Letters from the Earth

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Letters from the Earth » Фанфики - гет и джен » Вперед, Висконсин! (от Танка Морева)


Вперед, Висконсин! (от Танка Морева)

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Автор:Танка Морева
Бета:Elga
Рейтинг:R
Размер: мини
Пейринг:Дин Винчестер/Ронда Хар, Сэм Винчестер
Жанр: Missing scene, Romance
Отказ: Все принадлежит не нам.
Фандом:Supernatural
Аннотация:Фик про те самые канонные розовые трусики.
Комментарии:Таймлайн: пре-Стенфорд.
Предупреждения:нет
Статус: Закончен

Разрешение получено

0

2

Трилейкс, Висконсин
1998 год, конец августа

***

Маленький городок состоял из одной улицы; игрушечные домики скрывались в густой кроне деревьев — затерянный островок цивилизации посреди зеленого моря лесов и гладких зеркал озер.

Сэму Трилейкс понравился сразу. Тихо, можно обложиться книжками и сидеть весь день напролёт дома. Утром и вечером пробежаться в лесу, пиная прошлогодние листья. Лучше, конечно, с Дином, когда тот не занят. Размяться после долгого чтения в шутливой потасовке, пытаясь уложить старшего брата на лопатки, прямо в пожухлую траву, и доказать, что он никакая не девчонка — и нечего звать его принцессой.

Отец уехал один. Несерьезное дело, они не нужны, вернее нужны здесь. Чтобы урвать последние летние деньки. Дин возится с машиной, хотя Импала и так в порядке, день течёт медленно, но им не скучно. Идиллия.

Идиллия быстро заканчивается, когда появляется Ронда Харли.

С утра зарядил дождь, и они поехали поесть в «Медвежий угол», куда уже набились с озера рыболовы выпить горяченького. Местный кот, жирный и рыжий, подкрался к одному ведру и выудил оттуда щуку. Вид у кота был предовольный, и о возмездии он явно не думал. Очарованные такой наглостью, братья не сразу заметили официантку.

— Что будете, мальчики?

«Ронда Харли» сообщала табличка на высокой и пышной груди. Не меньше третьего размера, подумали оба и скользнули взглядом вниз. Джинсы обтягивали весьма крутые бедра. Настолько крутые, что Сэм смущенно отвел взгляд в сторону, а Дин просиял. Сэм краем глаза заметил его улыбку — широкую и медовую. Точно так же улыбался кот, втихаря поедающий щуку. Однако Дин, в отличие от него, мог держать себя в руках и не урчать — спасибо и на том.

Сэм почувствовал, что начинал раздражаться. Он поднял голову и принялся деловито рассматривать официантку уже безо всякой симпатии. Рыжая. Прищурила глаза. Цвета не разобрать, в забегаловке, срубленной из толстых бревен, дневного света не хватает, а электричество, пока не стемнело, экономят. Но скорее всего зеленые, у таких рыжих глаза всегда зеленые. Губы полные, большие и чувственные, причудливо изогнулись в усмешке. Смеется над Дином — привыкла, что на нее всегда пускают слюни; да, смеется, но черт знает что есть в этой усмешке, она словно еще и поощряет: «Давайте, мальчики, любуйтесь мною!».

Взгляд Сэма скользнул взглядом по фигуре. Не модель с обложки, совсем не худосочная Брук Бёрк**, но не комплексует и, судя по поведению Дина, правильно делает. Голос чуть низкий, с хрипотцой — Сэм уверен, что она дымит как паровоз.

— Этот, проглотивший язык, — Сэмми, — слышит он голос Дина, — по правде сказать, я его понимаю.

Губы Ронды складываются в заманчивое «О», и Сэм быстро произносит:

— Мне колу и сэндвич, спасибо.

Ронда отчаливает, именно что отчаливает, плавно покачивая бедрами, и Дин провожает взглядом её ягодицы.

— Мне начинает нравиться Трилейкс, — признается он.

— Она же старше тебя! — возмущается Сэм. — Лет на пять!

Отчего-то Дина не пугает разница в возрасте. Наоборот, взгляд затуманивается. Сэм ненавидит и этот взгляд, и мечтательную улыбку.

Вечером никакой тренировки не выйдет. Дин будет торчать здесь и караулить Ронду.

— Чувак, ты тоже на нее запал, колись, — допытывается старший брат, и Сэм взрывается:

— Ничего подобного! Вульгарная, пошлая, с губами, которые прижгли паяльником! Да она смеялась над тобой!

— Рассуждаешь, как девчонка, Сэмми. Женщине с таким ртом можно все.

Сэм почувствовал, что у него пылают щёки. А Дин только рассмеялся в ответ:

— Краснеешь, принцесса? Да ты никак ревнуешь?

— Я? — задохнулся Сэм. — Да она тебе не даст. А если и даст, то снизу окажешься ты.

— Спорим?

— Спорим!

— Не подеритесь, тигрята, — усмехается Ронда и ставит перед Дином кружку пива, а перед Сэмом колу. Они снова смотрят на табличку на ее груди. — Нет ничего смешнее облезлых тигров.

В углу истошно орет кот — хозяин щуки, наконец, заметил пропажу.

Дин облизывает губы, и это смотрится на редкость непристойно, Сэм снова бесится, хватает стакан и шумно пьет, а Ронда щурится, опускает голову, поощряет.

— Тигрята? — переспрашивает Дин. — Любишь тигрят?

— Люблю, — отвечает она, чуть наклоняясь к нему, — укрощать.

Они пристально глядят друг на друга и отрываются только тогда, когда Сэм давится колой и начинает кашлять.

***

Сэма словно щёлкнули по носу: надулся и не разговаривал всю дорогу до дома, а дома схватил книгу и уткнулся в неё. Ничего интересного, когда братишка выходил отлить, Дин быстро пролистал страницы. Сплошные размышления — ни диалогов, ни экшна. Этак скоро Сэм начнет конституцию читать; странно варят у него мозги. Ну отчего он надулся в кафе? Оттого, что Ронда на него не взглянула?

Эта Ронда — горячая штучка. Что она делает здесь, в этой деревне, по недоразумению считающейся городом? Город! Из одного конца в другой на Импале можно махнуть за пятнадцать минут, не превышая скорости, — то еще захолустье!

Вечереет, и становится прохладно. Дин отрывается от телевизора и тянется за курткой.

— Поехали ужинать, Сэмми.

— В «Медвежий угол»?

Мелкий все понимает и даже чуть улыбается. Как у него получается: и хмуриться, и улыбаться одновременно; не одобрять и понимать, — Дин не понимает.

— Ага, в «Угол». Мне понравилось, как там кормят.

— Как укрощают тигров, тебе понравилось, — поправляет Сэм. — Я пас.

Дину не терпится уехать, да и уговаривать мелкого неохота. Все складывается как нельзя лучше. Обычно Сэм навязывается и торчит рядом — фиг расслабишься.

— Что тебе привезти на ужин? — быстро спрашивает Дин, пока мелкий не передумал.

— У нас осталась еда, — отвечает Сэм и утыкается в книгу.

— Я привезу тебе пиццу, — обещает Дин и толкает дверь.

Дождя нет, даже тучи немного развеяло, и над кромкой леса разлился нежным розовым сиянием закат. Дин долго смотрит вдаль, пока розовый цвет не темнеет, а макушки деревьев не окрашиваются алым, и садится за руль. В машине промозгло, и Дин растирает руки, прежде чем повернуть ключ в замке зажигания. Импала заводится сразу, готовая рвануть с места вперед, но он медлит. Так хочется посмаковать этот вечер, вообще задержать так удачно складывающийся день.

Дин медленно выруливает на мокрое шоссе и едет с небольшой скоростью, словно плывет вместе с облаками мимо озера, над которым стоит пар, мимо тонких стволов березок, мимо людей в штормовках и игрушечных домиков.

Ронда не удивляется, она не говорит ни слова, даже не смотрит, но когда «Медвежий угол» закрывают, в одиннадцать вечера, она кивает на дверь и слегка улыбается. До её домика они идут пешком и всё так же молчат.

Только внутри, закрывая дверь, она интересуется:

— Твой брат не будет скучать?

Ронда смотрит, прикусив губу, и Дин ее обнимает.

— Ты пригласила бы нас обоих? — хрипло спрашивает он, прежде чем поцеловать.

Поцелуй сладкий, как патока, затягивает, и Дин не сразу понимает, когда его чуть отталкивают.

— Он так смешно злился. Настоящий тигренок, — улыбается Ронда и тянет Дина вперёд к лестнице. — Молодой тигр и тигрёнок. Забавное зрелище.

В её спальне почти ничего нет, кроме постели, массивного шкафа, деревянного стула с круглой спинкой, старой растрескавшейся тумбочки и потемневшего зеркала.

Она не дает осмотреться, толкает его на кровать и устраивается сверху. Дин сразу вспоминает слова Сэма, о том, что Ронда его трахнет, и усмехается.

Это мы еще посмотрим, Сэмми.

Он тянется к её волосам, рыжим, а вернее русым, такого же оттенка, как у мелкого, зарывается в них ладонью, а губами скользит по виску, щеке, подбородку. Вторую ладонь — на грудь, упругую, приятную. Ронда останавливает его, раздевается до белья, розового и шелкового. Такой цвет не идет рыжим, но ей идет все. Красотка, без одежды точно красотка.

Дин расстегивает рубашку, Ронда помогает. Девица точно не любит уступать инициативу, и Дин на мгновение снова видит ухмылку Сэма. Он решает уступить, тем более она уже расстегивает молнию на его джинсах. А почему бы и нет?

— Тигр без одежды гораздо симпатичнее, — мурлычет Ронда и ложится сверху. Дин тут же расстегивает лифчик, гладит спину и ягодицы. Ладони скользят под трусики, Ронда выгибается, трётся, как кошка, покачивает бедрами влево–вправо, вперёд–назад, целует его шею и доходит до губ. Она течет под пальцами Дина, течет в поцелуе; шелк мешает, и Ронда чуть приподнимается, Дин хочет убрать руки, но она перехватывает правую и возвращает на место. А затем выпутывает одну ногу из трусиков, вторую, невольно трётся о руку и судорожно выдыхает.

— Джинсы, задний карман, — говорит Дин и получает за это награду, Ронда с презервативом справляется сама. А потом вновь садится сверху.

— Да, детка, — вырывается у Дина.

Договорить, что она может приручить тигра, у него не получается.

***

Ронда поднимает со стула его рубашку, надевает, тонет своими хрупкими плечиками в ней, кажется тоньше. Откидывается на спинку, закидывает ногу на ногу, закуривает. Дин, разморенный, получивший порцию хорошего секса, улыбается:

— А что же мне надеть, детка?

— Можешь надеть мои вещи, тигр. Я не возражаю, — выпускает колечки пара она.

— Сомневаюсь, что твоя рубашка или джинсы мне придутся впору.

— Начни с белья, тигр. Тебе пойдет розовый.

Дин смеется. Ему легко и хорошо.

— Хорошая шутка.

— Я серьезно. Или ты боишься? Того, что станешь не таким крутым, каким хочешь казаться?

— Разводка на слабо? Не выйдет.

— Интересно, а твой брат смелее?

— Сэмми? Сэмми ревнивее. Хотя я его понимаю.

Ронда усмехается. Выпускает клубы дыма, смахивает пепел.

— Нет, это я его понимаю, — отвечает она. — Он ревнует не ко мне, а к тебе.

Не давая Дину обдумать сказанное, она соскакивает со стула и поднимает с пола трусики. Сигарета зажата в зубах, руки у нее свободны, и Дин дергается.

— Ты же не боишься, — сквозь зубы шипит она. Кошка, как есть кошка. С очень ласковыми руками, которые, поглаживая его ноги, поднимаются выше.

Сигарета щелчком отправляется на тумбочку.

— Ну же, тигр! — рявкает она, и Дин невольно поддается, приподнимаясь и давая надеть на себя ее белье.

Трусики слегка влажные, и от этого сразу срывает крышу. Она гладит его через шелк, устроившись сбоку на кровати, поджав ноги и так и не сняв рубашку. Спутанные волосы закрывают лицо: видны только губы, чуть приоткрытые, удивленные, и ямочки на щеках.

Дин снова вспоминает слова Сэма, и его накрывает окончательно. Не отдавая себе отчета, мечась в постели под руками укротительницы, судорожно вдыхая и выдыхая воздух, он видит лицо не Ронды, а Сэма. Даже когда не хватило воздуха, когда она чуть сдвигает шелк и накрывает его ртом там, внизу.

Спор мелкому проигран окончательно, но впервые без всяких сожалений.

Примечания:

1. *Девиз штата: Вперёд; гимн: Вперёд, Висконсин!

Штат практически является заповедником.

2. **Брук Бёрк — американская фотомодель, телеведущая

3. Образ Ронды списан с нескольких фотографий Анжелины Джоли.

0

3

И снова радует меня замечательный автор Танка Морева! :) Дин Винчестер рулит!!! Точно угадан его характер, как и Сэма, впрочем. Девушка получилась интересной, необычной. Вся пикантность ситуации при этом не выглядит пошло, а скорее, это как игра на равных, чем дальше, тем интереснее. Эдакий маленький эпизод из жизни Дина Винчестера, очень хороший эпизод, спасибо :)

0


Вы здесь » Letters from the Earth » Фанфики - гет и джен » Вперед, Висконсин! (от Танка Морева)


Создать форум © iboard.ws