еще днем раньше. Я не могла попросить Джинни сделать это, так как она не должна была знать, кто является адресатом. Наконец, я надеялась встретить Рона или Джинни, чтобы они составили мне компанию предстоящим вечером. Последнее мне сделать так и не удалось, так как ни в гриффиндорской гостиной, ни на квиддичном поле их не было.
Отсутствовала я чуть больше, чем полчаса, и знала, что профессор Снейп непременно отметит это. Входя в комнату, я уже была готова к разносу, но застыла как вкопанная, когда увидела двух висящих в воздухе, и весьма довольных этим фактом, младенцев. Профессор сидел в кресле и читал книгу. Его палочка при этом была направлена на детей.
- Ээ, профессор? – несмело позвала его я.
Он оторвался от книги, движением палочки отправил мальчиков в свои кроватки и недовольно сказал:
- Вы опоздали на семь минут.
- Да-да, я извиняюсь… но почему мальчики так странно одеты?
- Я окрасил их одежду в разные цвета, чтобы различать их. Вы были так добры, что ушли как раз тогда, когда их надо было кормить. Чтобы не перепутать, какого ребенка я уже покормил, а какого еще нет, я сделал их костюмы разного цвета.
Я улыбнулась.
- А студентов вы тоже различаете только по эмблемам на их мантиях?
- Не дерзите, мисс Грейнджер. Гриффиндор и так уже лишился десяти баллов из-за вашего опоздания.
Я вздохнула.
- Ну хорошо. Тогда скажите хотя бы, почему на Драко красный костюмчик, а на Гарри – зеленый?
Профессор застыл, определенно удивленный. Затем он подошел к детским кроваткам и с сомнением взглянул на мальчиков.
- Это Поттер, - сказал он убежденно, указывая на ребенка в красном.
Я тоже подошла ближе.
- Нет, сэр, это Драко.
- Ерунда.
Профессор внимательно разглядывал малышей. При этом он забавно склонил голову на бок.
- Поверьте, сэр, я бы не стала вас обманывать.
Профессор Снейп развернулся на каблуках и пристально посмотрел на меня.
- Неужели? – ядовито спросил он.
Я густо покраснела.
- Ну, я… я…
- Не замечал, что вы заикаетесь, - бросил профессор и направился к выходу, - Я зайду завтра.
- До свидания, - пробормотала я его спине.
Вечером все-таки заглянули Джинни и Рон. На мой вопрос, где они были, тоном это-же-очевидно, они ответили: «в библиотеке».
- Я не догадалась поискать вас там, - ответила я честно.
- Мы пытались найти способ вернуть Гарри и Малфоя в нормальное состояние, - ответил Рон, стараясь держаться подальше от детских кроваток.
Джинни в это время стояла, склонившись над малышами, и без остановки повторяла:
- Какие же они хорошенькие! Какие же они миленькие! Угугусики…
- Джинни, прошу тебя, прекрати эти свои муси-пуси, - попросила я, потирая виски.
- Но они же такие ути-пусики, такие конфеточки. Так и хочется их съесть.
- Давай без людоедства. Я сейчас пойду в душ, а вы побудьте с ними, - сказала я и с небывалым удовольствием удалилась в ванную комнату.

***
На следующий день я проснулась от того, что кто-то трогал мое лицо.
- Тётя, - услышала я, силясь разлепить глаза, - Тётя. Тётя.
Открыв глаза, я едва сдержала крик. У моей кровати стоял белобрысый ребенок и теребил мое лицо. Увидев, что я проснулась, он широко улыбнулся.
- Ты кто? – испуганно спросила я, мысленно пытаясь сообразить, как я буду кормить еще одного ребенка.
- Дада, - ответил мальчик и ударил меня ладошкой по руке.
Я села на кровати. У кроватки Драко отсутствовала загородка, а он сам, очевидно, стоял у моей кровати. Но он определенно стал больше, чем был раньше. Или мне только показалось? Нет-нет, у ползунков оторвались лямки, а штаны болтались где-то внизу. Значит, он вырос. Любопытно…
Я подошла к кроватке Гарри. Драко прошлепал за мной. Гарри еще спал, но он тоже как-то изменился. Волосы стали темнее и гуще, и места он стал занимать куда больше. Я возликовала. Появилась вполне уверенная надежда на то, что действие зелья пройдет само, что спустя некоторое время они просто вырастут до своего возраста.
- Ну что, Драко? Есть хочешь? – спросила я, глядя вниз на маленького ангела.
Он обнял меня за ноги и ответил:
- Ам-ам.
- Да, будем ам-ам, - ответила я, радуясь тому, что ЭТОТ Драко понимает меня, и можно не чувствовать себя последней дурой, разговаривая с ним, - Только вот чем же тебя кормить? Я же даже не знаю, сколько тебе лет.
Малыш безмятежно смотрел на меня, не понимая, какие у меня вообще проблемы.
- Ты прав, - сказала я, - Мы можем просто посмотреть в энциклопедии.
Драко улыбнулся.
Прежде чем отойти от мальчика, чтобы взять книгу по уходу за детьми, я внимательно посмотрела на него. Я почувствовала странное желание погладить его по голове или даже обнять. А эта открытая улыбка и ямочки на щеках заставили что-то шевельнуться в моей душе.
- Ты действительно ничего. Милый, - сказала я ему, почувствовала себя глупо и пошла за книгой.
Драко протопал за мной. Ходил он очень смешно, и казалось, что он может упасть в любой момент. Когда я взяла книгу и села в кресло, он подошел ко мне и начал карабкаться на меня, словно я была куском скалы. Немного понаблюдав за его мучениями, я все-таки помогла ему влезть ко мне на колени, и принялась листать плотные страницы. Отыскав картинку с ребенком, размером и внешним видом похожего на Драко, я быстро нашла в главе подраздел «Что умеет ваш ребенок в 1 год».
- Итак, если тебе год, то ты уже должен уметь ходить, держась за руку или за мебель. Ты у нас ходишь и без поддержки, но тут, в подразделе «может быть также будет уметь» написано, что некоторые дети в год ходят вполне сносно. Так что, читаем дальше… произносить слово «мама» или «папа», и иногда другие несложные слова. Это ты умеешь… играть в мячик. Ты умеешь играть в мячик? – спросила я Драко, который увлеченно рассматривал страницы.
Вдруг он попытался перевернуть одну из них.
- Хочешь почитать? – пошутила я, на что Драко ответил резким жестом, и страница с треском порвалась.
- Драко! – возмутилась я, - Плохой мальчишка! Разве можно так делать?
Я поставила мальчика на пол, а сама продолжила читать. Некоторое время Драко обиженно и как-то печально смотрел на меня, а потом отчетливо произнес:
- Дай.
- Нет, ты не умеешь обращаться с книжками.
- Дай! – упрямо повторил ребенок.
- Драко, нет. Нельзя, - строго сказала я.
- Дай!
- Нет!
И тут, его нижняя губа задрожала, лицо внезапно исказилось в гримасе, и он заревел.
Тут же, в ответ на его плач, из своей кроватки захныкал Гарри.
- Ну вот. Ты разбудил Гарри. Молодец, - недовольно сказала я и, встав из кресла, прошла к Гарри.
Тот уже пытался вылезти из своей кроватки. Конечно, ему это не удавалось, и вдруг заслонка просто исчезла.
- Бесконтрольная детская магия. Понятно, - констатировала я, - И ты проделал такой же трюк, - сказала я, оборачиваясь к Драко.
И сердце мое остановилось. Этот маленький гаденыш уже открыл мою книгу и как раз приготовился выдрать сразу несколько листов.
- Драко, нет! Фу! – крикнула я ему, но он, с несколько злорадным выражением лица, принялся отрывать страницы.
Я подскочила к нему и вырвала книгу из рук. Убрав её на камин, я повернулась к вредному мальчишке.
- Ты сделал очень плохо, - строго сказала я, - Так нельзя. Теперь иди и сядь на мою кровать. Вот туда.
Драко стоял, понурив голову. Я взяла его за руку и подвела к своей кровати. Посадив его туда, я обернулась к Гарри, но не увидела его. Из кроватки он уже выбрался, и нигде в поле моего зрения его не было. Я тихо чертыхнулась, помня о том, что в комнате ребенок. Возможно даже два. Я надеялась на это.
Тут в дверь постучали.
- Войдите! – крикнула я, и в голосе слышались истерические нотки.
Это был профессор Снейп.
- Я решил, что вы уже встали, и… - начал было он, но я его перебила нервным:
- Стойте, где стоите!
Профессор застыл от неожиданности.
- Где-то тут на полу должен быть Гарри, - объяснила я.
- Простите?
- Гарри пропал. Пока я сажала на кровать Драко, он исчез.
- Где вы видели Поттера в последний раз?
- В свой кроватке. То есть, в его кроватке. А потом я отвернулась на секунду, а он пропал. Наверное, он куда-то ушел.
- Ушел? – изумился профессор.
- А, да. Взгляните, - я указала рукой на Драко, который сидел на моей кровати и играл с кубиками, которые я ему только что бросила.
- Это мистер Малфой, - уверенно сказал профессор Снейп.
- Я знаю, я могу различать их не зависимо от того, во что они одеты, - несколько более саркастично, чем стоило, сказала я, а затем добавила, - Сэр.
- В самом деле? В таком случае, вы действительно прекрасная нянька… только вот… ребенка потеряли, - профессор с наигранным удивлением оглянулся вокруг.
- Гарри! – вдруг выкрикнула я, обнаружив непоседу.
Он оказался под своей собственной кроваткой. Он забрался так далеко, что его не было видно до тех пор, пока я не догадалась присесть. Взяв Гарри на рука, я посадила его рядом с Драко.
- Кажется, вчера они были…другими, - сказал профессор Снейп, подозрительно разглядывая детей.
- Об этом я вам и толкую. Они выросли.
- Да, когда вы взяли Поттера на руки, я это заметил.
Профессор с интересом исследователя начал глазеть на мальчиков, обходя мою кровать с разных сторон, чтобы осмотреть Гарри и Драко со всех ракурсов.
- Любопытно, - пробормотал он.
- Если подумать, эффект зелья, которое мы готовили, должен был пройти сам спустя непродолжительный отрезок времени, - сказала я.
Профессор едва заметно кивнул.
- И, значит, есть надежда, что всё пройдет само.
Еще кивок.
- И через… - я мысленно сосчитала примерные сроки, - примерно через месяц они вернутся в свой возраст, - мрачно закончила я.
- Я бы не был так уверен, что их рост будет постепенным, - заметил профессор.
- Мм, да… а, профессор, сэр, может случиться так, что их взросление не остановится на их реальном возрасте, а продолжится до самой смерти?
Я одновременно знала, что ответит профессор Снейп, и, в то же время, надеялась, что он скажет, что это невозможно.
- Теоретически возможно всё. Именно поэтому я все-таки считаю нужным приготовить антидот, - ответил мне Зельевар.
- А вы сможете? – спросила я, но, увидев его вопросительно поднятые брови, поправилась, - Я имею в виду, у вас уже есть какой-то рецепт, или хотя бы его наброски, или же пока что никаких идей нет?
Профессор Снейп задумчиво взглянул на детей.
- Я полагаю, я справлюсь с поставленной задачей.
И всё. Вот такой вот расплывчатый ответ я получила. Впрочем, чего я еще ожидала от нашего дорогого профессор Снейпа?
Когда он ушел, я вернулась к энциклопедии. Я решила принять за аксиому то, что мальчикам по году. К счастью, они оба родились летом, и разница в возрасте у них была незначительной.
- Итак, дорогие мои, - обратилась я к играющим Гарри и Драко, - по книге завтрак вам положен только через час, так что извините.
Гарри взглянул на меня, и молча отвернулся. Драко же одарил меня более пристальным взглядом.
- Ам-ам, - сказал он.
- Ни чем не могу помочь – у вас режим, - твердо сказала я.
- Ам-ам, - повторил Драко.
- До чего же ты упрямый… взгляни на Гарри, он же не просит есть, как нищий на паперти. Вот и ты веди себя хорошо.
Драко серьезно посмотрел на меня, помолчал, и, наконец, выдал:
- Ам-ам.
Я закатила глаза.
- Никаких «ам-ам» до восьми утра! Всё. Играем.
Драко был готов зарыдать. Гарри невозмутимо лупил одним кубиком по другому, не обращая на нас никакого внимания.
Я собралась с духом, подошла к мальчикам, взяла в руки первую попавшуюся игрушку, и сказала:
- Смотри, какая собачка. Гав-гав.
Драко протянул руку к резиновой псине.
- Ав-ав, - повторил он за мной.
- Правильно. Гарри, теперь ты скажи «гав-гав».
Гарри взглянул на меня своими добрыми пока что сине-зелеными глазами, издал звук, похожий на «кккхх», смущенно при этом улыбаясь, и хлопнул в ладоши.
- Ладно, забудь, - сказала я, обращая свой взор обратно к Драко.
- А это кто? – спросила я у него, показывая деревянную кошку.
- К-к, - ответил он, издав непонятный гортанный звук.
- Киса, - сказала я.
- К-к, - повторил Драко.
- Так, ладно. Не плохо.
- А как тебя зовут?
- Да-да, - ответил Драко довольно.
- Айи! – одновременно с ним ответил Гарри.
- Так, прекрасно. Включаемся в беседу, Гарри. Еще раз скажи, как тебя зовут?
- Айи! – чуть не лопаясь от счастья ответил малыш.
- Отлично! Что еще вы мне скажете? – спросила я, довольная нашим содержательным разговором.
- Ам-ам, - заявил Драко.
- Господи…Еще чуть-чуть, еще немного, - сказала я сама себе, поглядывая на часы.

0

6

Глава 5

Каждый приходящий в тот день в нашу с мальчиками комнату с выражением глубокого удивления на лице сообщал мне, что дети-то выросли. И у меня сложилось впечатление, что все они были уверены, что я этого не заметила.
Говоря все, я имею в виду Джинни, которая забежала самой первой, Рона, который зашел только после обеда и профессора МакГонагалл, заглянувшую уже ближе к ужину. Профессор Снейп до позднего вечера так и не появился.
Мы же с Гарри и Драко подружились – да, я могу смело заявить об этом, потому что Гарри щедро поделился со мной обедом, размазав его по моей мантии, а Драко постоянно таскал мне в подарок игрушки. К сожалению, он отбирал их у Гарри, чем доводил последнего до слез. Но ничего, я нашла выход – я просто стала левитировать преподнесенные мне Драко дары обратно к Гарри. Спустя час такой игры оба мальчика серьезно вымотались и решили покапризничать. К счастью, дело близилось к очередной кормежке, и маленькие монстры увлеклись этим занятием настолько, что я успела прочитать пол главы в энциклопедии по уходу за детьми.
- Так, ребята, сейчас мне нужно вас искупать. Но как я буду это делать, я не представляю. Тут, - я указала на книжку в руках, - довольно подробно всё описано, но авторы не рассчитали, что в семье может быть двое детей и лишь один взрослый.
Мальчики лежали на моей кровати и, как мне показалось, с сочувствием смотрели на меня.
Внезапно раздался стук в дверь, и я поняла, что кто бы то ни был, он и станет моим помощником.
Конечно же, это оказался профессор Снейп – человек, которого будет уговорить на это дело сложнее всего.
- Я и так был настолько любезен, что просидел с ними полчаса и семь минут, - ответил профессор недовольно, - вам не кажется, что вы слишком многого требуете?
- Слишком многого? Я мать одиночка с двумя детьми на руках! Сэр.
Я была возмущена до глубины души. Он, очевидно, думает, что сидеть с детьми – это легко. Играй себе и всё. Но на самом деле это очень выматывает, ведь это такая ответственность! А еще когда это не твои дети, а ты сам с людьми младше тебя более, чем на год, никогда дела не имел – это настоящий труд.
- Какая мать, что вы несете? – спросил профессор не без ехидства, - Не далее, как этим утром где-то на полу вы потеряли ребенка.
- Ну пожалуйста, профессор. Мне не справиться. Мне нужен либо помощник, чтобы их помыть, либо кто-то, кто будет сидеть с каждым из них в этой комнате, пока я мою второго.
Я взглянула на профессора глазами Бэмби, он раздраженно вздохнул и взглянул на малышей.
- Ждать здесь будет слишком долго, поэтому я помогу вам мыть их, - ответил он.
- О, огромное вам спасибо! – воскликнула я, отправляясь в ванную комнату набирать детскую ванночку.
- Но это будет стоить Гриффиндору десяти баллов! – донеслось мне вслед.
Когда вода в ванночку была налита, мы с профессором принесли и раздели мальчиков. Посадив их друг напротив друга, я бросила им пару резиновых уток. Утки крякали, плавали, чистили крылья и брызгали в мальчиков водой.
- Долго еще они будут плескаться? – спросил меня профессор Снейп недовольно.
- Они купаются не больше пяти минут, - ответила я, увлеченно наблюдая за утками.
Наигравшись с резиновыми игрушками, Гарри и Драко начали брызгать водой в меня. Я пыталась запретить им делать это, но они остались глухи к моим просьбам. Больше того, Драко, который вообще любил, чтобы в играх были заняты ВСЕ, начал брызгаться в профессора Снейпа. Тому это, естественно, не понравилось.
- Прекратить! – рявкнул он так, что даже стекла задрожали.
Гарри и Драко сперва замерли, испуганно глядя на нас с профессором, а потом дружно заревели.
- Что вы наделали! – крикнула я, испуганно глядя на заливающихся горючими слезами детей, - Ну-ну, хватит плакать. Дядя не хотел вас напугать, просто он не любит купаться. Посмотрите на его волосы, и вы сами это поймёте.
Мальчики немного поутихли, а вот профессор как раз набрал полные легкие воздуха, чтобы выразить мне свое возмущение. Но я решила, что если уж начала дерзить, надо продолжать, чтобы ввести профессора в состояние шока и в этом же состоянии выпроводить его из комнаты. Иначе в живых мне не остаться.
Я встала, развернулась к нему лицом и сказала:
- К вашему сведению, это маленькие годовалые дети, они с большим трудом отличают правильное от неправильного, и плохое от хорошего. Они просто хотят с вами поиграть. А вот интонации они различают просто прекрасно, и, наверное, если бы вы их ударили – они и то испугались бы не так сильно. Я понимаю, что отцовские инстинкты отсутствую в вас напрочь, и детей вы не любите, но всё же им скоро ложиться спать, а теперь мне их до утра не успокоить.
Голос мой был спокоен, но я видела, как вытягивается лицо профессора, и знала, что ничем хорошим мне это не грозит. Всё еще надеясь избежать бури, я вернулась к хнычущим малышам и сообщила, что «сейчас мы помоем волосики».
- Мисс Грейнджер…- начал обвинительную речь профессор Снейп, но я его оборвала.
- Если хотите сделать мне выговор, - спокойно, даже дружелюбно сказала я, - скажите это пожалуйста тихо и беззлобно, чтобы мальчики не подумали, что вы снова злитесь и не начали плакать. Они только начали успокаиваться, - на последних словах я улыбнулась и потрепала Драко по голове.
Я слышала, как тяжело дышал за моей спиной профессор, и представляла, как ему хочется меня задушить, но мне нужно было помыть детей.
- Профессор, намыльте, пожалуйста, голову Гарри, пока я мою Драко.
Я вылила шампунь на светлые волосы и принялась массировать детскую головку. Гарри некоторое время смотрел на мои движения, а потом начал плакать и шлепать руками по воде.
- Профессор, пожалуйста. Гарри не будет сидеть спокойно.
Когда Гарри взял особенно высокую ноту, профессор сломался и подошел к ванночке.
- Мы еще поговорим с вами, - благожелательным тоном сказал он, выливая полбаночки шампуня на голову Гарри, - О вашем поведении и о том, как вы разговариваете с преподавателем. И поверьте, мисс Грейнджер, потерянными баллами здесь не обойдется.
- Извините профессор, возможно, я действительно была излишне груба, - ответила я, желая сгладить ситуацию и выйти сухой из воды, - Но для меня эта свалившаяся ответственность в новинку, я очень переживаю, что сделаю что-нибудь не так, и вообще – сидеть с детьми очень непросто. Нервы сдают, знаете ли.
- И не пытайтесь, - профессор улыбнулся, и я нервно сглотнула, увидев этот недобрый оскал, - Вы поплатитесь за каждое слово.
Я неуверенно кашлянула. Когда такие угрозы делают вкрадчивым тоном, пытаясь изображать саму Доброжелательность, они звучат особенно жутко.
Я уже помыла Драко, когда профессор Снейп все еще пытался разобраться с Гарри. На самом деле, было довольно весело наблюдать за тем, как длинные пальцы профессора развозят мыло по тельцу маленького ребенка, ребенка, который так и норовит выскользнуть из ловких рук и нырнуть под воду.
- Я пойду, уложу Драко, как закончите с Гарри, высушите его и приносите в спальню, - сказала я профессору.
Тот лишь коротко кивнул.
Пробормотав высушивающее заклятие, я взяла сухого Драко на руки и отнесла его в комнату. Там было темно, и лишь свечи на камине и на моей тумбочке освещали комнату. Малыш разомлел после ванной и почти засыпал. Я положила его в кроватку, но он, вместо того, чтобы впасть в глубокий сон, начал хныкать.
- Ш-ш-ш, Драко, пора спать, - прошептала я.
Но хныканье продолжалось. Тогда я, собравшись с духом, начала тихонько напевать колыбельную, слова которой выдумывала на ходу. Основным мотивом послужила мелодия песни, которую я знала когда-то в детстве.

Звезды светят ярко в небе,
Спит младенец в колыбели.
И луна так высока.

Ночь накроет покрывалом
Сон приснится небывалый
Завтра будет лучше, чем вчера.

Услышав позади агуканье, я обернулась и увидела профессора, который стоял в дверном проеме с Гарри на руках.
Драко захныкал, и я снова начала петь, тем временем профессор положил в кроватку Гарри.

Ночь на Хогвартс опустилась,
Всё, что днем у вас случилось
Отпустите до утра

Коридоры опустели
Дети спят в своих постелях
Гарри с Драко спать пора

И во снах приснится вам страна -
Днем она от вас так далека.
Будьте принцем там и королем…
Мы же колыбельную споем*.

Я посмотрела на мальчиков. Они, как два маленьких ангелочка, посапывали. Гарри сосал палец, а соска бесполезной резинкой валялась рядом. Драко соску еще не выплюнул, но, очевидно, в ближайшее время собирался это сделать. Я умилилась картине и даже улыбнулась. Всего лишь день в их компании, а я их уже полюбила. Конечно, взрослые Драко и Гарри были мне дороги, но эти малыши с моим друзьями совершенно не ассоциировались. Поэтому-то и было удивительно, что я так быстро прониклась к ним симпатией – обычно я долго привыкала к людям.
- А теперь, мисс Грейнджер, берите свою чудесную мантию и пойдемте ко мне в кабинет, - прошептал профессор Снейп, оказавшись прямо у меня за спиной. Я вздрогнула и обернулась.
- Я не могу оставить их здесь, вдруг они проснутся.
- Если вы внимательно читали ту книгу, - профессор указал на мою энциклопедию, - вы знаете, что делать.
Я вздохнула. Конечно, он был прав, но…
- Где же ваша хваленая гриффиндорская смелость? Или её хватает только на то, чтобы хамить преподавателям?
- Я же извинилась, - буркнула я.
Затем, произнеся заклинания, благодаря которым я сразу бы узнала, если бы Драко или Гарри проснулись, я вышла за профессором Снейпом в коридор.
До его кабинета мы дошли молча.
- Итак, мисс Грейнджер, - строго начал профессор, когда мы оказались в его кабинете, - Я хочу сказать, что ваше поведение совершенно неприемлемо. Очевидно, оказавшись в той ситуации, в которой мы вас видим, вы решили, что стоите выше остальных студентов, и имеете право дерзить мне.
Профессор Снейп сидел за своим столом, а я, понурив голову, стояла перед ним.
- Молчите, - констатировал он после несколько затянувшейся тишины.
- Мне нечего сказать, - ответила я, слегка раздраженно, - Кроме того, что я уже сказала – извините!
- Прекрасно. Я извиню вас… - я удивленно посмотрела на профессора, - когда к вашему извинению будет прилагаться готовое антипростудное зелье, которое вы сейчас сварите.
Мои плечи непроизвольно опустились. Я так вымоталась за день, что не то что зелье готовить, просто книжку почитать была не в состоянии. Но, не желая нарываться на ещё большие неприятности, я поплелась к ожидавшим меня ингредиентам.
Долго и без особого энтузиазма я нарезала вершки и корешки разных растений, внутренности разных животных, толкла различные крылышки и терла в порошок всяческие лапки. В какой-то момент мое сознание окончательно отключилось, и включилась обратно только когда я серьезно порезала палец. Из ранки сразу же потекла кровь, а сок растения, которое я нарезала,попал на порез, и я почувствовала очень сильное жжение.
- Что у вас стряслось? – недовольно спросил профессор Снейп, который всё это время сидел за своим столом и работал с какими-то бумагами.
- Я…я порезалась, - слабым голосом ответила я.
В ответ послышалось неясное бормотание профессора, в котором я разобрала несколько нелестных слов в мой адрес. Тут в дверь постучали. Профессор Снейп, который уже сделал несколько шагов в мою сторону, резко остановился и удивленно взглянул на дверь.
- Войдите! – рявкнул он.
Дверь приоткрылась, и две рыжих головы показались в проеме.
- Двухголовое чудище Уизли, - прокомментировал профессор.
- Извините, сэр, мы просто хотели уточнить, где Гермиона, - скромно произнесла Джинни.
- Уточнили? Теперь можете быть свободны.
- Но нам необходимо с ней поговорить.
- Срочно, - поддержал Рон сестру.
- В таком случае, - профессор подошел ко мне, схватил меня за плечо, препроводил к выходу и передал в руки рыжего семейства, - вы можете поговорить с мисс Грейнджер по пути в Больничное Крыло.
- В Больничное Крыло? – в один голос переспросили Рон и Джинни, с тревогой глядя на меня.
- Именно так я и сказал, - раздраженно подтвердил профессор Снейп.
- Но что с ней? – спросил Рон.
- Передайте мадам Помфри, что мисс Грейнджер порезала палец, и ей в кровь попал сок ведьминого мака.
Двое глупо кивнули.
- И имейте в виду, что пока вы направляетесь к Больничному Крылу, у мисс Грейнджер могут начаться галлюцинации, - добавил профессор, когда я, Рон и Джинни были уже в коридоре.
Друзья приоткрыли рты и прибавили шагу. Какое-то время мы шли спокойно. Но в определенный момент я обратила внимание на то, что Хогвартс выглядит не так, как раньше. Было в нем что-то совершенно новое… Внезапно я закричала от ужаса. Рон и Джинни куда-то пропали, а вместо них меня под руки вели два зомби. Они выглядели как полуразложившиеся мертвецы, с червяками в пустых глазницах и кусками земли на коже и одежде. Я вырвалась из их мерзких лап, и попыталась убежать, но поняла, что бежать некуда. Зомби же, вытянув руки, приближались ко мне, что-то мыча. Меня охватил панический ужас. Одним быстрым движением я выхватила из кармана палочку и направила на мертвецов. Те замерли.
- Не подходите! – крикнула я, - Иначе очень пожалеете.
Зомби что-то промычали и странно задергались.
- Стойте где стоите, мерзкие уроды! – проорала я срывающимся голосом, - Разлагающиеся твари!
Возможно, оскорбившись из-за моих слов, один из зомби развернулся, и куда-то ушел. Я стояла, прислонившись спиной к стене, с вытянутой палочкой наготове и агрессивно смотрела на оставшегося мертвеца.
Мимо нас проползло какое-то чудище, похожее на смесь паука и белого гриба. Чудище рыкнуло на меня, затем на зомби. Зомби промычал что-то чудищу, и оно поползло дальше. Мне было страшно.
«Этот лес просто кишит монстрами», - поняла я. Надежда на спасение постепенно таяла.
Но внезапно, озаренный сиянием, передо мной предстал прекраснейший из всех мужчин, виденных мною. Он лучезарно улыбался, его длинные черные локоны призывно блестели в лучах солнца, его безупречные черты лица не позволяли мне оторвать взгляда. На нем был белый костюм, на голове – корона, в руках – тяжелый меч.
- Принц Чарминг!** – воскликнула я, - На меня напали зомби!
- Тебе не о чем волноваться. Отпусти палочку, - ответил мне принц Чарминг своим очаровательным бархатистым голосом.
- Нет, я не могу. Видишь, вот этот хочет напасть на меня. Стоит мне опустить палочку, и он наброситься на меня и сделает таким же зомби, как и он сам.
Чтобы напугать зомби, я погрозила ему палочкой. Мертвец начал испуганно озираться и отступать.
- Уходи! – приказал ему принц Чарминг, и зомби шмыгнул куда-то за дерево.
- Тут был еще один, принц! О, да вон же он, у тебя за спиной. Принц Чарминг!
Принц развернулся, так, что полы его белоснежного плаща взметнулись в воздухе, и жестом заставил зомби скрыться из виду.
- А теперь пойдем со мной, - позвал меня принц.
- Мы пойдем в твой замок? – спросила я.
- Да-да, - с любовью в голосе ответил принц.
От любви, переполнявшей меня, мои ноги подкосились, колени задрожали, и не было никакой возможности идти самостоятельно.
Принц Чарминг томно вздохнул, подошел ко мне и взял меня на руки.
- О, принц Чарминг, я знала, что ты придешь и спасешь меня, - сказала я моему любимому.
Я крепко обняла его и уткнулась носом в шею.
- От тебя приятно пахнет, - сообщила я ему.
Внезапно послышалось рычание, и, подняв голову, я заметила, что за нами крадутся два саблезубых тигра.
- Принц, там тигры! – выкрикнула я.
Принц Чарминг резко обернулся, так, что у меня закружилась голова, и грозно произнес:
- Исчезните!
Тигры тут же исчезли за деревьями.
- Ты такой сильный и смелый, - восторженно прошептала я и припала губами к его губам.
Наш поцелуй не длился долго, но я почувствовала, как мое тело затрепетало.
И вот я уже увидела ворота замка, когда перед нами появилась сгорбившаяся старуха с огромным носом и маленькими злобными глазками.
- В чем дело? – спросила она.
- Принц Чарминг! Не разговаривай с ней, это старая злобная ведьма! Она заколдует тебя, а меня убьет, чтобы стать молодой и красивой и жениться на тебе!
Знаю я таких ведьм. У них у всех одно на уме – где бы найти молоденького принца.
Но принц Чарминг лишь рассмеялся.
- Не беспокойся, она не причинит нам вреда.
Ведьма же, тем временем, изумленно смотрела на меня.
- Ха! – выкрикнула я, - Не ожидала? Я знаю все твои планы, старая карга! Тебе не разлучить нас с принцем Чармингом!
Принц рассмеялся еще громче. О, его очаровательный смех!
Наконец, он внес меня в свой замок. Но и там нас подстерегала опасность.
- В твоем замке живет тролль?! – изумленно спросила я, прижимаясь к принцу еще крепче.
Тролль подлетел к нам и чуть не сбил нас с ног, но принц приказал ему остановиться.
- Теперь ты можешь отпустить меня, - обратился возлюбленный ко мне.
Но я лишь отрицательно покачала головой.
- Я чувствую, что опасность повсюду, - ответила я, цепляясь за него, - Пожалуйста, не бросай меня.
Но принц Чарминг всё равно начал пытаться положить меня на диван своей гостиной. Я не могла позволить ему сделать этого.
- Прошу, не отпускай меня, мне страшно, - захныкала я, - Я боюсь, пожалуйста! Пожалуйста…
Моя ли железная хватка, мой ли жалостливый голос заставили принца Чарминга смириться с тем, что ближайшее время я проведу у него на руках, но он послушно сел на диван, не выпуская меня из своих объятий.
Внезапно, на столе появился кубок.
- Я хочу, чтобы ты выпила это, - сказал принц, беря кубок со стола и поднося его к моим губам.
- Сначала поцелуй меня, - игриво ответила я.
Принц замер. Кажется, он стеснялся.
- Не робей, мой прекрасный принц, - сказала я, приблизив свое лицо к его красивейшему лицу, - Ну же, поцелуй меня, - прошептала я, обжигая своим дыханием его губы.
- Давай ты сначала выпьешь это, а потом мы посмотрим… - ответил принц, пытаясь отодвинуться от меня.
- Нет, - твердо ответила я, отталкивая кубок, - Только после того, как ты меня поцелуешь, принц Чарминг.
Принц едва удержал кубок в руках и страстно взглянул на меня.
Из угла что-то пробормотала старая ведьма, которая тоже каким-то образом оказалась в комнате. Тролль, до этого помалкивающий в углу, тоже что-то прогудел. Один из зомби, стоявший у входа, согласно промычал. Второй зомби, однако, начал активно жестикулировать и вопить.
- Принц Чарминг! Зомби снова здесь, - меня затрясло, - Я боюсь.
- Выпей! – настаивал принц.
Зомби мычал.
- Сначала поцелуй! – отвечала я любимому.
Ведьма кивала.
Принц вздохнул и прикоснулся губами к моим губам. Я тут же приоткрыла рот, желая углубить поцелуй. Принц нежно отстранил меня и поднес к моим пылающим губам кубок.
- Сначала выпей, а потом продолжение, - прошептал он, и я не смела отказать.
Но как только я проглотила горьковатую жидкость, мое сознание провалилось в бездну.

* можно петь на мотив "И звонят колокола" из к/ф Электроник =)
** Prince Charming - он же Прекрасный Принц, он же Принц на Белом Коне

0

7

Глава 6

Всем-всем ОГРОМНОЕ спасибо за отзывы! Они делают меня счастливой. Я бы ответила каждому лично, но ответы получатся длиннее, чем глава, так что отвечу только на прямые вопросы:
Эльпис, в моем ближайшем окружении детей нет, но я очень люблю наблюдать за ними, плюс у меня в избранном две он-лайн энциклопедии «Как ухаживать за детьми».
Ringa, спасибо за регистрацию на моем сайте и отзыв в гостевой книге!!! Не знаю, где еще благодарность написать =)
И для всех, кого интересует личность тролля:

- Она уже должна проснуться, - услышала я знакомый мальчишеский голос.
- У нас еще есть время, - ответила ему девушка.
- Я думаю, вы можете отправляться домой, я все передам мисс Грейнджер, - заявил третий голос.
Я приоткрыла глаза. Я находилась в Больничном Крыле. У моей кровати стояли Рон и Джинни. Чуть в стороне в кресле сидела профессор МакГонагалл.
Попытавшись, открыть глаза шире, я застонала – яркий свет неприятно резанул по глазам и отозвался тупой болью в области лба и затылка.
Три пары глаз тут же обратились ко мне.
- Проснулась! – воскликнула Джинни.
- Наконец-то! – вторил ей Рон.
- Как вы себя чувствуете? – поинтересовалась директор.
- Чувствую себя так, словно меня ударили по голове дубиной. Дважды.
- Ну, мы по крайней мере больше не кажемся тебе зомби? – поинтересовалась Джинни насмешливо.
Я недоуменно уставилась на неё. Вспомнился странный сон приснившийся…перед тем, как я проснулась.
- Зомби? – испуганно переспросила я.
- Да. Ты отравилась, и у тебя были галлюцинации, - пояснил Рон.
Я приоткрыла рот от удивления, и даже села на кровати.
- Не может быть, - прошептала я.
- Может. И мы с Джинни показались тебе какими-то монстрами, - сказал Рон, - еле доставили тебя в больничное крыло.
- Ужас какой… значит, это был не сон?
- Вероятно, нет, - ответила профессор МакГонагалл.
Я расширившимися от ужаса глазами посмотрела на директора.
- Вы… злая ведьма? – шепотом спросила я.
Она улыбнулась.
- Да. Но всё в порядке, девочка моя. Я, конечно, слегка удивилась, когда ты назвала меня старой каргой, но…
- Да уж! – простонала я, а затем уронила голову на ладони и устало потерла лицо.
Затем еще кое-какая информация достигла моего сознания. Я резко подняла голову.
- А…а… там был… там еще был…
Я боялась задать следующий вопрос.
- Да? – игриво спросила Джинни.
- Тролль, - выдавила я, не решаясь спросить то, что меня действительно интересовало.
- А, это мадам Помфри, - отмахнулась рыжая нахалка и выжидательно уставилась на меня.
И я поняла, что мне всё равно придется спросить о том, кто на самом деле был Принцем.
«Только бы это был не Филч!» - взмолилась я, и меня передернуло от воспоминаний о поцелуе.
- А кто был… - я набрала воздуха в легкие, - Кто был Принцем Чармингом? – выдохнула я.
- О, замечательно, что ты спросила, - сардонически ответил Рон, - Это был Снейп.
- Профессор Снейп, - сухо поправила его профессор МакГонагалл.
Я же, прибывая в глубоком шоке, приоткрыла рот. Мне захотелось умереть, но у меня совершенно не было на это времени – в конце концов, кто-то должен был присматривать за Драко и Гарри. «Главное не паниковать, главное не паниковать. Возьми себя в руки, Гермиона».
- Я выпила противоядие, не так ли? – уточнила я тоном Ничего-сверхъестественного-не-произошло.
- Да, профессору Снейпу удалось убедить тебя, - ответила директор тем же тоном.
Я состроила страдальческую мину.
- Главное, что сейчас вы в порядке, мисс Грейнджер, - заметила профессор МакГонагалл.
Я кивнула.
- В следующий раз вы должны быть аккуратнее при приготовлении зелья.
Я снова кивнула.
- Тебя не тошнит? – влез Рон.
- Да нет, - ответила я, - Голова болит и слабость во всем теле... Почему меня должно тошнить? Разве при таком отравлении должно тошнить? Тем более, я выпила противоя…
- Ты целовалась со Снейпом! – выпалил Рон, и можно было подумать, что он держал это в себе долгие годы.
- С профессором Снейпом! – в один голос поправили его я и профессор МакГонагалл.
- Не важно, - отмахнулся Рон.
- Мистер Уизли? – удивилась его бестактности директор.
- Простите, мэм.
- Воспитанию в этой семье уделяется катастрофически мало времени, - послышался низкий голос, и все повернули головы к входной двери, чтобы увидеть стоящего там профессора Снейпа.
- И это будет минус пять баллов с Гриффиндора за непочтительное отношение к преподавателю, - добавил он злорадно.
- Северус! – тут же возмутилась профессор МакГонагалл, на что профессор Снейп лишь насмешливо поднял брови.
- Гермиона, смотри, твой принц пришел, - ехидно прошептал мне Рон.
- Заткнись! – шикнула я на него, не желая смотреть на профессора.
- Если вы, мисс Грейнджер, пришли в себя и больше не чувствуете необходимости в моих поцелуях, спешу сообщить, что с нетерпением жду вас на взыскании сегодня вечером.
Я забыла о смущении и удивленно взглянула на учителя.
- Но за что? Почему?
- Очевидно, ваш разум еще не вернулся к вам окончательно, иначе вы бы непременно помнили о том, что должны сварить Антипростудное зелье, которое вы так грубо испортили вчера.
Рон и Джинни закатили глаза, но только я увидела это.
- Да, сэр, - устало сказала я, и профессор Снейп, не сказав больше ни слова, покинул Больничное Крыло.
- Вот змей подколодный, - пробормотал Рон так, чтобы профессор МакГонагалл не услышала.
Хотя, я готова поклясться, что она всё прекрасно расслышала, но решила никак это не комментировать.
- Сколько же я проспала? – вдруг спросила я.
Джинни села на край моей кровати и ответила:
- Всего одну ночь. Только что закончился завтрак.
- И почему вы не на уроках? – задала я резонный вопрос.
Рон театрально вздохнул.
- Ты можешь думать о чем-то, КРОМЕ уроков? Впрочем, не отвечай. Ничего нового ты мне не скажешь.
Я готова была надуться, но Джинни отвлекла меня от этого, сказав:
- Мы едем домой. У папы на работе случилась какая-то авария, он серьезно пострадал, и маме нужна наша с Роном помощь.
Я ахнула.
- Самое страшное уже позади. Его выписали из Святого Мунго, но ему ужен постоянный уход. Фред и Джордж все время в своем магазине, Билл тоже постоянно на работе. Флер занята с нашим племянником, остаемся только мы. Вообще-то, мама хотела забрать только меня, но Рону удалось убедить её, что без него нам не обойтись.
Джинни насмешливо взглянула на брата.
- Ерунда! Мама сама сказала, что я вам нужен! – возмутился Рон.
Джинни лишь состроила скептическую рожицу.
- Но… но Гарри и Драко! – воскликнула я.
- Я была с ними этой ночью, - сказала Джинни, - а сейчас за ними присматривает мадам Помфри.
- Это замечательно, но кто мне будет помогать потом? – спросила я в ужасе.
- Ну, от нас не так-то много толку, - промямлил Рон, глядя в пол.
И тут я все поняла.
- Ты специально решил улизнуть из Хогвартса, чтобы не помогать мне!
- Да?! Может и папа из-за меня заболел? – тут же вскинулся он.
- Нет, но ты используешь сложившиеся обстоятельства.
- Дети, - прервала наш спор профессор МакГонагалл, - Сейчас главное не это, а то, как скрыть всё от репортеров.
- Репортеров? – удивилась я.
- Ах да, мы еще не сказали, - опомнилась Джинни, - Сегодня приезжают репортеры, брать интервью у Гарри.
- О, прекрасно! – ответила я саркастично.
- Нужно что-то придумать, - заметил Рон.
- В самом деле? Спасибо за подсказку.
Я была по-настоящему зла на него. Бросить в такой момент! Друг называется.
- Это уже наша забота, - сказала профессор МакГонагалл, поднимаясь из кресла, - А сейчас вам нужно идти.
Выпроводив Джинни и Рона из больничного крыла, директор обратилась ко мне:
- Мисс Грейнджер, у вас есть какие-либо идеи по поводу предстоящего интервью?
- Кое-какие есть, - ответила я, удобнее усаживаясь на кровати.
- Я вся – внимание.

Около получаса мы с профессором МакГонагалл обдумывали план. Согласно плану «а», некто, мы решили назвать его Объектом Икс, должен был выпить Оборотное зелье и на час обратиться в Гарри. Затем Объект Икс должен был расположиться в Больничном Крыле, в специально отведенном для тяжелобольных помещении и дать короткое интервью. План был прост, как всё гениальное, но был в нем один существенный недостаток: мы не знали, есть ли у профессора Снейпа готовое Оборотное зелье, а приготовить новое никак не представлялось возможным. Если бы месяц назад мы знали о том, в какой ситуации окажемся…
У профессора Снейпа уже шло занятие, и мы с профессором МакГонагалл решили, что прежде, чем отвлекать его от урока, стоит обдумать всё возможности.
- Главное, не дать им повода решить, что у нас стряслось что-то ужасное, - пояснила мне директор, отвергая план «б», состоящий в гримировке Объекта Игрик в пораженного соком Вонючего Одувана «Гарри Поттера» - выглядело бы это так, словно по всему телу Гарри выросли огромные гнойные волдыри, за которыми не видно практически ничего.
- Да, если бы лицо Гарри не было так хорошо всем известно, мы могли бы выдать за него кого-нибудь другого, - сетовала я, - Например, Шеймуса. Конечно, над ирландским акцентом пришлось бы поработать, но в остальном он вполне мог бы справиться с ролью.
- А на следующий день уже весь Хогвартс знал бы, что с мистером Поттером что-то произошло, - ответила профессор МакГонагалл, и я не могла с ней не согласиться.
- Я думаю, есть смысл пойти и поговорить с профессором Снейпом, - сказала я, когда стало очевидно, что больше ни одна гениальная мысль не заглянет сегодня в наши с директором головы.
Профессор МакГонагалл согласно кивнула. Спустя двадцать минут мы уже были у кабинета зельеварения. Директор постучала и заглянула в класс.
- Северус, позволь отвлечь тебя на минуту, - сказала она тоном, не терпящим возражения.
Хотя я и не видела профессора Снейпа, я могла очень отчетливо представить его недовольное лицо. Затем раздались уверенные шаги, и в коридор вышел сам зельевар.
- В чем дело? – раздраженно спросил он. – Ах, мисс Грейнджер, - заметил он меня, - Как наше Королевское Высочество справляется с монстрами в отсутствие Прекрасного Принца?
В ответ на это я лишь что-то неразборчиво пробурчала.
- Северус, сегодня в школу приезжают репортеры, брать интервью у мистера Поттера, - сказала профессор МакГонагалл деловым тоном, и профессор Снейп серьезно взглянул на неё, - Надеюсь, мне не нужно объяснять, как нежелательно для нас будет разглашение сложившейся ситуации.
- Безусловно, нет, - ядовито ответил профессор Снейп, - В противном случае, нашей Золотой Троице не удастся избежать заслуженного наказания. Впрочем, я не допущу подобной оплошности.
- Позволь тебе напомнить, Северус, что мистер Малфой также замешан в этом происшествии.
- Мне кажется, достаточно использовать против меня то, что студент моего факультета замешан в грязных делишках ваших гриффиндорцев. Я пока что не страдаю провалами памяти, и постоянно держу нужную информацию в голове.
- Это плохо влияет на тебя, мой мальчик, ты всё время слишком напряжен, - ответила профессор МакГонагалл с материнской заботой и похлопала профессора Снейпа по плечу.
Для меня было очевидно, что директор сделала это намеренно, с целью угомонить зельевара, так как тот, хотя и закатил глаза, и вздохнул раздраженно, но всё же перестал спорить и выжидательно взглянул на профессора МакГонагалл.
- А теперь ответь на один вопрос, Северус. У тебя есть Оборотное Зелье?
Профессор Снейп презрительно фыркнул.
- Вы, вероятно, считаете, что у меня есть нечто вроде Запаса Зелий На Все Случаи Жизни? Что можно вот так придти посередине урока, вызвать меня из класса, где уже, уверен, студенты устроили хаос, и попросить какое-нибудь зелье, которое готовится, смею напомнить, целый месяц. Возможно, если бы у меня было хранилище, размером с Хогвартс, где в каждом отдельном помещении поддерживалась бы определенная температура и…
Я не смогла сдержать себя и закатила глаза. Профессор МакГонагалл тоже посчитала речь профессора Снейпа затянувшейся, поэтому в весьма грубой манере перебила его:
- Оно у тебя есть?
- Возможно, - ответил профессор Снейп, определенно оскорбившись.
- Необходимо, чтобы кто-то выдал себя за Гарри и дал интервью, - сказала я.
- О, наша Принцесса подала голос, - сардонически прокомментировал профессор Снейп.
- Северус! Прекрати цепляться к девочке. Иди и проверь, есть ли у тебя зелье. И поспеши.
Профессор Снейп недовольно скривился, сложил руки на груди и взглянул сперва на меня, потом на директора.
- Думаю, у меня найдется одна порция.
- Прекрасно, - ответила профессор МакГонагалл, - Остается лишь решить, кто будет мистером Поттером.
- Вероятно, мистер Уизли подойдет. Никто не отличит этих двух крети…
- Мистер и мисс Уизли уехали сегодня домой, Артур болен, - сухо сообщила директор.
- Естественно когда он больше всего нужен, его нет. И с каких пор студенты покидают школу в разгар учебного года?
А Рон всегда говорил, что зануднее меня на свете людей не существует. Вот оно – опровержение, стоит передо мной и прожигает взглядом черных глаз.
- С тех пор, как я позволила им это, - профессор МакГонагалл была сама мадам Сталь, - Что ж, из посвященных в секрет остаетесь лишь вы с мисс Грейнджер. Так что мистером Поттером будет кто-то из вас.
- Это смешно, Минерва. Во-первых, остаетесь еще вы и Поппи…
- Это еще смешнее, - заметила директор.
-... во-вторых, вам не хватит никаких сил заставить меня превратиться в Золотого Мальчика хотя бы на миг.
- Но если это буду я, кому-то придется сидеть с Драко и настоящим Гарри, - заметила я.
- Если сидеть с ними нужно будет так же, как это делаете вы сейчас, я согласен на это тяжкое и ответственное задание.
Я раздраженно посмотрела на профессора.
- Сейчас с ними мадам Помфри.
- Тогда всё складывается просто прекрасно, - ответил профессор Снейп, и уже собирался вернуться в класс, когда профессор МакГонагалл буквально остановила его взглядом.
- Что-то не так? – спросил зельевар, вопросительно подняв брови.
- Поппи необходимо вернуться в Больничное Крыло, - ответила директор, - Двое студентов из Хаффлпаффа устроили дуэль, и теперь им обоим, а также некоторым зрителям, требуется медицинская помощь.
- Пять баллов с Хаффлпаффа, - щедро сказал профессор Снейп, и снова попытался вернуться в класс.
Я уверена, он чувствовал, что профессор МакГонагалл намеревается навязать ему какое-то неприятное поручение.
- Репортер прибудет ровно через час. У меня будет урок. А у тебя, если я не ошибаюсь, нет.
Директор замолчала, позволяя профессору Снейпу осознать значение её слов.
- Вы ошибаетесь, Минерва. Ошибаетесь, если думаете, что я собираюсь ввязываться в ваши авантюры.
- Ты ввязался в авантюру, когда решил здесь работать. С тех пор твоя судьба – участвовать в безумных идеях директоров.
В коридоре воцарилась тишина. Такое откровенное напоминание о профессоре Дамблдоре и о посте, который теперь занимала профессор МакГонагалл – я бы сказала, что это был удар ниже пояса. Профессор Снейп тоже понял это и сдался.
- Я проведу этот чертов час с вашими чертовыми детьми, - процедил он сквозь зубы, - Идите в свою комнату, - обратился он ко мне, - И ждите там. Я принесу зелье. А теперь позвольте…
Профессор Снейп резко развернулся и скрылся в своем классе.
- Невероятно тяжелый человек, - вздохнула профессор МакГонагалл, - Что ж, - уже громче произнесла она, - прежде, чем вы пойдете в свою комнату, будьте добры, сходите в гриффиндорскую башню и найдите в комнате мальчиков волос мистера Поттера. И не ошибитесь.
Я невольно вздрогнула, вспоминая последний опыт принятия Оборотного зелья.
- Об этом можете не беспокоиться, профессор, - ответила я.


Найти волос среди вещей Гарри оказалось не таким простым заданием. Расческой он, похоже, не пользовался (впрочем, это было ясно, стоило взглянуть на его вечно растрепанную шевелюру), и выпадением волос также не страдал. Кроме того, очевидно, эльфы сменили постельное белье, и на подушке мне не удалось найти и волосочка. Но фортуна была на моей стороне: в чемодане Гарри на самом верху лежала его шапка, в которой я и смогла найти один волосок.
Когда я вернулась в свою комнату, мадам Помфри тут же ушла, а я обратила свое внимание на Гарри и Драко, играющих на полу.
- Привет, мальчики, - поздоровалась я.
- Мама, - расплылся в улыбке Гарри.
Я замерла.
- Нет-нет, Гарри, я не мама, - неуверенно ответила я.
Но Гарри бросил игрушки и протянул ко мне свои маленькие ручки. Он даже зажмурился от радости встречи со мной. Я вздохнула.
- Ну, сейчас.
Положив волосок на камин, на белую салфетку, которая там лежала, я взяла Гарри на руки. Он радостно обнял меня.
- Мама, - снова произнес он своим тоненьким голоском.
Я растрогалась от такого теплого приема и покрепче обняла мальчика. Драко, всё это время наблюдавший за нами, начал хныкать. Он вообще любил, чтобы что бы не делалось – всё делалось вместе. И если его оставляли в стороне от общего действа, он очень расстраивался.
- Драко, не плачь, сейчас я возьму на ручки тебя, хорошо?
Но малыша не волновали мои слова. Он начал плакать. Гарри смотрел на ревущего мальчика чистым невинным взглядом и не понимал, что происходит. Но в знак солидарности тоже начал плакать.
Тогда, повернув Гарри на руках так, чтобы он оказался у меня подмышкой, я попыталась поднять на руки Драко. Чуть не уронив обоих, я посадила на пол Гарри и села рядом с детьми.
- Вот теперь можете забираться ко мне на колени, - сказала я, и двое карапузов тут же подползли ко мне.
Раньше мне всегда казалось, что пока ребенок не умеет разговаривать, он и сам немного понимает, и теперь меня каждый раз удивляло, когда Гарри и Драко демонстрировали мне, что прекрасно понимают каждое слово.
Именно сидящими на полу нас и застал профессор Снейп.
- Где волосы? – спросил он, левитируя мальчиков с моих колен на кровать и создавая вокруг них магический барьер.
Я взяла волосок с камина, и положила его на стол перед профессором. Он достал из кармана бутылочку с зельем, налил немного зелья в кубок, отпустил в него волос, и жидкость тут же приобрела золотистый цвет.
- Ваше здоровье, - шутливо отсалютировала я, когда кубок оказался в моих руках, и залпом выпила содержимое.
И тут же я поняла, что что-то пошло не так. Комната начала очень быстро расти, как и профессор Снейп, с ужасом в глазах наблюдавший за мной. Наконец, все замерло, и я со смесью страха и надежды, что всё обойдется, взглянула на свои руки. На свои маленькие пухленькие ручки с коротенькими пальчиками.
- Неееет! – простонала я.
- Мисс Грейнджер! – проревел профессор Снейп.
Сейчас, с моего, если можно так сказать, роста, он казался настоящим великаном, и этот львиный рык поверг меня в еще больший ужас.
- Я думала, что обращусь во взрослого Гарри, а не в годовалого! – истерично взвизгнула я, пытаясь встать.
Ноги меня не слушались. Кроме того, вся моя одежда была мне теперь велика, и когда мне удалось встать, я оказалась совершенно обнаженной..ым. Обнаженным годовалым мальчиком. Кроме того, ноги так и пытались подкоситься, и не найдя лучшей опоры, я обняла профессора за ноги.
- Отцепитесь от меня, - процедил профессор Снейп, но я крепко держалась за него, боясь упасть прямо на попку и больно удариться.
Когда он понял, что так просто от меня не избавиться, то просто поднял меня на руки и отнес в кресло.
- Что вы делаете? Я же… не одета! – возмутилась я, сгорая от стыда.
- Вы в теле младенца. Нет нужды смущаться, - сухо ответил профессор, левитируя мне одеяльце из кровати Драко.
Но я не могла с ним согласиться. Глаза защипало от непрошенных слез. Я чувствовала себя совершенно униженной и раздавленной.
- И что же теперь делать? – спросила я, силясь не расплакаться, - Как нам быть с интервью?
Профессор Снейп сел в кресло напротив и устало потер переносицу.
- Не имею представления. Я, так же, как и вы, был уверен, что вы превратитесь во взрослого Поттера. В конце концов, волосы, которые вы принесли, принадлежали Поттеру в его нормальном состоянии.
- Да, я взяла его из его шапки, - подтвердила я, пытаясь сложить руки на груди.
Это оказалось сложно и неудобно, поэтому я просто положила их на колени.
- Следовательно, вы должны были принять его обычный облик… вы абсолютно уверены, что те волоски не принадлежат этому ребенку? – профессор указал своим тонким пальцем на Гарри, пытающегося преодолеть барьер вокруг кровати.
Я нервно сглотнула.
- Да, но…Простите, сэр, но… почему вы говорите «волоски»? – спросила я неуверенно.
- Потому что там были «волоски». Два черных волоса…
Я громко застонала, потом раздосадовано зарычала. Как может быть такое, что уже второй раз я пью Оборотное Зелье, и уже второй раз обращаюсь не в того, в кого нужно из-за перепутанных волос?
- Там должен был быть один волос! – воскликнула я.
Профессор закрыл глаза, затем медленно открыл их и одарил меня убийственным взглядом.
- Мисс Грейнджер…
- Читать нотации будете потом! – рявкнула я, злая на весь мир, - А сейчас пейте чертово зелье и отправляйтесь в Больничное Крыло, репортер прибудет с минуты на минуту! Сэр.
- Ну знаете ли…
Профессор Снейп побагровел от ярости. Он понимал, что я права, но до ужаса не хотел меня слушаться.
- Профессор, пожалуйста, сейчас не время, - умоляюще произнесла я, желая сгладить ситуацию.
- Когда всё это кончится, - сказал он, беря второй волос, оставшийся на столе, - Вы, мисс Грейнджер, забудете о том, что такое спокойная жизнь. Вы ответите за все причиненные мне не удобства, за каждую неприятность, за ВСЁ!
С этими словами профессор вылил остатки зелья в очищенный кубок, отпустил туда второй волос и выпил содержимое.
На моих глазах черты его лица стали искажаться: нос стремительно уменьшался, подбородок перестал быть таким острым. Волосы также начали укорачиваться, пока не стали совсем короткими и торчащими в разные стороны. Профессор стал чуть ниже ростом, но заметно шире в плечах. Его мантия теперь очень плотно обтягивала его торс, но её подол волочился по полу. Передо мной стоял Гарри Поттер, такой, каким я его помнила до инцидента с Зельем Возраста.
- Интересно, у него всё короче, чем у меня? – пробормотал профессор Снейп, разглядывая себя в зеркале.
Он попытался пригладить волосы, но они никак не желали образовывать аккуратную прическу.
- Вам нужно идти, сэр, - обратилась я к нему, - Мадам Помфри должна была подготовить для вас палату в Больничном Крыле. Помните, что Драко также тяжело болен и, якобы, лежит рядом за ширмой.
Профессор Снейп оторвался от зеркала и, взглянув на меня, коротко кивнул. Затем милое лицо Гарри исказила злорадная ухмылка.
- И профессор Снейп, пожалуйста, не опозорьте Гарри! – воскликнула я, - Не говорите ничего, что…
- Я сам решу, что говорить, мисс Грейнджер. Счастливо оставаться.
С этими словами он бодрой походкой покинул мою комнату. Барьер вокруг кровати исчез, и Драко с Гарри тут же попытались слезть на пол. Я, не без труда спустилась с кресла и на четвереньках подползла к мальчикам.
Час обещал быть тяжелым.

0

8

Глава 7

- Итак, мистер Поттер, давайте начнем наше интервью.
- Давайте, давайте, я едва сдерживаю себя от того, чтобы начать отвечать до того, как вы успеете задать вопрос.
- Ээ… хорошо…
В небольшой комнате, освященной тремя большими стрельчатыми окнами, на простой больничной кровати лежал мальчик в пижаме и плотоядно смотрел на удивленного и слегка испуганного репортера – девушку лет двадцати пяти. Казалось, еще чуть-чуть, и мальчик начнет подпрыгивать от нетерпения, а репортер никак не могла собраться с мыслями и начать интервью.
- Послушайте, вы что, вчера перо в руки взяли? Вы репортер или студентка, которая вместо того, чтобы готовиться к экзамену, всю ночь целовалась с рыжим болваном, а теперь не знает, что ответить на вопрос экзаменатора?
Репортер широко отрытыми глазами, в которых легко читался ужас, уставилась на мальчика.
- Задавайте свои вопросы, у меня мало времени, - раздраженно сказал подросток, выглядевший точь-в-точь как Гарри Поттер.
- Да, извините. Просто я… эм… хорошо, мистер Поттер, как вы себя чувствуете теперь, когда война закончилась?
- Это что, ваш вопрос? – разочарованно спросил юноша на кровати.
- Ну да…
- Нет, так не пойдет. Посидите, подумайте, уверен, вы сможете придумать что-нибудь глупее.
- Простите?
- Как, по-вашему, я себя чувствую? Уже декабрь, а со мной не произошло ничего из ряда вон выходящего. Никто не напал на меня, меня не уволокло в лес какое-нибудь паукообразное чудище, никто не вторгался в мой мозг, я не шокировал общественность никаким новым умением, которым обычно обладают темные маги, я даже не падал с метлы! Мне скучно, - жалостливо добавил черноволосый юноша и обиженно надул губки.
- В самом деле?...
- Конечно. Я привык быть в центре внимания, а теперь – всё, чего я добился, это недельное пребывание в лазарете в компании с подружкой-занудой и слизеринским «принцем», - мальчик кивнул в сторону ширмы, отделяющей часть комнаты.
- Подружкой-за…ээ, замечательно, что вы начали эту тему. Давайте поговорим о ваших друзьях.
- Давайте. Прекрасная тема. Мне есть, что о них сказать.
Репортера снова передернуло от кровожадного взгляда Мальчика-который-выжил, но она дала себе обещание не обращать внимание на странности юного героя – ему столько пришлось пережить…
- Итак, начнем с мистера Уизли…
- Кретин.
- Простите?
- Я сказал, что он кретин. Абсолютный болван. Не может сварить ни одного зелья.
- Зелья? Вы питаете особый интерес к зельям?
- О да! Даже не смотря на то, что я сам в них – полный идиот, я считаю зелья очень интересным предметом. Конечно, в основном благодаря моему преподавателю.
- Извините, мистер Поттер, но, если я не путаю, зелья у вас ведет профессор Снейп… - репортер недоверчиво сощурилась.
- Совершенно верно! – подтвердил юноша, кивнув головой.
Поправив подушку, он горячо заявил:
- Он мой самый любимый учитель. Что вы так смотрите на меня? Думаете, если я гриффиндорский выскочка, то не способен оценить тонкости ума истинного слизеринца? Нет, конечно, я не могу, я слишком недалек для этого, но есть люди, которые открыли мне глаза. Знаете… - вдруг лицо Гарри Поттера озарилось, и он вдохновенно продолжил, - Я прозрел. Да-да, я понял, что самые умные, самые достойные люди учатся в Слизерине. Взять хотя бы моего хорошего приятеля Драко Малфоя.
- Вы дружите с Драко Малфоем?
- О да. Раньше я не замечал, какой он прекрасный человек, но теперь… Конечно, мне бывает неприятно ощущать его превосходство надо мной, но что поделаешь? Кто-то рождается наглым заносчивым ничего из себя не представляющим типом – точь-в-точь папаша, а кто-то действительно сильным, сообразительным человеком.
- Вы, должно быть, сильно переживаете из-за того, что у вас нет родителей.
- Нет, тупоголовое создание, я каждый день съедаю по пирожному, в знак своей радости, - на этот раз он ответил язвительно и раздраженно.
Девушка слегка отшатнулась из-за такой резкой перемены тона.
- Из-извините. Я не хотела вас задеть.
- Но задели, - юноша сложил руки на груди и демонстративно отвернулся.
- Давайте поговорим о вашей личной жизни. Как у вас обстоят дела на личном фронте?
Взгляд зеленых глаз заставил репортера нервно сглотнуть.
- Дела на личном фронте… - задумчиво повторил юноша на кровати и замолчал.
Затем он, всё же, снизошел до ответа:
- В этом году, прошедшим летом, мне исполнилось семнадцать…
- Разве не восемнадцать? – встряла репортер.
- Не смейте меня перебивать!
Девушка вздрогнула – Гарри Поттер, конечно, возмужал, но кричать на неё голосом профессора Снейпа… удивительно, что природа делает с голосовыми связками молодых людей в пубертатный период.
- Так вот, как я сказал, семнадцать лет... тот год, что я жил с родителями для меня особенный, и я, кхм, не считаю его, когда называю свой возраст. И, как вы сами понимаете, я успел исследовать свое тело. Знаете… я люблю трогать себя.
Репортер закашлялась.
- Да, особенно в общественных местах. Вероятно, отсутствие любящих меня людей в раннем детстве, постоянная ответственность в более взрослом возрасте, нездоровая дружба с Уизли, всё это наложило свой отпечаток и вызвало какие-то отклонения в моем сексуальном развитии. И вот теперь, каждый раз, когда я оказываюсь в общественном месте, я стараюсь прикоснуться к себе… там. Ну, вы понимаете.
На лице девушки-репортера была написан ужас, смешанный с недоверием и нежеланием отвечать на вопрос.
- Я в этом уже не уверена, - пролепетала она.
- Ох, ну до чего же непонятливая пошла молодежь. Вы намеки совсем не понимаете, или просто надеетесь, что я не только расскажу, но и покажу? Так я могу…
Но когда юноша стал стаскивать с себя простыню, девушка вскочила, чуть не сбив самопишущее перо, и быстро затараторила:
- Нет-нет, я совсем не то имела в виду, я просто… Простите, но, может быть, вы расскажете что-нибудь, что будет… более интересно читателям?
На несколько секунд комната погрузилась в тишину.
- Я и сейчас себя трогаю, - сообщил юноша на кровати, пряча руки под простынёй.
Репортер издала гортанный звук.
- Ладно, я готов рассказать вам о своей личной жизни, - снисходительно сказал мальчик.
Девушка села обратно на стул и сложила ручки на коленях. От её внимания не укрылась злорадная улыбка Гарри Поттера и его взгляд исподтишка.
- Итак у вас есть сердечная привязанность?
- Да.
- Расскажите о ней.
- Ну… я немного смущаюсь, - в голосе мальчика не было и капли смущения, - В общем, он намного старше меня, но у нас довольно близкие отношения.
- П-простите, вы сказали «он»? – почти прошептала репортер.
- Рад, что вы не страдаете проблемами со слухом. Итак, как я сказал, у нас очень близкие отношения, но не настолько, насколько мне бы хотелось. Видите ли, он женат.
На мгновения на лице Гарри Поттера появилось задумчивое выражение. Затем он едва заметно вздохнул и сказал:
- Мне кажется, он не разделяет моих… пристрастий, если вы понимаете, о чем я.
Не получив в ответ даже легкого кивка, юноша продолжил.
- Но муки безответной любви – ничто по сравнению с тем, с какими людьми мне приходится общаться ежедневно. Вот мы еще не обсудили Грейнджер… Гермиону. А мне очень многое хотелось бы о ней сказать.
- Внимательно вас слушаю.
- Я не стану сейчас упоминать о её зазнайстве, её постоянном стремлении руководить, её вечно не расчесанных волосах. Нет. Я бы хотел сказать о её маниакальном желании врать. Она врет всем и всегда. Любое её слово нужно проверять и перепроверять, но она всё равно может легко обвести вас вокруг пальца. Та еще штучка. Вот буквально на днях застал её...
Юноша неожиданно замер и взглянул на репортера серьезным взглядом.
- Так, кажется, мне пора остановиться.
Помолчав мгновение, он добавил:
- Ответьте только на один вопрос: кому хватило ума послать брать интервью у Великого Гарри Поттера, вам? Вы же репортер без году неделя.
- Я… - в глазах девушки стояли слезы, - Мне дали шанс. Ваше интервью благотворительное, и… редактор решил, что это не будет сложно.
- Благотворительное? – кажется, юноша на кровати удивился.
Девушка кивнула, утирая слезы.
Минуту в комнате стояла тишина.
- Ладно, давайте начнем с начала, - проронил Спаситель магического мира, - Только поживее.

***

Я помню себя примерно с трех лет. По крайней мере, первые воспоминания относятся именно к этому возрасту, поэтому я не знаю, комфортно ли я себя чувствовала в возрасте одного года. Но могу со всей ответственностью заявить, что взрослой Гермионе быть размером с плюшевого медведя не доставляет никакой радости. А когда при этом на ней висит ответственность за двух таких же коротышек, как она, но только без соответствующего уровня умственного и эмоционального развития, её жизнь превращается в ад.
Начну с того, что на этих маленьких слабеньких ножках колесом совершенно невозможно ходить. Удивительно, что у детей вообще появляется желание передвигаться на своих двух, а не проводить всё время в коляске. Но чувство беспомощности, которое возникает у тебя, когда ты пытаешься достать что-то со стола или забраться на кровать не идет с этим ни в какое сравнение.
И я молчу о том, что Драко успешно поколотил меня за то, что я пыталась помешать ему уползти в ванную. А Гарри в это время сидел на кровати и заливался смехом. Ему, очевидно, казалось, что мы с Драко так играем. Ох, как мне хотелось добраться до этого хохочущего карапуза и как следует наподдать! Но всему «хорошему» приходит конец.
Признаюсь, никогда в жизни я не была так рада видеть профессора Снейпа, и даже Гарри, в чьем обличии был профессор.
- Наконец! Как всё прошло, сэр? – не без радости в голосе спросила я.
- Приемлемо.
С этими словами профессор Снейп подошел ко мне, взял на руки и куда-то понес.
- Ай, что вы делаете? – возмущенно закричала я.
- Сейчас закончится действие зелья. Думаю, ни мне, ни вам не хотелось бы, чтобы это произошло на моих глазах. И не забудьте снять ползунки, иначе вам придется пережить несколько неприятных моментов.
Когда он, наконец, посадил меня на холодный кафельный пол, я поняла, что меня принесли в ванную. «Несколько неприятных моментов», - мысленно передразнила я профессора. Да за последние несколько дней я пережила их столько, что никакие ползунки не…
Вдруг я начала стремительно увеличиваться. Ползунки, которые я успела надеть, пока не было профессора, начали неприятно, а затем и откровенно больно давить на мое тело, а затем просто-напросто треснули по швам.
Хорошо, это было достаточно неприятно. Но вот я снова оказалась в своем теле, и быстро надев белый махровый халат, висевший на крючке у зеркала, вышла в комнату к мальчикам и профессору Снейпу. Последний был все еще в облике Гарри, но мы оба знали, что осталось лишь несколько секунд до того, как он вернет себе прежний облик.
- Удивительно, но вы способны сделать сердитым даже лицо Гарри, - вдруг сказала я и тут же поругала себя за несдержанность.
Зеленые глаза послали мне раздраженный взгляд.
- Вы можете не волноваться, мисс Грейнджер, и говорить всё, что вздумается. Когда это закончится, вам и так будет несладко. Несколько неосторожных фраз сверх того, что вы уже наделали, совершенно не изменят вашей судьбы.
Я нервно сглотнула, а лицо Гарри внезапно исказила гримаса боли, и он начал быстро превращаться в профессора Снейпа. Удивительно, но он не издал ни одного звука, не смотря на то, что процедура была крайне неприятной, и довольно болезненной.
Удовлетворенно окинув комнату с высоты своего роста, профессор развернулся к двери и уже намеревался выйти, когда я крикнула ему вдогонку:
- Но расскажите же про интервью, сэр!
Он замер, и, не оборачиваясь, ответил:
- Всё прочтете в газете.
Затем всё же обернулся и улыбнулся самой ужасной, мерзкой и злобной улыбкой из всех мною виденных.
Я едва сдержала себя от того, чтобы кинуть в профессора чем-нибудь тяжелым, и только когда за ним закрылась дверь, я позволила своей злости выплеснуться наружу. Издав крик раненного пеликана, я со всей силы ударила кулаком по стене, что вызвало еще один крик.
- Ай, - сочувственно сказал Драко, - Бо-бо.
В небесно голубых глазах читалось искреннее сопереживание, а по щеке Гарри покатилась слеза. От этой картины злость моментально прошла и я вспомнила, что пора кормить этих шалопаев.

***
Удивительно, как быстро дети располагают к себе. Спустя неделю после происшествия с интервью (которое в результате оказалось вполне сносным, что вызвало мое крайнее недоумение), мы с мальчиками стали закадычными друзьями, а хлопоты по уходу за ними из непосильной задачи превратились в простые каждодневные хлопоты. Я научилась соблюдать режим, понимать почти всё, что мальчики говорили мне, да еще и делать свои собственные дела во время их тихого часа или после отбоя. Да даже когда они просто тихонько играли в манеже, который я соорудила для них, я могла расслабленно откинуться в кресле и почитать какую-нибудь интересную книгу. Профессор Снейп нас не беспокоил, а вот профессор МакГонагалл заходила частенько. Рон и Джинни еще не вернулись, поэтому директор и малыши были единственными людьми, с которыми я общалась.
Но вот очередным утром я проснулась от того, что кто-то хныкал:
- Мама, мама, де мама?
Я села на кровати и прислушалась. Из кроватки Драко доносился жалобный плач. Я подошла к нему и едва удержала себя от того, чтобы удивленно вскрикнуть. Ребенок, лежащий в кроватке был почти в два раза больше, чем Драко сутки назад. Распашонка была ему определенно мала, и, должно быть, ему было в ней очень неуютно.
Увидев меня, он жалобно позвал маму, и я принялась успокаивать его, говоря, что мама скоро придет. Драко не верил и продолжал хныкать. Я испугалась, что он разбудит Гарри, и взяла белобрысого малыша на руки. Он обнял меня за шею и уткнулся личиком в плечо. Покачивая мальчика и шепча ему успокаивающие слова, я подошла к кровати с Гарри, чтобы взглянуть на изменения, произошедшие с ним, и к своему удивлению встретилась со спокойным взглядом зеленых глаз. Гарри не спал, но тихонько лежал на спине и смотрел на меня, словно боясь проронить хотя бы звук.
- Привет, маленький, - поздоровалась я ласково, и глаза Гарри удивленно расширились.
- Мама? – спросил он сонным голосом.
- Эм, нет. Я Гермиона.
- Миона, - прошептал мальчик, и Драко повторил за ним.
Я вздохнула. Я совершенно не представляла, сколько могло быть мальчикам сейчас – два, три, четыре, или, может быть, пять? Для двух лет, пожалуй, они слишком сильно изменились, но остальные варианты отмести так же легко я не могла.
Позже, когда я покормила ребят детской кашкой, которая осталась с прошлых дней, я спросила их, сколько им лет. Драко уверенно показал сначала три, а затем четыре пальца. Гарри же, взглянув на друга по несчастью, поднял обе ручки и показал мне десять. Я потрепала его по голове и попыталась научить правильно показывать свой возраст.
- А я наю потомусто меня няня усила, усила. И усила как нана, - захлебываясь от переполнявших эмоций, сообщил Драко.
- Серьезно? А как сказать, сколько тебе лет?
- Восимь?
Я отрицательно покачала головой.
- Двадцать писят сто три!
- А я могу вот так, - вмешался в нашу интеллектуальную беседу Гарри, встал и начал кружиться по комнате.
Около минуты мы с Драко как завороженные наблюдали за крутящимся ребенком, но потом у меня закружилась голова.
- Гарри, хватит, - попросила я, но это было совершенно бессмысленно – он продолжал вращаться вокруг своей оси со счастливой улыбкой на губах.
- Ну хорошо, - я повернулась к Драко, - Смотри, вот столько, - я показала три пальца, - это три. А вот это четыре.
Драко внимательно посмотрел на мои пальцы, задумчиво склонил белокурую голову на бок и с серьезным выражением лица спросил:
- Ну и сто?
- Ну, ты же хочешь уметь говорить, сколько тебе лет?
- Ну и сто?
- Вот я тебе и объясняю, как надо.
- Ну и сто?
- Ну и всё, - сердито сказала я.
- Ну и сто?
Я посмотрела на сосредоточенное лицо Драко, задаваясь вопросом, издевается ли он надо мной, или действительно не понимает.
- Ты издеваешься, - сказала я.
- Ну и сто?
«Он просто ребенок, просто ребенок,» - сказала я себе.
- Гарри, а ты… - я обернулась, но комната оказалась пуста, а Гарри куда-то исчез.
- Господи, ну почему он всегда куда-то девается? – простонала я.
В этот момент в комнату постучали.
- Войдите! – крикнула я раздосадованно.
Это оказался профессор Снейп. Поздоровавшись с ним, я принялась заглядывать под кровати в поисках Гарри.
- Вы что, опять потеряли детей? – с долей удивления спросил профессор.
- Не опять потеряла, - ответила я, заглядывая за тумбочку, - а мы… просто играем в прятки.
- Ясно. И давно вы ищете?
- Только начала. Последите пока за Драко пожалуйста, сэр.
- За Драко? – спросил профессор, - Вы действительно предполагаете, что я ввяжусь в вашу игру и начну его искать?
- Зачем? – раздраженно спросила я, выползая из-под кресла, - Вон же о…о, черт!
Я вцепилась руками в волосы.
- Они снова выросли! И расползаются по комнате как тараканы. Я на мгновение повернулась к Драко, а Гарри уже пропал, а потом вошли вы, и исчез Драко.
- Избавьте меня от вашего нытья. В любом случае, они не могли далеко уйти.
- Господи, вы ничего не знаете о детях! – истерично выкрикнула я.

Спустя час мы с профессором обшарили всю мою комнату. К моему стыду, он нашел под матрасом номер Ведьмополитена, и не преминул поиздеваться надо мной по этому поводу.
- «Как найти правильного сексуального партнера?». И что же, мисс Грейнджер, журнал оказался для вас полезным? – язвительно спросил он.
- Я взяла его у Парвати ради рецепта средства для волос! – обиженно ответила я, - Я собираюсь сварить его, когда будет время.
- Естественно, - ответил профессор тоном, дающим понять, что он не поверил ни одному моему слову.
Внезапно, мне показалось, что я услышала хихиканье. Профессор замер, словно пантера на охоте, и я поняла, что мимо его внимания также не ускользнул этот звук. Несколько секунд тишины, и мы услышали едва различимый детский лепет.
- Такое ощущение, что пропали заглушающие чары, и теперь мы можем слышать их, - сказала я.
- Вероятно, так и есть, - ответил профессор, тихо двигаясь по комнате.
- Удивительно, как им это удалось.
Вдруг более отчетливое хихиканье заставило нас с профессором одновременно поднять головы наверх.
Я онемела от удивления: там, словно приклеенные спиной к потолку, висели довольные Драко и Гарри. Профессор, очевидно, на какое-то мгновение, тоже потерял дар речи, но внезапно он громко рявкнул:
- Вниз! Быстро!
И Гарри с Драко, испугавшись, полетели вниз. Всё происходило как в замедленной съемке. Ужас сковал меня, и я не могла ничего сделать, но профессор не растерялся, и молниеносным движением достав палочку, направил её на детей. Уже у самого пола падение мальчиков прекратилось и они плавно опустились на ковер. Уж не знаю, кто был более испуган, я, или Драко с Гарри, но пару минут мы все приходили в себя.
- Всё-таки, они здорово обвели нас вокруг пальца, - заметила я.
- Не говорите об этом с таким восторгом, иначе они начнут проделывать с вами подобные шутки постоянно, - приказал профессор, подходя к мальчикам и пихая им под нос бутылочки с каким-то зельем.
- Они все-таки дети. Сейчас им удалось обмануть меня, но теперь я буду готова.
- Не обольщайтесь. Детская неконтролируемая магия только называется неконтролируемой, потому что иногда действительно происходит не зависимо от желания ребенка. Но иногда эти монстры могут вытворить такое, что вам и не снилось, и сделают они это совершенно намеренно. Когда Драко был ребенком, у него был пять нянек, и те не всегда могли за ним уследить.
Я испуганно открыла рот.
- Как же я справлюсь с ними двумя одна?
- Меня это не касается, - бросил профессор, заставив обоих мальчиков выпить зелье.
Ничего не произошло, но профессор Снейп, кажется, обрадовался.
- Есть прогресс, сэр?
- А это не касается вас.
- Но как же…
Но зельевар уже покинул комнату, оставив меня без ответов на вопросы, с двумя маленькими головорезами наедине.
- Хорошо. Начнем с того, что в этой комнате действуют определенные правила. Правило номер один – никакой магии…

0

9

Глава 8


Вообще, чем старше становятся дети, тем интереснее с ними водиться. И тем тяжелее. Они отказываются есть, спать, вести себя тихо, вместо чего носятся по комнате как сумасшедшие, и вообще, кажется, делают все наперекор. Но, смотря на их милые мордашки нельзя не умилиться и не сказать что-нибудь вроде:
- Они такие хорошенькие!
- Да, Джинни, они очень хорошенькие, особенно когда ты видишь их пятнадцать минут в сутки.
- Извини, но нас просто заваливают домашней работой, правда Рон?
- Ага… нет, ну, серьёзно, Гермиона, ты же не думаешь, что мы намеренно избегаем тебя и Гарри с Малфоем?
Я скептически взглянула на рыжеволосую парочку. Вообще-то, именно так я и думала.
- Слушай, в первой половине дня у нас уроки, потом квиддич, нужно было найти нового ловца, и теперь, без Гарри, нам нужно тренироваться еще сильнее, потому что он был нашим козырем…
- Хотя у Слизерина теперь тоже нет Драко, - встряла в речь брата Джинни.
- …потом нам нужно выполнять задания, больше, чем раньше мы выполняли за год. И к тому же, я заработал две отработки у Филча.
- Как? Один? Без Гарри? – удивилась я.
- Думаешь, он обидится? – шутливо ответил Рон.
- Что ты наделал?
- Ну…вообще-то, их назначил Снейп. Я на зельях подрался с двумя слизеринцами.
Я оторвалась от созерцания в кои-то веки мирно играющих Драко и Гарри и удивленно взглянула на Рона.
- Лучше не спрашивай, - отмахнулся он.
- И всё же?
- Я же сказал, забудь.
Я перевела вопросительный взгляд на Джинни.
- Ээ, ну…
- Не смей! – воскликнул Рон и даже подскочил к сестре, чтобы зажать ей рот рукой.
- Ну ладно, ладно, - ответила я.
Всё равно потом узнаю.
Вдруг со стороны детей раздалась какая-то возня. Мы одновременно повернули головы к сидящим на полу мальчикам. Те пытались укусить друг друга.
- Как мило, - протянула Джинни.
- Черт возьми, - буркнула я.
- Гарри, давай! – воскликнул Рон, за что был вознагражден двумя укоризненными взглядами.
Я подошла к Гарри и Драко, села рядом по-турецки и, как учила моя новая книга по воспитанию детей, спокойно спросила:
- Гарри, зачем ты пытаешься укусить Драко?
- Он пеыйвый начал.
Ага.
- Драко, зачем ты пытаешься укусить Гарри?
- Он пелвый начал, - ответил Драко и уставился на меня невинными голубыми глазками.
Ой, ну до чего же хорошенький, настоящий ангелочек! Так бы и съела его. Рррр.
- Кто-то из вас говорит неправду, - заключила я.
- Кто? – спросил Драко.
- Вы мне скажите.
Оба пожали плечами.
- Мне кажется, ваши методы, мисс Грейнджер, не действенны, - вдруг раздалось у меня за спиной.
Я обернулась. Посередине комнаты стоял профессор Снейп.
- Дверь была не заперта, - виновато сказал Рон из-за его спины.
Я махнула рукой и снова обратила свой взгляд на детей.
- Уверена, у вас богатый опыт общения с трех… или четырех годовалыми детьми, сэр, - обратилась я к профессору, пытаясь попутно отцепить ручку Драко от волос Гарри, - Но вы решили, что в данной ситуации это не ваше дело, а моё – дело человека, который до этого видел детей только на картинках, а если вдруг поблизости от него появлялся маленький ребенок, старался не приближаться к нему ближе, чем на три метра. Ах нет, простите, я вру, потому что мне приходилось иметь дело с трехлетними детьми: когда мне самой было три!
- Очень проникновенно, мисс, - заметил профессор Снейп, - А теперь, Драко СЕЙЧАС ЖЕ ОТПУСТИ ГАРРИ!
Я надеюсь, никто не услышал, как я вскрикнула.
- И имейте в виду, - профессор Снейп нагнулся к мальчикам, испуганно взирающим на него, - Если вы снова будете драться или доставлять мисс Грейнджер неприятности, я заберу вас к себе.
Глаза Гарри и Драко стали еще шире. Кажется, я даже увидела заблестевшие в них слезы.
- А вы знаете, что я делаю с маленькими детишками? – зловеще продолжал профессор.
Мальчики дружно покачали головами.
- Я варю из них зелья.
- Потрясающе, - с неподдельным восхищением прошептал Рон.
Мне очень хотелось спросить профессора, в своем ли он уме, но это было бы слишком грубо, поэтому я продолжала молчать.
- Что ж, с этим мы разобрались. Надеюсь, теперь вы не скажете, что профессор Снейп бросил вас с двумя детьми?
Может быть, я бы и посмеялась, если бы не была так сильно удивлена.
- Они же маленькие… – пролепетала я.
- Совершенно верно. Послушные, тихие маленькие дети. Идеальные дети. Хотя они всё еще сохраняют способность капризничать, плакать и бегать, но я сделал всё, что мог. Теперь, если в следующий раз, собираясь в постель, они будут устраивать истерики, скажите, что приду я.
- Как так можно… - я всё еще не могла поверить, что он серьезно.
- А теперь, будьте любезны, отплатите мне услугой за услугу. Во-первых, объясните своему недалекому товарищу, почему на моих уроках нельзя устраивать драки, какими благородными не были бы цели.
- А какие це…
- Второе, - перебил мой вопрос профессор, - Запишите на пергаменте, когда и какие изменения произошли с мистером Поттером и мистером Малфоем, а также попытайтесь определить, помнят ли они что-либо из того, что произошло в те дни, которые они провели с вами в годовалом возрасте.
- Я сомневаюсь, что они помнят, им ведь был всего лишь год, - возразила я.
Профессор издевательски поднял бровь.
- Им было восемнадцать, мисс Грейнджер. И пока вы не выясните точно, что они помнят, а что нет, мы не можем утверждать что-либо со стопроцентной уверенностью.
Я смущенно посмотрела в сторону. Как ему удается все время заставлять меня чувствовать себя такой идиоткой?
- То есть, есть вероятность, что они вообще всё помнят, сэр? – спросила Джинни.
Профессор развернулся на каблуках, чтобы взглянуть на смутившуюся девушку.
- Ну, то есть, совсем всё, ну… что мы варили зелье, и всё прочее… ээ…
- Да, мисс Уизли, есть вероятность, что ведя себя, как дети, то есть согласно возрасту, который им дает зелье, у них сохранился их собственный разум с воспоминаниями восемнадцатилетних людей. «И всё прочее», - передразнил Снейп Джинни.
- А ваша задача, мисс Грейнджер, - он снова повернулся ко мне лицом, - выяснить, как обстоят дела на самом деле.
- Да, сэр, - ответила я, и профессор, эффектно взмахнув мантией, вышел из комнаты.
Драко и Гарри, ожидавшие этого момента затаив дыхание, в один голос заревели.
- Дяденька напугал вас, да? – запричитала Джинни, и присела рядом с ними, - Ну не плачьте, он вас не заберет…
- Не знаю, не знаю, он может. Детская кровь часто используется в черномагических ритуалах, - ответил Рон, как-то мечтательно закатив глаза.
- Заткнись, идиота кусок! – воскликнула Джинни и прижала плачущих детей к себе.
Воспользовавшись тем, что у меня на время появились помощники, решила сходить в библиотеку. Накинув мантию-невидимку, я отправилась прямиком к запретной секции. Благо, студентов было немного, так как дело близилось к ночи, и я могла беспрепятственно листать толстые книги.
Ах, как я скучала по вам, друзья мои!
Я пыталась достать с полки книгу, связанную с зельями омоложения (нет, я доверяла профессионализму профессора Снейпа, но мне было интересно самой узнать, с чем же я имею дело), когда одна тонкая, на вид довольно новая книжка, очевидно, по ошибке затесавшаяся между древними фолиантами, упала на пол. Я подняла её и прочитала заглавие: «Скандалы и сплетни столетия». Криво усмехнувшись, я поставила книгу по зельям обратно на полку, и просто ради любопытства пролистала книжечку, оказавшуюся похожей на сводку новостей из желтой прессы за прошедший век...
Спустя какое-то время в библиотеку пришел Рон.
- Гермиона, я, конечно, всё понимаю, но тебя нет уже два часа, - прошептал он, - Вообще-то, уже был отбой, и если Филч меня застукает, я получу еще одно взыскание.
Я огляделась – все свечи, кроме тех, что были рядом со мной, были потушены, и в библиотеке никого не было.
- Извини, я зачиталась, - виновато ответила я, и, пихнув книгу на первую попавшуюся полку, между книгами по истории магии, пошла вслед за Роном.
Кажется, он не успел прочитать заглавие. Уф.

Конечно, нам не повезло, и, конечно, уже почти добравшись до моей комнаты, мы столкнулись с профессором Снейпом. Точнее, Рон столкнулся, так как я была под мантией-невидимкой.
- Мистер Уизли, - довольно протянул он.
- Я просто… шел от Гермионы, сэр. Ей нужно было помочь…
- Минус двадцать баллов с Гриффиндора за прогулки в поздний час… но постойте, комнаты мисс Грейнджер в другой стороне.
Рон нервно поправил воротник рубашки.
- Я перепутал.
- Простите?
- Я перепутал и сначала пошел не в ту сторону, а потом понял, что ошибся.
Профессор насмешливо поднял бровь. Конечно, он не поверил ни одному слову, я бы тоже не поверила. Рон совершенно не умеет врать.
Но в следующий момент Рон совершил ужасную ошибку: он посмотрел профессору в глаза.
Глумливое выражение лица учителя дало мне понять, что он всё знает. Еще одно мгновение – и мантия соскользнула с меня, словно чьи-то невидимые руки стянули её.
- Прекрасно, мисс Грейнджер. И это будет еще минус двадцать баллов с вашего факультета.
Я вздохнула и подняла мантию с пола.
- Да, сэр.
- А сейчас у вас есть двадцать секунд, чтобы исчезнуть с глаз моих и отправиться в свои комнаты.
- Да, сэр, - ответили мы с Роном одновременно и помчались подальше от профессора Снейпа.
Когда мы отошли на почтительное, как нам показалось, расстояние от Снейпа, Рон процедил:
- Этот Снейп меня затрахал.
- Минус 10 баллов с Гриффиндора за ложные слухи о моей сексуальной ориентации, мистер Уизли, - бросил пронесшийся мимо нас профессор Снейп.
- Проклятье…
- Не бери в голову, - посоветовала я Рону, едва сдерживая рвущийся наружу смешок.
- Мы потеряли пятьдесят баллов! – простонал мой друг.
- И потеряем еще, если не поспешим.

***
На следующий день Рон и Джинни уехали в Нору на Рождество. Я же оставалась в своем заточении.
Проснулась от того, что кто-то теребил мое лицо, и спустя мгновение до сознания донесся писклявый голосок:
- Пора ставать, Миона, пора ставать, ставай, ставай, пора ставать, ставай, ставай, Миона, ставай, пора ставать...
Сдержав порыв ударить по нарушающему мой сон объекту, как по будильнику, разлепила глаза, и первое, что я увидела, было улыбающееся лицо белокурого мальчика, его ясные голубые глаза лучились радостью от осознания того, что его любимый предмет издевательств, наконец, проснулся.
- Драко, - прохрипела я, - поиграй пока что с Гарри.
- Я уже поиглал, - сказал мальчик, терпеливо ожидая, пока я поднимусь с постели.
Издав приглушенный вариант крика раненого гиппогрифа, я села на кровати и, протерев глаза, оглядела комнату. Каждое утро я делала это с замиранием сердца, боясь обнаружить одни руины. Или, по крайней мере, залитую чернилами комнату, как это было вчера. Но сегодня, на первый взгляд, всё было в порядке. Я отправилась в ванную, наказав Гарри и Драко тихо играть в уголке, пока меня нет. Спустя пять минут, после рекордных по скорости утренних процедур, я вернулась в комнату и застала там двух плачущих, если не сказать «орущих», детей.
Лоб Драко почему-то был в крови, а над Гарри в воздухе висели две конфеты, которые еще пять минут назад лежали на камине. Драко плакал, держась за лоб, но не спускал глаз с конфет. Гарри тянул свои маленькие ручки к сладостям, но те, дразня, только подлетали выше.
Я закатила глаза, и быстро подойдя к детям, сперва схватила конфеты и убрала их обратно на камин. Затем залечила рану Драко, и усадила мальчиков за стол.

За завтраком началась любимая игра мальчиков – Попади в Товарища Кашей. Подозреваю, что за точность броска даются дополнительные баллы, потому что каждый из них дико радовался, попади другу в глаз. Жертва радостных чувств не разделяла и делала все возможное, чтобы отомстить. Имя профессора Снейпа не прекращало слетать с моих губ, но никакие уговоры не действовали. Видимо, они пронюхали, что мои угрозы пусты и беспочвенны.
Внезапно в дверь постучали. К ужасу Драко и Гарри, это оказался профессор Снейп.
- Мне кажется, они быстрее наедятся, если будут употреблять кашу внутрь. При наружном потреблении процент усваивания пищи крайне низок, - заметил он, оглядывая вымазавшихся в каше детей.
- Благодарю за совет, сэр, - ответила я устало.
- Вы выглядите так, словно пару дней назад сбежали из Азкабана, - последовало следующее замечание.
Я начала злиться.
- Спасибо большое за ваше ценное и, главное, уместное замечание, профессор. Только сейчас я осознала, что ваши оскорбления – именно то, чего мне не хватало последние дни. Чтобы меня, наконец, отправили в Святого Мунго!
Вышло несколько более эмоционально, чем я надеялась. Но дальше – хуже. Сама того не желая, я начала ныть и жаловаться.
- Я сижу здесь в заточении вот уже который день. Мы никуда не выходим, совсем не гуляем. Драко и Гарри сходят с ума, а у меня уже нет сил с ними нянчится. Рон и Джинни вечно заняты и почти не помогают. Профессор МакГонагалл тоже не может часто с ними сидеть. Я больше так не могу, это тяжелее, чем готовиться к любому экзамену. Я буду никудышной матерью! – добавила я совсем жалким голосом.
Профессор Снейп оценивающе взглянул на меня, сложил руки на груди, и ответил:
- В таком случае, моя новость должна вас обрадовать. Мы с директором обсудили ваше положение, и пришли к выводу, что для вас будет лучшим уехать на Рождество домой.
Я не могла поверить своему счастью! Долгожданный отдых!
- С детьми, естественно...
Мои плечи поникли.
- Но ведь там будут ваши родители, они смогут вам помочь. Кроме того, смена обстановки всем вам пойдет на пользу. Что касается ваших материнских инстинктов: быть матерью и нянькой – две разные вещи. Когда у вас появится собственный ребенок, он будет восприниматься вами совершенно иначе. Поверьте, я всегда был уверен, что худшей матери, чем Нарцисса, быть не может. Однако, с появлением Драко, она стала совершенно другой женщиной. Соберите все вещи к шести вечера, я перемещу вас к вам домой.
С этими словами профессор развернулся и поспешил уйти. Я какое-то время не двигалась, переваривая информацию, но стук упавшей (к счастью пустой) чашки пробудил меня.
Я обратила свой взор к мальчикам.
- Ну что, - сказала я и подмигнула, - На рождество едем ко мне в гости!
Издав радостный крик, они оба, набрав полные ложки каши, пустили в меня два заряда. Меткость их стрельбы не могла не поразить, однако то, что мне залепило кашей оба глаза, приубавило мой восторг, и я вернулась к попытке впихнуть в этих маленьких монстров хоть немного еды.
Гарри всегда хорошо кушал, поэтому каша с его тарелки исчезла в считанные секунды. Драко же, как всегда, начал капризничать, и мне пришлось использовать всякие уловки, вроде «Не будешь есть кашу – останешься маленьким», или «Посмотри, Гарри всё съел, и теперь больше чем ты».
- Я съем, когда ты свалишь, - сказал мне Драко, и я на мгновение потеряла дар речи.
- Что ты сказал?
- Я съем, когда ты свалишь!
- Свалю? – удивленно переспросила я.
- СВА-ЛИШЬ, - громко повторил Драко, и только тогда я поняла его.
- Ааа, сварю!
Драко кивнул.
- Она сварена.
- Нет, она не свалена, она не вкусная, - сказал Драко и сложил ручки на груди.
Я тяжело вздохнула. Отправив Гарри играть с игрушками, я принялась выдумывать новые способы накормить непослушного блондинчика. Подействовало в итоге «Если не будешь есть, я отдам твою порцию Гарри». После этой фразы содержимое тарелки Драко исчезло также быстро, как каша Гарри десятью минутами раньше.
После завтрака пока еще спокойные дети уселись рисовать, и у меня появилось несколько свободных минут. Я уселась в кресло, и попыталась поучить уроки, но уже через мгновение ко мне подошел Драко и изъявил желание посидеть рядом. Я знала, что в его компании никакая учеба мне не светит, но сесть на край кресла позволила.
- А что это? – спросил Драко, ткнув пальцем в книгу.
- Буква, - ответила я сквозь зубы.
- А это? – мальчик повторил манипуляцию.
- Это тоже буква.
- А это?
- Слушай, Драко, иди порисуй с Гарри.
- Я полисовал. Я хочу посидеть с тобой.
- Но мне надо заниматься, - почти простонала я.
- Зачем?
- Чтобы получить хорошие оценки на экзамене.
- А что такое экзамен? – задал логичный вопрос Драко.
- Ну, это когда всякие дяди и тети задают тебе вопросы, а ты должен ответить. Это сложно и нужно много заниматься, чтобы отвечать правильно.
- А какие воплосы?
- Драко, иди рисуй! – не выдержала я.
Подтолкнув его, чтобы он побыстрее слез со стула, тоже встала и пересела за письменный стол. Достав пергамент, перо и чернила, я принялась выписывать из книги нужную информацию.
Через пять минут Драко подошел и попросил дать ему книжку, потому что он тоже будет заниматься. У меня уже имелась в наличии пара детских книг, которые купили Рон и Джинни, и я с удовольствием дала одну из них Драко. Тот сел за свой маленький столик, за которым они с Гарри рисовали, открыл книгу, положил её перед собой и, листая страницы, начал рисовать каракули у себя на пергаменте. Я не смогла не улыбнуться – он делал то же самое, что делала я. Лицо его при этом выражало высшую степень сосредоточенности.
Следующие десять минут прошли в тишине, пока я не услышала слова Драко:
- Не мешай, мне надо заниматься.
Я посмотрела на мальчиков: Гарри пытался взять у друга книжку.
- Я тоже хочу заниматься! – сказал он.
Вздохнув, я встала и дала Гарри вторую книжку. У меня появилось еще несколько драгоценных минут, чтобы поучиться.
***

До шести вечера мы с Драко и Гарри успели многое: разрисовали обои в комнате, сломали будильник, устроили маленький потоп в ванной, еще раз испачкали всё вокруг едой, размазали мой любимый крем по полу, разбили Гарри губу до крови, довели до слез Драко. Еще мы придумали великолепную игру: пока я складывала вещи в сундук, Гарри и Драко не без помощи магии, доставили их оттуда. Стоило мне отвернуться к шкафу, чтобы достать мантии, как книги вылетали из сундука, и вставали на полки. Вернув книги обратно, я обнаруживала мантии снова висящими в шкафу. Гарри и Драко при этом делали вид, что играют с мячом и лишь иногда бросали на меня хитрые взгляды, да хихикали, когда я всплескивала руками и говорила что-нибудь вроде «Ах, как же это так? Я ведь только что положила перья в сундук, а они снова на столе!».
Довольно быстро эта игра мне надоела, и я усадила мальчиков собирать мозаику. Конечно, я понимала, что лимит времени ограничен – они не способны не бегать и не прыгать более двадцати минут, но рассчитывать на то, что могу теперь спокойно собрать вещи я имела все основания.

И вот, наконец, дети были умыты и одеты, вещи собраны, а я полна предвкушения долгожданного отдыха. Профессор Снейп постучал в комнаты ровно в шесть. Он сообщил, что к зоне аппарации мы пройдем каким-то особым путем, чтобы никого не встретить.
- Извините, сэр, но я всё время забываю спросить: кто-нибудь сообщил миссис Малфой, что Драко не приедет на Рождество? – спросила я, пока мы шли по пустынным коридорам Хогвартса.
- Да. Мистер Малфой сделал это самостоятельно еще летом.
- А…ээ… почему? – я была в недоумении.
- Спросите его об этом сами, когда он будет в состоянии ответить.
Я кивнула, покрепче сжав ручку Драко.
- А скажите, профессор Снейп, в Азкабане разрешают писать письма?
Профессор даже обернулся, когда я задала этот вопрос, но потом снова устремил взор вперед.
- Почему вас это интересует? – спросил он.
- Женское любопытство. Так что же?
- Многим разрешают… мисс Грейнджер, если вы задумали совершить очередную глупость, и интересуетесь, сможете ли вы продолжить общение с друзьями в случае попадания в Азкабан, смею напомнить, что вам может быть назначен поцелуй дементора. А с того света письма писать не позволено совершенно точно.
Я улыбнулась.
- Очень мило с вашей стороны так беспокоиться обо мне, сэр, но я не замышляю ничего такого.
- Я беспокоюсь не о вас, а о возможных жертвах. Не хотелось бы оказаться в их числе.
- Я не настолько опасна, сэр.
- Возможно… но достаточно глупы, чтобы выкинуть что-нибудь необдуманное и нежелательное для окружающих.
Я оскорбилась.
- Я не…
- Подтверждение моих слов сейчас идет рядом с вами, - профессор указал на Драко и Гарри.
- Я еще раз повторяю, что инцидент был не моей виной! – предприняла я очередную попытку защититься.
- Но ведь именно вы вздумали варить зелье вместе с Поттером и мистером Малфоем. И если мистер Малфой действительно мог помочь вам, вмешивать Поттера было крайне неразумно.
- Гарри это придумал, а не я, и не Драко! И Драко сам к нам напросился, и если бы он этого не сделал, возможно, драки не было бы, - горячо возразила я, и, чуть смягчившись, добавила, - Хотя, я, конечно, рада, что мы смогли подружиться с ним.
- Этого я действительно никак не ожидал. Мерлин с вами, но Уизли и Поттер – я всегда считал их более твердолобыми.
- Гарри очень открытый и добрый человек, и умеет прощать, в отличие от некоторых.
На это заявление профессор резко остановился, и я едва не врезалась в него. Гарри и Драко, которых я держала за руки, едва не упали.
Снейп посмотрел на меня в упор, и я поспешила сказать:
- Но Рон, кажется, так и не смог смириться с идеей того, что мы с Драко теперь друзья.
Профессор вопросительно поднял бровь, затем развернулся и пошагал дальше.
- Если бы это было так, едва ли он стал устраивать драку в защиту мистера Малфоя прямо на моем занятии, - сказал он.
Мои глаза округлились.
- Он подрался из-за Драко?
Снейп едва заметно кивнул.
- Поверить не могу… неудивительно, что он не хотел признаваться мне в этом… но это замечательно!
- Да, всё так замечательно складывается. Война закончилась, плохих отправили в Азкабан, хороших приютили в Хогвартсе. Все дружат. Идилия.
Голос профессора Снейпа был пропитан ядом, и мне стало очень неприятно от этого.
- А вам, видимо, нравится, война, кровь, сражения и смерти. Действительно, без них так скучно! Сэррр.
Я шла совсем рядом со Снейпом, и увидела, как исказилось его лицо то ли в гримасе ярости, то ли отвращения.
- Я уже упоминал, мисс Грейнджер, что вы позволяете себе слишком много, - процедил он сквозь зубы, - Будь я на вашем месте, я бы придерживал язык за зубами.
- Ох, в самом деле? А иначе…? – издевательски спросила я, не понимая, откуда набралась такой наглости.
Хотя голос мой немного дрожал, выдавая волнение.
Вдруг профессор резко развернулся и непонятным мне образом оказался прямо передо мной, лицом ко мне. На этот раз я не успела вовремя остановиться, и врезалась в твердого как скала Снейпа.
Сделав шаг назад, вцепившись в ручки детей как в спасательный круг, я взглянула в глаза преподавателю.
- Лучше вам не знать, что иначе, - проговорил он, и сложно было не поверить.
- Я вас не боюсь, - сказала я тоном, доказывающим совсем обратное, - Вы ничего не можете мне сделать.
- Действительно? – опасным тоном спросил Снейп, делая шаг в моем направлении.
Он смотрел на меня сверху вниз, не склонив головы, а лишь опустив взгляд, и выглядел при этом особенно пугающе.
Драко и Гарри, видимо, тоже обратили на это внимание, поэтому внезапно одновременно заплакали. И тем самым спасли меня от… вероятно, страшной смерти.
- Заткните их, - выплюнул профессор и сложил руки на груди.
- Сейчас. Кляп только достану, - проговорила я себе под нос.
- Договоритесь, мисс Грейнджер, - злобно сказал Снейп, очевидно услышав мой выпад.
Я прижала мальчиков к себе и начала успокаивающе поглаживать их по спине.
- Ну тише, тише. Всё хорошо. Мы идем ко мне в гости, - приговаривала я, сидя рядом с ними на корточках, - Дядя на вас совсем не злится. Он… злится на меня.
- Прекратите называть меня «дядей», меня это раздражает, - заявил профессор Снейп, нависая над нами словно туча, - Они не настолько безмозглые, чтобы не воспринимать два не слишком длинных слова.
Я тяжело вздохнула.
- Профессор Снейп, - подчеркнуто громко сказала я, - не сделает вам ничего плохого, - продолжила я успокаивать хнычущих детей, - Он просто расстроился, потому что не получит подарков на Рождество.
Последнюю фразу я прошептала так тихо, чтобы услышали только дети. Драко отстранился и, глядя на меня заплаканными глазками, тихо спросил:
- Почему?
- Ну, он плохо вел себя весь год…
Профессор недовольно кашлянул где-то у меня над головой.
- А те, кто плохо ведут себя, подарков не получают.
- А мы получим? – спросил Гарри.
- Конечно, если сейчас мы пойдем дальше, без всяких слез доберемся до зоны аппарации и я, наконец, передам вас… познакомлю вас с моими родителями.
После этих слов мальчики воодушевились, и мы бодро пошагали дальше. С профессором Снейпом мы больше не разговаривали до самого момента аппарации.
Когда мы все, наконец, оказались у дверей моего дома, я едва не заплакала от радости. Профессор, сказав, что хочет удостовериться, что мы попали в руки моих родителей, дождался, пока мама открыла дверь. Она хотела уже было радостно обнять меня, но замерла, увидев, что я не одна, но в сопровождении взрослого мужчины и двух детей.
- Тебя не было всего полгода… - проговорила она, медленно переводя взгляд с меня на мальчиков и на профессора Снейпа.
- Ээ… это не мои дети, мам, - ответила я в замешательстве, - А это профессор Снейп, мой учитель по Зельям.
Снейп кивнул.
- Это моя мама, Виктория Грейнджер.
- Приятно познакомиться, миссис Грейнджер, - ответил профессор Снейп весьма вежливо.
- А это Гарри и Драко, - я указала на мальчиков, - Они пока что поживут у нас… это долгая история, я расскажу позже. Можно нам войти?
Всё еще удивленная мама сделала шаг в сторону, пропуская нас в дом. Но когда я уже собиралась попрощаться с профессором, она вдруг обратилась к нему:
- Проходите, будьте нашим гостем.
- Нет-нет, - мне показалось, что Снейп немного растерялся… только показалось, - у меня много дел в школе, и…
- Профессор Снейп, я настаиваю.
- Миссис Грейнджер, я дей…
- У вас уже есть какие-то планы на сочельник?
- Я, да, в какой-то степе…
- Я же вижу, что вы лукавите. Пожалуйста, проходите. Я готовлю ужин, и была бы рада, если бы кто-то, кроме мужа и дочери, смог оценить мои кулинарные способности.
- Мама, - позвала я из прихожей, намереваясь попросить её перестать уговаривать профессора, но взглянув в его ставшее вдруг неуверенным лицо, продолжила, - надеюсь, ты приготовила свой знаменитый пудинг. Профессор Снейп должен сравнить его с тем, что готовят эльфы и признать, что моя мама – лучший в мире повар.
Мама улыбнулась, и едва ли не силой втянула Снейпа в дом.
Я смогла лишь состроить удивленную рожицу своему отражению в зеркале. Можно подумать, мне не хватало проблем…

0

10

Глава 9

Всем-всем спасибо за отзывы! Рада, что вам нравится.
Постараюсь выкладывать новые главы чаще. Теперь, когда у меня появилось больше свободного времени это станет возможным =)

Когда вся наша дружная компания вошла в гостиную, где в своем любимом кресле сидел мой папа, тишина снова повисла в воздухе. Я дала папе пару секунд опомниться, и заговорила:
- Папа, у нас гости. Это профессор Снейп, он преподает Зелья в Хогвартсе. Профессор, это мой папа Джордж Грейнджер.
Папа поднялся на ноги, и они со Снейпом обменялись кивками в знак приветствия.
- А это Гарри, его ты уже знаешь, и Драко Малфой, наш друг.
Папа вопросительно поднял бровь, и спросил:
- Неудачные эксперименты? Я же говорил тебе, не используй в качестве учебного материала живых людей.
Я усмехнулась.
- Я всегда тебя слушаю, пап. Это был не эксперимент, а вопиющее нарушение школьных правил.
- Очень трогательно, что вы так этим гордитесь, - заметил профессор Снейп за мой спиной.
Я повернулась к нему и пожала плечами.
- Гермиона, пойдем, поможешь мне накрыть на стол, - сказала мама, - Профессор Снейп, располагайтесь. Джордж, развлеки гостя.
- И присмотрите за Гарри и Драко, - бросила я, уходя на кухню.
На кухне мама засыпала меня градом вопросов, и за полчаса я выложила ей всю историю с зельем, опустив лишь некоторые подробности. Наконец, стол был накрыт, и я вошла в гостиную, чтобы пригласить всех в столовую.
- …что нормально для любого общества, - вещал папа, пока Драко прыгал на его колене, - это политика.
Профессор Снейп тем временем небрежно помахивал палочкой, заставляя Гарри барахтаться в воздухе и звонко смеяться.
- Согласен, но вопрос о том, кто будет стоять у власти не должен решаться подобным образом, - ответил он.
- Поэтому есть демократия, а есть… Гермиона, ты что-то хотела? – вдруг заметил меня папа.
- Да, ужин на столе, - ответила я.
- Отлично, я уже давно проголодался, но Вики не разрешает мне есть до ужина, - папа рассмеялся и, взяв на руки Драко, направился в столовую.
Профессор Снейп встал из кресла, взмахнул палочкой, и Гарри полетел за папой. Я дождалась, пока профессор молча прошел мимо меня, и, замыкая процессию, пошла следом.
За столом Гарри и Драко вели себя безобразно. Если бы Гарри был один, уверена, всё было бы в порядке, но он всегда смотрел на Драко, и если тот баловался, начинал повторять за ним.
- Драко, если ты не хочешь есть, выйди из-за стола, - строго сказала я безобразнику, но тот ехидно улыбнулся и покачал головой.
- Тогда веди себя хорошо, - сказала я, но Драко продолжил кривляться и дразнить Гарри.
Я взглянула на маму несчастным взглядом, но получила лишь улыбку в ответ.
- Какие негодяи, - ласково сказала она, наблюдая за мальчиками.
- Спасибо за помощь, мам.
Дети на время угомонились, когда папа начал торжественное разрезание индейки, но потом снова начали шуметь, и я видела, что дело идет к бросанию едой. Этого допустить я не могла.
- Всё, подарки вы не получите, - сказала я мальчикам.
Они замерли.
- Почему? – спросил Гарри жалобно.
- Потому что вы плохо себя ведете. А дети, которые себя плохо ведут подарков не заслуживают.
- Заслуживают, - упрямо сказал Драко и сложил ручки на груди.
- Нет.
- Да.
- Нет, я сказала. Можешь сам себе сделать подарок, если хочешь.
Личико Драко скривилось, глаза наполнились влагой, и все присутствующее в комнате были оглушены громким плачем.
- Громче плачь, громче, - сказала я, отрезая кусочек индейки, - Что так тихо-то?
- Я не тихо, - сквозь слезы ответил Драко, размазывая слезы по покрасневшему лицу.
- Не знаю, не знаю. Мне кажется, тихо. Плачь громче, пожалуйста.
- Не буду, - буркнул Драко.
- Нет, плачь, - настаивала я.
- Не буду! – выкрикнул Драко и замолчал, продолжая лишь тихо всхлипывать.
Я счастливо улыбнулась. Всё-таки чему-то я научилась
- Значит, вы преподаете Зелья, - обратилась моя мама к профессору Снейпу, - Я помню, у Гермионы были проблемы с этим предметом…
- В самом деле? – на лице профессора было написано неподдельное удивление, - Я не помню, чтобы у мисс Грейнджер были проблемы с каким-либо предметом вообще. Поведение её, конечно, оставляет желать лучшего, но что касается способностей и знаний, здесь не многие смогут с ней сравниться.
Я зарделась и сделала очередной глоток вина, стараясь скрыть смущение.
- Ох, действительно? Я думала, что Гермиона примерная ученица, - сказала мама, с укором глядя на меня.
- О да, она действительно пример, - ответил профессор саркастично, - Пример остроумия и хамства.
Глаза мамы округлились. Едва ли она ожидала услышать что-то подобное о её «хорошей девочке». Я продолжала молчать, изображая ангела во плоти.
- Не могу поверить! – воскликнула тем временем мама, - Гермиона никогда раньше не хамила и всегда вела себя почтительно в отношении старших. У нас никогда не было с ней проблем.
Я с трудом сдержала себя от того, чтобы закатить глаза и принялась еще с большим усердием отрезать кусочек индейки.
- Раньше она действительно демонстрировала хорошие манеры. Но в этом году и она, и её друзья чувствуют некоторую безнаказанность, - ответил Снейп, излучая самодовольство.
Мама покачала головой, а я сжала губы, не желая подтверждать слова профессора каким-нибудь язвительным выпадом.
- Ябеда-ко’ябеда, - произнес вдруг Гарри.
Профессор вопросительно поднял бровь и взглянул на ребенка. Тот сразу же взял меня за руку и попытался спрятаться за мою спину. Я же не смогла сдержать смешок.
- Устами младенца глаголет истина, - сказала я, улыбаясь.
Теперь тяжелым взглядом Снейп сверлил меня. Мама же возмущенно вздохнула, и сказала:
- Гермиона! Как ты себя ведешь?
- А что я сказа…
- Это твой преподаватель, - сказала она сквозь зубы – она очень не любит устраивать семейные сцены на людях.
Я закатила глаза, раздраженно вздохнула и потянулась к бокалу.
- И по-моему, тебе уже хватит вина, - добавила она, видимо желая окончательно унизить меня перед профессором Снейпом.
- Мне уже есть восемнадцать, - напомнила я, и нахально сделала большой глоток.
Я, конечно, понимала, что веду себя как капризный подросток, но и она тоже была хороша. Она бы еще показала ему мои детские фотографии!
- А где же Рон и его сестра? – спросил папа, чтобы разрядить обстановку.
- Они празднуют рождество со своей семьей, - ответила я, радуясь смене темы, - Мы надеемся скрыть ото всех инцидент, - я указала на мирно жующих детей, - и поэтому мы не могли поехать в Нору…. К тому же, я соскучилась по вам, и очень хотела домой.
С этими словами я выразительно посмотрела на маму. Мы видимся не настолько часто, чтобы при встрече она читала мне нотации.
- Жаль, - сказала мама, как ни в чем не бывало, - Рон такой хороший мальчик.
О нет!...
- Как у вас с ним дела?
Я почувствовала, как мои щеки порозовели.
- Никак. Пап, передай соль, пожалуйста. Профессор Снейп, обязательно попробуйте этот салат. У мамы есть свой секрет в его приготовлении.
- Благодарю, - сдержанно ответил Снейп и последовал моему совету.
- Вы еще не думали о свадьбе? – спросила мама, не желая менять тему, и я разъяренно уставилась на неё.
- Нет, и не будем.
На лице мамы было написано удивление.
- Но мне казалось…
- Мы просто друзья, давай закроем эту тему.
Мама пожала плечами, и начала беседовать со Снейпом о его работе.
- Ну как вам салат? – спросила, наконец, она, когда её собеседник выдохся и перестал отвечать на вопросы более чем одним словом.
Лицо профессора сделалось каменным, словно ответ на поставленный вопрос мог стоить ему жизни, но он перешагнул через себя и ответил:
- Вполне. Если я не ошибаюсь, к традиционному рецепту вы добавили лимонный сок, оливковое масло и… имбирь?
- Да, - шокировано ответила мама, а Снейп самодовольно улыбнулся.
Я лишь покачала головой.
- Хороший нюх, должно быть, необходимый элемент вашей профессии? – спросил папа.
- Можно сказать и так, - ответил профессор.
Драко оживился, услышав смешное незнакомое слово:
- А что такое «нюх»?
- Способность чувствовать запахи, - ответила я.
- Носом?
Я утвердительно промычала в ответ. На пару секунд Драко задумался, а затем обратился к профессору Снейпу:
- Поэтому у вас такой большой нос, потому что у вас холоший нюх?
Я едва не подавилась едой. Папа «закашлялся». Мама же укоризненно покачала головой, и улыбнулась извиняющейся улыбкой.
- Дети, - сказала она, словно это всё объясняло.
Но профессор Снейп, к моему огромному удивлению, не казался рассерженным. Напротив, я могла бы сказать, что на его лице была легкая улыбка. Встретившись со мной взглядом, он изобразил немой вопрос. Мол, чему я удивляюсь. Я отвела глаза, и мой взгляд упал на фотографию на камине. К моему огромному счастью, я смогла сдержать возмущенное «Кто это сюда поставил?», рвущееся наружу, и сделала вид, что ничего не заметила.
Но от внимательного взгляда моей мамы не укроется ничего.
- Ах, нашла эту фотографию в коробке на чердаке, - сказала она, обращая всеобщее внимание к дурацкой картинке.
- Гермионе здесь пять лет. Она изображала невесту, видите, у неё там фата, и мои туфли на ногах…
- И больше ничего. Мам, я же просила не выставлять в гостиной фотографии, где я не одета, - выпалила я, не сумев скрыть недовольство.
- Ну Гермиона, ты тут такая хорошенькая, - ласково улыбнулась мама.
- Готова поклясться, если бы я сейчас сфотографировалась в таком виде, ты бы не стала радостно демонстрировать фотографию каждому приходящему в дом, - ответила я, заработав еще один неодобрительный взгляд от мамы.
- Против свадебных фотографий я ничего против не имею, - сказала она, подчеркнув слово «свадебных», - А уж в чем ты на свадьбу придешь – твое дело. Главное внуков мне принеси.
Мне захотелось несколько раз удариться головой о стол. Меня просто выводит из себя, когда мама заводит разговоры о свадьбе и внуках. Как будто мне не меньше тридцати пяти, и есть опасность остаться старой девой.
- Мама, мне девятнадцать лет, - напомнила я сдержанно.
- Я вышла за твоего папу, когда мне было ровно столько же.
Поздравляю.
- Вот вы, профессор Снейп, как считаете, какой оптимальный возраст для вступления в брак? – обратилась мама к нашему молчаливому гостю, а я на мгновение ощутила облегчение.
- Не могу знать, я никогда не был женат.
- Да что вы! – удивленно воскликнула мама, - Почему?
Господи, сама тактичность! И эта женщина делает замечания МНЕ.
Тем не менее, вопрос повис в воздухе. На лице профессора было написано красноречивое нежелание отвечать, но раз уж он взялся изображать «хорошего парня», ему было просто жизненно необходимо придумать вежливый ответ, быстро и без мата.
Но мама сама поняла свою оплошность, и ситуацию, в которую поставила Снейпа, поэтому тут же затараторила:
- Впрочем, это дело каждого, не так ли? Я просто хочу, чтобы Гермиона удачно вышла замуж и родила мне очаровательного карапуза.
- Я привезла тебе детей, мама, сразу двоих. У тебя будет целая неделя, чтобы с ними как следует понянчиться. И папа тебе с удовольствием поможет.
Не могу сказать, что я увидела радость на лицах моих родителей. Не знаю, по-моему, мои мальчики очень милые.
- Это совсем другое, ты же понимаешь.
- Мама, мне рано замуж, я не хочу замуж, мне не за кого выходить замуж, хватит говорить об этом, пожалуйста, - монотонно ответила я, стараясь скрыть раздражение.
- Господи, да мне-то что. Это твоя жизнь, в конце концов.
Я кивнула, словно ставя точку в этом разговоре, и на мгновение в столовой воцарилась тишина.
- И никакого мальчика нет…? – начала мама, но папа её прервал:
- Виктория!
Мама недоуменно посмотрела на моего спасителя.
- Расскажи лучше о твоем новом увлечении, - сказал он.
- Ох, это действительно замечательно! – мама вдруг расцвела, - Я вступила в комитет по защите животных.
Снейп фыркнул, но затем довольно правдоподобно скрыл это за кашлем. Однако его насмешливый взгляд сопровождал меня еще некоторое время.
- Одна из моих пациенток, миссис Бартон, пригласила меня на их субботнюю встречу. Я сначала не хотела идти, но она так уговаривала, убеждала меня, что они не только обсуждают животных, но устраивают кулинарные конкурсы, различные чтения, совместные чаепития и тому подобные мероприятия.
- Дамский клуб по интересам? – заключила я, скептически взглянув на маму.
- Вовсе нет! – оскорбилась та. – Они… мы занимаемся защитой животных, следим, как хозяева обращаются со своими любимцами, и если замечаем жестокое обращение по отношению к ним, звоним в соответствующее учреждение. Еще собираем бездомных собак и кошек и отвозим в специальные приемники.
- Их же там убивают! – сказала я возмущенно.
- Глупости какие, Гермиона. Конечно, их там не убивают, иначе стали бы мы отвозить их туда?
Я пожала плечами, всё еще не готовая поверить, что зверюшкам ничего не угрожает.
- На следующей неделе мы устраиваем митинг у здания городского совета. А еще мы все носим вот такие значки.
Мама указала на грудь, и только тогда я заметила маленький зеленый значок, пристегнутый к её бежевой рубашке. Боковым зрением я видела, что Снейп не сводит с меня насмешливого взгляда, но запрещала себе давать ему повод думать, что замечаю эту издевку.
- Мисс Грейнджер, я только сейчас заметил, как вы удивительно похожи на миссис Грейнджер, - заметил профессор, понимая, что я никак не собираюсь реагировать на его ужимки и давать ему повод съязвить.
- О да, профессор, - ответила мама, - вы совершенно правы. Гермиона очень похожа на меня. Хотя я никогда не была так усердна в учебе, это у неё от отца. Голова у неё от Джорджа. Но внешность и упрямый характер – это всё моё.
- Иногда меня это пугает, - пошутила я.
- У тебя голова дяди Джожа? – вдруг встрял Гарри, - А у дяди Джожа тогда чья? Твоя?
- Ага, моя, - ответила я, не желая ввязываться в долгие объяснения.
- А почему у твоей головы усы, ты же девочка? – поинтересовался Драко.
Нет, так легко мне не отделаться.
- Потому что дядя Джордж, пока носил мою голову, их не брил. Зачем ему следить за чужой головой?
Драко задумался.
- А когда он тебе её вейнёт? – спросил Гарри.
- Не знаю. Не скоро, наверное.
- Мм, - многозначительно протянул мальчик.
Тем временем мама издала какой-то нечленораздельный звук. Я взглянула на неё.
- Это такая трогательная картина, ты так с ними управляешься - сказала она, едва не плача, - Когда же я дождусь, когда у тебя будут такие же ребятишки?
- Ну, положим таких же не будет, - ответила я, - А будут они у меня не меньше, чем через четыре года и три месяца, если мои подсчеты верны, и им действительно по три с половиной. Ну, и если ты не настаиваешь на том, чтобы я начала искать отца моих будущих детей прямо сейчас, то еще чуть позже.
- Какая же ты язва! – сказала мама, качая головой, и накладывая добавку в тарелку молчаливо наблюдавшего за ней Снейпа, - Это тоже от отца.
- Безусловно. Для остроумных замечаний нужен остр… - папа осекся, увидев выражение маминого лица, - ос…обенный склад характера.
- Ты, по крайней мере, умеешь вовремя остановиться, - вздохнув, сказала я.
- Действительно, этому вам мисс Грейнджер только предстоит научиться, - заметил Снейп, - Мой вам совет сделать это как можно скорее.
Я сжала губы.
- Большое вам человеческое спасибо, профессор, я непременно приму его к сведению, - мой голос сочился ядом.
- Если ты так и с мальчиками общаешься, у тебя никогда не будет молодого человека, - заметила мама.
Не знаю, поняла ли она, что широко распахнутыми глазами и возмущенно приоткрытым ртом я пыталась убедить её не развивать тему, тем не менее, она продолжила:
- С мужчинами нужно обращаться нежно, обходительно. А не грубить на каждом шагу. В женщине мужчина ценит не острый язычок, а доброту и нежность.
Я наградила маму своим самым страшным взглядом, но её это лишь раззадорило.
- И глазками надо стрелять не так, словно хочешь застрелить на месте, а…
- Мама, пожалуйста, - взмолилась я.
В течение всего этого диалога мне очень хотелось сказать, что я так общаюсь только с профессором Снейпом, а он как потенциальный жених не рассматривается. Но, к счастью, я вовремя сообразила, что подобный разговор может поставить меня в неловкое положение (если еще более неловкое положение только возможно), и прикусила язычок. Но когда она начала читать лекции по обольщению, я посчитала, что просто обязана её остановить.
- Еще немного, и я подумаю, что ты хочешь, чтобы я пыталась обворожить профессора Снейпа, так настойчиво ты учишь меня соблазнять мужчин на его примере.
Черт-черт-черт, наложить на всех обливиэйт и сделать вид, что ничего не было?
Мама посмотрела на меня с укором, и я поняла, что ей было стыдно за меня. Папа покачал головой, что пристыдило меня еще больше. Застывший как изваяние Снейп, глядящий в свою тарелку напугал меня до чертиков.
Я начала судорожно соображать, как бы взять слова обратно, но не придумала ничего лучше, чем сказать:
- Извините. Я иногда ляпну не подумав.
Вовсе я так не делаю, это просто этот дурацкий рождественский вечер поставил всё с ног на голову!
- Виктория, - сказал папа, явно желая спасти ситуацию, - когда мы уже отведаем твой знаменитый пудинг?
И мама тут же умчалась на кухню.
- Извините Викторию, она действительно несколько… озабочена личной жизнью нашей дочери, - обратился папа к профессору, на что тот сдержанно кивнул.
- Я всё понимаю. Моя мать тоже начала волноваться по этому поводу пугающе рано. И, как оказалось, не напрасно.
Сказав это, Снейп издал смешок, а я снова выпучила глаза, удивляясь поведению профессора.
- Какие ваши годы, - отмахнулся папа, - Вам, должно быть, нет еще и сорока.
- Мне тридцать восемь, - кивнул Снейп, чувствуя себя явно не комфортно теперь, когда речь зашла о нем.
- Ну! Время еще есть. Я женился на Вики когда мне было тридцать четыре. Вообще-то я был её преподавателем. Она училась на третьем курсе медицинского, а я вел у них стоматологию…
На какое-то время папа замолчал, предаваясь воспоминаниям – на его губах блуждала легкая улыбка.
- Потом мы решили вместе начать врачебную практику. Открыли частную клинику… затем родилась Гермиона… эх…
- Это любопытно, но в нашей школе романтические отношения между профессорами и студентами категорически запрещены, - заметил профессор.
- А я читала в… - начала я, но тут же замолчала, -в… одной книжке, что лет шестьдесят назад одна студентка Гриффиндора вышла замуж за профессора.
Профессор усмехнулся и взглянул на меня. Чувство стыда за недавнее высказывание снова вернулось, но я попыталась отогнать его, как назойливую муху.
- Того профессора едва не уволили, если вам интересно, - сказал Снейп, - Если бы не ряд обстоятельств, так бы и произошло.
- Так вы знаете, о ком идет речь? Он еще работает? – чисто женское любопытство загорелось во мне, оттесняя другие чувства.
- Профессор – нет, а вот студентка – да, - явно веселясь ответил Снейп.
Мои глаза расширились. Выбор был не велик. Ну, МакГонагалл это быть, конечно, не могла…
- Профессор Спраут?
- Нет, - скривился Снейп.
- Профессор Вектор?
Снейп отрицательно покачал головой.
- Мадам Хуч?
- Мерлин, мисс Грейнджер, всё гораздо проще… Вам доподлинно известно, что она гриффиндорка, - дал он подсказку, и мой рот непроизвольно приоткрылся.
- Не может быть… неужели профессор МакГонагалл? – спросила я.
- Не я вам сказал, - ухмыляясь, ответил Снейп.
- Но она же… Она же… Такая… правильная…
Профессор пожал плечами. В этот момент пришла мама с пудингом.
- Кто правильная? – спросила она.
- Мой декан.
- Так и должно быть, - радостно ответила мама, ставя произведение кулинарного творчества на стол.
За пудингом все вели себя крайне вежливо, стараясь не касаться щекотливых тем, и разговор потек в мирном русле.
Гарри и Драко, уже давно притихшие, начали клевать носом, и я решила уложить их спать. Снейп попытался тоже ретироваться, но мама не позволила ему, сказав, что он едва притронулся к пудингу, а пока он не съест хотя бы четверть, никуда не уйдет.
- Сами подумайте, мы втроем не сможем съесть все целиком, а завтра он уже не будет таким вкусным, - уговаривала мама, пока я поднималась с мальчиками на второй этаж.
Оказавшись в комнате для гостей, я быстро распаковала детские вещи, увеличила захваченные с собой кроватки, переодела ребят и уложила спать.
- Почитай! – потребовал Драко.
- Хорошо попроси, - ответила я.
- Пожалуйста, - буркнул ребенок, отчего-то очень не любивший вежливое общение.
- Вот теперь почитаю.
Я достала их любимую книжку, села на стул и начала негромко читать. Дойдя до конца страницы я остановилась, и, убедившись, что уставшие после насыщенного дня дети спят сладким сном, вернулась в гостиную.
Там как раз разворачивались споры между моим отцом и Снейпом по поводу возможности использования магловских технологий в волшебном мире.
- О, Гермиона, наконец-то, - обрадовалась моя мама, которую разговор явно не заинтересовал, - Как мальчики?
- Всё в порядке. Только знаешь, они просыпаются в семь утра, а мне так хотелось бы, наконец, выспаться! Ты не могла бы завтра с ними поводиться? Ты ведь все равно рано встаешь.
Мама согласно кивнула.
Я села за стол и, увлеченно разглядывая чаинки в чашке, задумалась над происходящим. Первой загадкой, которую я пыталась разгадать, было отношение моих родителей к Снейпу. По-моему, он был не из тех людей, в которых можно влюбиться с первого взгляда, но мама и папа вцепились в него, словно он был сам Бог. Ладно, папа, предположим, нашел в нем достойного по уровню интеллекта собеседника, хотя я бы никогда не подумала, что они найдут общие темы для общения. Но мама-то?
Вторая загадка – поведение самого профессора. Мало того, что принял приглашение на ужин (сопротивлялся он, прямо скажем, вяло), так еще и весь день был тих и почти не саркастичен. Что для Снейпа означает то же, что для простых людей «мил и обходителен».
Ну и, наконец, третья загадка – моё поведение. На то, что смогу понять, почему мне все время хочется хамить профессору Снейпу, я надеяться перестала, но в остальном, постоянное смущение в его присутствии, и, как следствие, некоторая грубость в отношении мамы были тревожным знаком…
- Что видите? – вывел меня из размышлений проникновенный голос профессора.
- Простите?
- Вы ведь гадаете по чаинкам? – насмешливо спросил он, - Что видите?
Я как раз допила чай, и с долей любопытства взглянула на дно чашки. Я, конечно, во всю эту ерунду не верю, но природное любопытство дало о себе знать.
- Хм… это похоже на… - я повертела чашку в руках и нашла положение, при котором рисунок напоминал хоть что-то, - на цветок, или что-то в этом роде. Да, пожалуй, это роза.
- И что это значит? – спросила мама заинтересованно.
- Не знаю, я отказалась от Предсказаний. Это полная ерунда.
- Роза означает успех в любовных делах. Вас ждут перемены в личной жизни и… позвольте…
Снейп протянул руку, и я передала ему чашку – на моем лице застыло удивление.
- Да, довольно скоро, - заключил профессор, внимательна рассматривая чаинки.
- Откуда вы знаете? – спросила я, - Я готова поверить, что вы разносторонне образованный человек, но даже предсказания?...
- Я всегда блестяще учился и у меня хорошая память, - ответил Снейп равнодушно, а затем добавил, - Помните об этом, когда придумываете очередной «остроумный» ответ.
Внезапно я услышала тихий звук – как будто кто-то поскребся в окно.
- Ой, там сова, - мама быстро встала и впустила черную птицу в комнату.
Та, к моему удивлению, подлетела ко мне и бросила на колени письмо в темно-синем конверте с серой окантовкой.
Громко ухнув, она покинула комнату, а я поспешила распечатать письмо, чтобы узнать от кого оно.
- Мисс Грейнджер? – произнес профессор, и в его голосе мне послышались угрожающее нотки.
Я подняла голову и посмотрела на него. В его глазах читался неподдельный гнев.
- От кого это письмо? – спросил он в своей учительской манере.
- При всём уважении, сэр, - ответила я без иронии, - это мое дело. К тому же, я сама еще не знаю.
- Это письмо из Акабана. И я еще раз спрашиваю, от кого оно?
Я удивленно взглянула на конверт. Неужели?... Я уже не надеялась получить его!
- Мисс Грейнджер, я требую, чтобы вы сказали, кто прислал вам это письмо!
Я взглянула на родителей. Те испуганно взирали на конверт, словно в том была бомба. Поведение Снейпа определенно заставило их думать, что письмо опасно.
- Я…
- Мисс Грейнджер!
- Гермиона! – требовательно произнесла мама.
Ну вот. Теперь точно придется всё рассказывать.

0


Вы здесь » Letters from the Earth » Архив - гет и джен » О цветах жизни (от Cait Sith)


Создать форум © iboard.ws