Letters from the Earth

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Letters from the Earth » Слэш » Пророчество для полукровки ( от Mavka)


Пророчество для полукровки ( от Mavka)

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1) Название: Пророчество для полукровки
2) Автор: Mavka
3) Беты нет
4) Тип: слэш
5) Рейтинг: R
7) Пейринг: СС/ГП
8) --
9) Размер: миди
10) статус: закончен
11) Предупреждения:слеш, non con, ООС, AU, принуждение, упоминание ченслеш, изнасилование (не то чтобы так, но в некотором роде), юмор, как обычно – авторский п/а: крылатые выражения фанон типа «это же Снейп» – вставлены в текст умышленно :-)

12) Саммари: С ранних лет пророчества портили жизнь не только Гарри Поттеру, но и Северусу Снейпу. Но, рано или поздно, пророчества исполняются
13) Дисклеймер: все права принадлежат г-же Роулинг

Разрешение получено

0

2

Глава 1

Когда с него содрали ветхое куцее одеяло, Северус открыл глаза… и мгновенно проснулся, подавляя в себе желание закричать. Он только задрожал в своей убогой обшарпанной кровати и сжался под пронзительным мрачным огнем черных глаз старой ведьмы, лежа навзничь на голом волглом матрасе. Его голова просто влипла в тощую подушку в рваной наволочке, мальчик не смел, ни пошевельнуться, ни вздохнуть, пришпиленный этим безжалостным взглядом, словно препарируемое насекомое. Он был без ночной рубашки. Свою единственную ночную рубашку он вчера… ну да… снова не удержался… хотя он уже большой мальчик… Он был за это наказан, как обычно на худеньком теле знакомо ныли ссадины и синяки, рубашка и простыня сохли на веревке на заднем дворе, а соседские дети снова дразнили его и гнали прочь, осыпая обидными словечками.
И вот его разбудили посреди ночи. И незнакомая жуткая старая ведьма сверлит его взглядом. То, что мама была рядом, ничего не значило. Это никогда ничего не значило. От мамы никогда не было ни помощи, ни защиты, ни тепла … ничего. Никогда ничего хорошего. Даже от своего отца-маггла Северус получал больше, будь то ругань, пинки или оплеухи, но тот хотя бы признавал его существование и испытывал к своему неудачному сыну хоть какие-то чувства. Живые, настоящие. Пусть и не слишком-то приятные. Отец иногда грубо велел подтереть сопли, или подтянуть штаны, или пойти поискать какой-нибудь еды на кухне, а то вид как у неделю некормленого, или шапку одеть, когда надо было зимой выносить мусор в бачок на улице. Один раз отец, возвращаясь из бара и наткнувшись на Северуса в прихожей, спьяну погладил его по голове, обдавая перегаром, обнял и проворчал: «И в кого ты такой заморыш?» А мама всегда смотрела на Северуса, если, конечно, смотрела, словно бы его самого не существует, как будто он просто какая-то случайно завалявшаяся в их неуютном доме не особенно нужная вещь. В этот раз она тоже одарила его подобным взглядом.
- Сделай свет поярче, девочка, - прохрипела ведьма. – Чтобы я смогла как следует разглядеть твое отродье.
- Как прикажешь, бабушка, - мама взмахом своей палочки усилила заклинание Lumos, направив яркий безжалостный свет на Северуса.
- Не дергайся и не криви лицо, - холодно сказала она сыну.
Старая ведьма, пристально вглядевшись в черты лица худосочного маленького мальчика, пренебрежительно хмыкнула.
- Да что бы твой полукровка ни сделал, ему это не повредит и не поможет. Я не понимаю, девочка, как ты могла произвести на свет такое… - старуха пожевала сморщенными губами, подбирая определение, - … такое, хммм, на редкость непривлекательное создание!
Каждое ее слово ранило Северуса порезом отравленного ножа.
- Бабушка, - губы мамы сжались в тонкую бледную линию. - Бабушка, он еще ребенок. Ему всего шесть лет. Может быть, когда он подрастет…
- Не смеши меня, Эйлин, - отмахнулась старуха. – С возрастом твое ублюдочное отродье вряд ли станет хоть немного более привлекательным. И забудь даже о мыслях о том, что в Пророчестве упоминается твой сын. Вряд ли. Твой мальчишка слишком уродливый!
Северус из последних сил сдерживался, чтобы не разреветься. Если он заплачет сейчас, его накажут, мама снова его накажет, и это будет очень больно. А может, так будет даже лучше? Лучше, чем слышать, что эта ужасная ведьма говорит о нем. Хотя она не первая, от кого он это слышит. Все так говорят, сколько он себя помнит…
- Да, он Принц-полукровка, это уж точно. Кстати, весьма похож на своего двоюродного деда Максимуса из чистой линии крови. Грязного мерзавца с вечно сальными волосами. Ты точно уверена, девочка, что отец этого – твой красавчик-маггл? – ядовито поинтересовалась старая ведьма.
- Бабушка! – яростно прошипела мама, судорожно сжимая в руке палочку.
Ведьма хрипловато засмеялась, направив на свою внучку, нет, даже не палочку, а всего лишь пергаментно желтый костлявый палец.
- Ты и твое полукровное отродье – позор для семьи Принц!
Северус с недетской тоской смотрел на свою маму, которая сникла и съежилась под пронзительным взглядом старухи.
- Бабушка… я могу вернуться домой? – дрожащим от унижения голосом попросила она. – Без… без этого ребенка, конечно! Я согласна на любые, на любые условия, все будет так, как ты скажешь, бабушка…
- Ну, ладно уж, - лицо ведьмы скривилось в некой неопределенной гримасе. - Ты можешь вернуться, Эйлин.
- Бабушка! Благодарю тебя, бабушка!
- Моим первым условием будет то, что ты вернешься не сейчас.
- Бабушка… когда?
- Когда твоему сыну придет время пойти в школу. Отправишь его в Хогвартс, можешь возвращаться. Разумеется, семья Принц этого мальчишку признавать не будет. Он, ко всему прочему, надеюсь, не сквиб?
- Нет, - нервно сглотнув, мама отрицательно мотнула головой, - он маг. Бабушка, но ведь это значит, что мне… мне надо будет жить здесь еще несколько лет…
- Наслаждайся жизнью, девочка, - злорадно отозвалась старуха. – Ты сама постелила себе постель, тебе в ней и спать.
С этими словами старая ведьма исчезла. Мама Северуса осталась стоять рядом с его кроватью несчастная и потерянная, такой он ее еще никогда не видел.
- Мама! Мама… - жалко позвал мальчик, он соскочил с постели, подошел к матери.
Женщина посмотрела на него сверху вниз. И со всего замаху резко ударила ладонью по лицу. Северус упал, у него зазвенело в ушах, щека в первые секунды онемела, а потом взорвалась болью.
- Мерзкий выродок! Мне надо было бы придушить тебя сразу же после рождения! Из-за тебя мне придется провести еще пять лет в этой грязной дыре! И теперь, дрянь такая, тебя нельзя даже прибить насмерть или отравить… бабушка сказала, что семья примет меня домой только после того, как ты пойдешь в школу! А она – настоящая Принц и никогда не меняет своих решений! Нет, как я могла быть такой дурой, что понадеялась на Пророчество!
- Что за Пророчество, мама? – тихо спросил Северус.
- Древнее пророчество, из поколения в поколения передающееся в нашей семье. О том, что одному Принцу-полукровке будет суждено служить самому могущественному магу тысячелетия, который сделает его своим любовником, - женщина очень неприятно усмехнулась. – Только вот, Северус, в любовники могущественные маги берут себе - красивых мальчиков! Ну, на худой конец, хорошеньких. Или просто симпатичных. Хотя бы хоть как-то обаятельных и милых.
- Я… мама, я не такой? – Северус уже плакал, но сам того не замечал.
Его мать откровенно злобно расхохоталась.
- Ты?! Северус, да ты… и не надейся! Надо же, как ты меня рассмешил! Ты хоть раз смотрелся на себя в зеркало, когда умываешься? – женщина снова засмеялась, теперь уже совсем истерично. - Ты же урод! У тебя уродливое лицо и никчемное тело, ты гадкий и отвратительный, ты моя самая большая ошибка, за которую мне теперь приходится расплачиваться!
Женщина стремительно зашагала прочь.
- Пока я еще здесь, постарайся, как можно реже попадаться мне на глаза! – бросила она, захлопывая за собой дверь.

Ванная комната надолго стала для Северуса истинным кошмаром. Там было зеркало. В которое он должен был смотреть и видеть себя, свое отражение. Свое тело и свое лицо. Северус возненавидел мыться с шести лет. Когда ему исполнилось одиннадцать, прилетела сова с письмом из Хогвартса. В тот же день мать собрала свои вещи и исчезла, бросив его на попечение отца, напоследок, одарив сына пустым и равнодушным взглядом. Но все же, перед этим она выполнила свой долг и сводила его в Косой переулок, показала, где что нужно купить для школы. Объяснила, как попасть на платформу 9 и 3/4. И оставила ему ключ от крошечного сейфа в Гринготтсе, сообщив, что горсть галлеонов, которые лежат там для него, надо растянуть на семь лет, потому что больше ему рассчитывать не на что. С тех пор Северус никогда не видел свою мать. Юный Снейп думал, что чувство, которое он ощущал тогда, навсегда потеряв мать, было облегчением, но… став старше, Северус осознал, что так не плачут, уткнувшись в подушку и горько глотая слезы, когда тебе все равно. Его отец-маггл женился на маггловской женщине, не прошло и пары месяцев. Сразу же, как были готовы документы о том, что он вдовец. Ценой за их оформление стало неохотное согласие терпеть сына от первого брака в своем доме на летних каникулах, пока тот не закончит школу.
Годы учебы в школе магии тоже не были для Снейпа светлым воспоминанием. Некрасивого, нищего, совершенно беззащитного мальчишку-полукровку, которого Волшебная Шляпа, по каким-то своим соображениям, распределила в Слизерин, третировали и травили все, кто только мог. Особенно, вспоминал Северус, великолепная гриффиндорская четверка – Поттер, Блек, Питтегрю и Люпин.
Но в этой школе он нашел свое призвание. Зелья. Удивительное и захватывающее искусство приготовления зелий! Совершенствуясь день ото дня в своем любимом деле, Северус Снейп был почти счастлив. А успехи, которых он достиг, превзошли все ожидания. Да и вообще, учился он очень хорошо, предпочитая проводить все свое свободное время в библиотеке, а не в обществе бездумно-жестоких к нему сверстников. Ну, и в Хогвартсе все же отыскались люди, которые относились к нему по-доброму. Это был его учитель по зельям, до глубины души восхищенный выдающимися способностями мальчика, кстати сказать, надеющийся извлечь из этого в будущем себе немалую пользу. Мадам Помфри, в больничном крыле которой он проводил немало времени. Она лечила его синяки, сращивала переломы, избавляла от последствий брошенных в него гадких заклятий, кормила сладким лечебным шоколадом и разговаривала с ним, стонущим от боли или мечущимся в лихорадке, ворчливо, но ласково. А еще был директор Дамблдор. Умный, добрый и ненавязчивый. Который называл его, как никто другой, «мой мальчик». С которым можно было пить чай вприкуску со сладостями в его кабинете и молчать, а можно было и говорить, что угодно, самые пустые и незначительные вещи, а то и о чем-то серьезном… и директор всегда выслушивал его с понимающей отеческой улыбкой. Нет, не то чтобы Снейп так уж доверял этим людям. Он просто тихо радовался про себя, что они есть.
И все было бы не так уж плохо, пока жизнь Снейпа снова не перекорежило Пророчество. Первый раз Северуса изнасиловали в тринадцать лет. Это сделал дальний родственник из семьи Принцев, знавший о Пророчестве, можно сказать, почти из первых рук, то есть из семейных архивов. На Рождественские каникулы мальчик всегда оставался в школе, как же он был рад, когда один из его чистокровной родни приехал за ним, чтобы забрать на каникулы к себе домой! Перед отъездом мужчина говорил Северусу, что познакомит его со своей женой и детьми, и другими родственниками. Улыбался мальчишке, обещал веселое Рождество в семейном кругу, с традиционной индейкой, нарядной праздничной елкой и подарками. Кстати сказать, в свой дом этот тип его так и не привез, ограничившись съемной квартирой в маггловском Лондоне. Подарки, да, какие-то подарки были. Северус их уничтожил, даже не распаковывая, стоило ему только получить обратно свою палочку, когда мужчина, после того, что сделал, не получив ни малейшего роста силы своей магии, заметно разочарованный тем, что даже если Пророчество верно, то Северус вряд имеет к нему отношение, отвез его через пару дней обратно в школу. А сам отправился домой, встречать с семьей Рождество.
И одним тем разом дело не ограничилось, Принца-полукровку домогались самые разные люди. Вряд ли кто из них испытывал к нему хоть какие-то чувства, но развращали тощего и нескладного одинокого мальчишку методично и безжалостно. Снейп ненавидел лето. В Хогвартсе он еще мог спрятаться и затаиться, не покидая замка даже в выходные дни, как все другие дети, но на летних каникулах в доме магглов… Отец и его новая семья были настолько чужими Северусу, что едва замечали его присутствие или отсутствие.
Точного текста Пророчества не знал почти никто, и большинство полагало, что достаточно как следует трахнуть Северуса, как тот сразу начнет верно служить, да еще с неба свалится магическое могущество. Один из властолюбивых магов средней руки, отымев уже основательно растраханного паренька, не ощутив ни увеличения магической силы и не видя ни малейшего желания Снейпа служить ему, брезгливо сплюнул, и заявил, что если б не некоторая надежда на то, что Пророчество может оказаться верным, на Северуса никто бы и не польстился, настолько тот некрасив. Впрочем, с такими Снейп потом разбирался сам… когда стал взрослым, очень даже неслабым магом и весьма опытным мастером зелий.
Как он всегда считал, самую свою большую ошибку Северус совершил, когда во время очередного мирного чаепития с директором, на вопрос, что же так угнетает «его мальчика» - рассказал ему все. Снейп запрещал себе вспоминать о том, что случилось в тот первый раз. После его искреннего рассказа. Через несколько дней. Когда директор Дамблдор, вместо того, чтобы напоить чаем с сахарными лимонными дольками, уложил его к себе в постель. Нет, директор не был с ним жесток или груб, наоборот, старик был достаточно ласков, но… вместе с тем неумолимо настойчив. Он воспользовался афродизиаком. И да, Северус, несомненно, получил от секса с ним удовольствие, и да, он согласился, почти добровольно согласился Дамблдору служить. Только вот, с того дня он почему-то навсегда разлюбил угощаться сладостями.
Были и еще желающие, кто каким-то образом узнавал о Пророчестве. Северус на своей шкуре ощутил, что такое принуждение, насилие и шантаж. Почти каждый его насильник применял афродизиаки. Его отлавливали, захватывали врасплох, похищали и насиловали раз за разом. Снейп каждый раз, когда это случалось, только цинично усмехался про себя, понимая, что его властолюбивый обладатель всего лишь примеряет на себя Пророчество. Взрослый Северус, утратив даже тот малый подростковый шарм, который у него был, всего лишь использовался как вещь…
Нет, конечно, директор Дамблдор защищал, как уж мог, своего любовника и слугу. Потому что Северус согласился служить ему и дальше, несмотря на то, что получил несколько очень привлекательных и многообещающих предложений из лучших алхимических лабораторий Европы, когда закончил школу.
Пока не нашел себе, как ему казалось, более сильного покровителя. Темного Лорда Волдеморта. Тот тоже его в какой-то степени защищал. От всех прочих. Хотя в постели с этим одержимым властью полубезумным садистом, чем дальше, тем больше теряющим человеческий облик, ему было плохо, плохо по-настоящему, да еще как... Честно говоря, Северус, если бы ему было позволено выбирать, выбрал бы лучше несколько Crucio подряд.
Вряд ли Темный Лорд заинтересовался бы Снейпом, не зная о Пророчестве, но – заинтересовался. Волдеморт, вообще, по мнению Снейпа, на этих дурацких пророчествах был просто зациклен! Сам же Северус считал, что больше всего в жизни ненавидит все, что связано с пророчествами и прорицанием.
Немногим более пророчеств и тех, кто их изрекает, мастер зелий не выносил только свою внешность. Он привык держаться настороже, всячески отталкивая от себя других людей. Он всех заочно ненавидел и опасался. И всегда был готов дать отпор. Особенно честолюбивым магам с их намерениями… Подмяли под себя его только сильнейшие маги – Дамблдор и Волдеморт. Этим – да, этим он служил. Но не потому, что хотел. Деваться было некуда, разве что от одного к другому.
Северус Снейп не знал, что и думать, когда оба его хозяина, если можно так сказать, один за другим «сошли со сцены», а выкормыш Дамблдора, мальчишка Гарри Поттер, новая яркая восходящая звезда магического мира наконец-то добился победы. Согласно Пророчеству, истинным героем которого он являлся.
Дамблдор погиб, Волдеморт уничтожен. После смерти своих хозяев и окончательной победы «Добра над Злом», когда, по словам «Ежедневного Пророка» наконец-то воцарился «мир во всем мире», Снейп должен был бы почувствовать себя свободным… ну да, в какой-то степени так оно и было. Теперь он наконец-то стал свободным человеком. Свободным. Без покровительства и защиты более сильного мага, предъявляющего на него права. Да, теперь он сам по себе. Только вот особого счастья от этого Снейп не ощущал.
Место директора в Хогвартсе нынче заняла профессор Макгонагалл. А сам он, по-прежнему, преподавал Зелья. Хотя в этом году ему наконец-то предложили должность профессора по Защите от Темных Искусств. Снейп надменно отказался, процедив на собрании Попечителей школы, что раз уж ранее не заслужил, то нынче тем более – и пусть они найдут на эту должность более достойного. С нескрываемым злорадством наблюдая за выражениями лиц членов Попечительского Совета, присутствующих в тот знаменательный день на собрании. Образ законченного мизантропа, злобного, гадкого и отвратительного сальноволосого ублюдка, которого он с таким удовольствием разыгрывал столько лет, Снейпу нравился. Не желая признаваться даже самому себе, что не просто притерпелся к такой жизни и статусу ужасного профессора зельеварения, Снейп все же держался выбранной линии поведения целеустремленно и упорно. Самое главное, что он цеплялся за этот привычный образ… еще и в целях самозащиты. От желающих урвать свое из Пророчества для Принца-полукровки.

Когда это случилось, профессор Снейп мысленно проклял сам себя. Ну, неужели он был столь неосторожен, что ослабил свои щиты?! Ведь вроде бы, перед выходом из замка, он выставил самую, что ни на есть, свою мощную защиту! И почему же он ничего подозрительного не почувствовал? Когда, зябко кутаясь в старую потрепанную зимнюю мантию, шел вечером из лавки зелий по Косому переулку. Наверное, не стоило задерживаться в лавке допоздна… Но ему так не хотелось прерывать столь приятную беседу о зельях с владельцем лавки, да и выбирать, что именно он может позволить себе купить из богатого ассортимента предлагаемых редких составляющих для своих новых экспериментов было не столь уж просто, учитывая его ограниченные финансовые возможности… Но как же он мог допустить, чтобы его так легко - обезоружили, оглушили? И аппарировали куда-то. И вот, пожалуйста. Снова. Обездвиженный. Беспомощный. В комнате, в которой темно. И его держит, как игрушку, в своих руках, крупный здоровенный парень и что-то говорит ему низким хрипловатым голосом.
Северусу стало страшно, и его в который раз охватило ощущение безнадежности. Но сдаваться так сразу Снейп не привык.
- Что тебе от меня нужно? – самым своим крайне неприятным профессорским тоном поинтересовался он, прекрасно понимая, что нужно, когда этот парень начал торопливо расстегивать его мантию, воротничок рубашки, стаскивая поддетый профессором под не столь уж греющую в холода старую мантию заношенный вязанный свитер, расстегивая пуговицы дальше.
Про себя в эти минуты Северус невесело смеется, ну вот, опять… То, что похититель подтаскивает его тело к кровати, профессора вовсе не удивляет.
И он, нарочито изображая непонимание, как уж может, издевается, частично над похитителем, а в большей степени над самим собой, спрашивая:
- Это похищение? Да?! И что ты будешь с этого иметь? Деньги?
Похититель не отвечает, он слишком занят, раздевая Снейпа.
- Я похож на богатого человека? – горько перекатывая на языке каждое слово, продолжает говорить Снейп. - Я полукровка. Я школьный учитель без лишнего кната за душой. Моя маггловская родня почти нищая… если бы тебе были нужны маггловские деньги, конечно. А с моих чистокровных родственников выкуп не получишь, они не признают меня.
И слышит, наконец, в ответ полузадушенный вопль:
- Нет! Мне не нужны деньги!
- А что нужно? Старые военные секреты из меня вытягивать… я не боюсь пыток.
- Какие еще пытки? Я не… не собираюсь тебя пытать! – голос парня звучит еще более возмущенно. – Не нужны мне твои секреты!
- Так что же?
- Ты… ты сам… я тебя хочу!
- В принципе, я понял, - философски замечает Снейп, потому что к этому моменту беседы его неспособное к сопротивлению тело уже повалили на кровать, и руки похитителя как раз стягивали с него нижнее белье. - Значит, это будет изнасилование.
И тут ситуация как-то изменилась. Чуть-чуть, самую малость. Но изменилась. И Снейп это почувствовал так ясно и отчетливо, словно бы нечто незримое со всего размаха ударило его обухом по голове. Похититель остановился. Он горестно вздохнул, сел на кровать рядом. И какое-то время больше не происходило ничего.
Долгое, долгое время Снейп лежал, а похититель просто сидел рядом. И ничего с ним не делал. Снейпу стало холодно, он мерз и злился. Мастер зелий был ни сколько не удивлен, что насильник так долго ничего не предпринимает. Наверняка, он этому типу отвратителен… Что ж, к такой реакции не привыкать. У юного Снейпа еще были какие-то иллюзии, что он как-то изменится к лучшему, когда вырастет. Сейчас иллюзий уже не оставалось. Северус был вовсе не слаб или немощен физически, он был высокий, поджарый и жилистый, но мускулы его тела не были особо рельефны. Худой, нескладный, весь из углов, острые локти, узловатые коленки, выступающие ключицы и лопатки, ребра и тазовые косточки выпирают… жесткие сальные волосы… слишком бледная кожа не самого здорового оттенка… да еще и весь в старых шрамах… не говоря уже о «замечательном» лице… Ну что же, сейчас этот тип накачается какой-нибудь возбуждающей дрянью, скорее всего и его глотнуть заставит, чтобы не лежал бревном, и… как обычно.
«Поначалу больно будет, - размышлял Северус, чувствуя, что окончательно замерзает. – Давно уже меня никто не отлавливал… Да и Альбус последние лет десять был слишком стар, для того чтобы со мной забавляться, а Волдеморт после воскрешения вообще перестал быть человеком с человеческими желаниями, слава Мерлину! Так что, будет больно… А может, будет очень больно и не только поначалу, тут уж на какого гада нарвешься. Интересно, этот хоть со смазкой будет мне вставлять или на сухую? А, какая разница загадывать, все равно сейчас сам все узнаю… хотя, - цинично хмыкнул он, - все зависит от размера. Может я, вообще почти ничего не почувствую, а что, и такое бывало. Ну, лучше бы оно и в этот раз было так… »
Пауза затянулась. Снейп мысленно неторопливо перебирал варианты своих последующих действий и как лучше потом избавиться от трупа. Чем больше он мерз, тем больше ему нравилась перспектива оставить труп где-нибудь в сугробе в чаще Запретного леса.
А парень все сидел рядом с ним, совершенно одетый, между прочим, и тяжело вздыхал. Нет, ну, сколько эта тягомотина еще будет продолжаться? Прекрасно зная, что инициатива наказуема, Снейп все-таки решился ее проявить:
- Вообще-то я замерз. Может - вернешь мне одежду?
- Одежду? – растерянно переспросил парень.
- Ну да, одежду, - раздраженно повторил Снейп. - Люди носят на себе одежду. Особенно зимой.
- Нуу… зимой… да…
- То, что сейчас зима, ты хотя бы знаешь?
- Да… зима… конечно. Рождество скоро…
«Редкостный тупица, - подумал профессор. - Разумеется, Рождество. А не Летнее Солнцестояние. Ну, вот он какой, мой рождественский «подарочек»… Ненавижу Рождество».
- А может, отпустишь меня? – предложил он без особой надежды.
- Прости…- сдавленным голосом, почему-то извинился парень. - Не отпущу…
«А то я сомневался», - вздохнул про себя Северус.
Все-таки после его слов, парень начинает действовать. Неприятно знакомый холодок очищающих чар пронизывает тело мужчины изнутри, после чего похититель переворачивает Снейпа на спину. Отменяет обездвиживающее заклинание, применяет другое. Теперь только руки привязаны неразрывными путами к спинке кровати.
«Умное решение, - решает Снейп. – И деваться некуда, и доступ к телу… В прошлый раз меня просто намертво обездвижили в крайне унизительной позе… А так… Лягнуть, как следует я, конечно, могу, но не больше… Нет, пинать ногами по болевым точкам не буду… Изобьет в отместку… или Crucio … потом все равно трахнет… Как же я устал от всего этого…»
А потом похититель накрывает его одеялом. Легким, очень теплым, мягким пуховым одеялом, почти до самого подбородка.
- Теперь не холодно?
- Благодарю, - язвительно огрызается Снейп.
Не обращая внимания на его тон, парень устраивает профессора поудобнее. Поправляет подушки, поддергивает простыни, кутает в одеяло.
- Так лучше?
- Благодарю за заботу, - саркастически хмыкнул Северус. – Сейчас я должен расслабиться и приготовиться получить удовольствие?
Уже сказав, Северус мысленно ругает себя: «Почему я никогда не могу придержать язык? Сейчас точно, или рот заткнут, или просто по морде получу…»
Но – ничего такого похититель не делает, только раздевается сам, забирается к Снейпу под одеяло, устраивается рядом, на боку, приподнявшись на локте, примостившись так, чтобы касаться шеи и плеча мужчины, его вытянутой вверх привязанной руки. Чуть прижимается телом к телу. Вторая рука парня оказывается полностью свободна в своих действиях под одеялом.
«И вообще, если этот тип вдруг захочет еще поговорить, надо хватать удачу за хвост! – накачивал себя Снейп. - Разговорить его, да о чем угодно – знаешь прекрасно, что тогда, хоть чуть-чуть, да станешь немного живым существом – а не просто задницей… для противного ритуала… у тебя будет маленькое преимущество… а когда ты валяешься, голый и привязанный, в кровати неизвестно с кем… тебе оно во как надо….»
Тем временем его обнимают и гладят. Горячая рука касается волос, скользит по лицу, робко пытаясь разгладить складку между бровями, очерчивает скулы и губы. Двигается по шее, по плечам, по ключицам, по груди, проводит по ребрам, снова возвращается вверх, потом вниз к животу… ласкает впадинку пупка, сползает чуть ниже, замирает и скользит обратно..… Ласково. Очень ласково. С большим чувством… желания?
«Хмм… кажется, ему не противно. Тогда чего он так медлил? Странно как-то даже»…
Парень целеустремленно задевает его соски, поглаживает, то один, то другой, мягко потирает пальцами, чуть сжимает. Снейп морщится, ему вовсе не нравится это навязчивое ощущение, но ничего не говорит… ладно хоть не дергает и не выкручивает, не кусает до крови… А у того явно хорошее ночное зрение, заметив недовольную гримасу Северуса, сразу же оставляет его соски в покое. Гладит живот, задевая пальцами бедра, путается в жестких коротких волосках в паху, почти вплотную подбираясь к...
«Надо что-то сказать… Что-то спросить… О, Мерлин, да что же он со мной делает?! Чего он хочет? - в смятении подумал мастер зелий.
- Я не хотел, чтобы это, ну… ну то, что мы с тобой в одной кровати - было так, - словно в ответ на невысказанный вопрос говорит парень. - Но как по-другому – не знаю…
- По-другому, это когда люди встречаются, заводят разговор, признаются в своих чувствах и договариваются о свидании, - иронично отвечает Снейп.
И думает про себя: «Ну, у меня-то самого такого в жизни - не особо было… то есть - и не было… Тоже мне, взялся учить! Дурная преподавательская привычка».
А парень продолжает его гладить, и Северус вдруг ловит себя на мысли, что был бы котом, замурлыкал бы. Приятно ведь! По-настоящему приятно.
- Я бы желал! Очень! Но у меня с тобой так бы не получилось. Я … Я уже не знал, как… А я так тебя хочу, что просто схожу с ума! Я хочу быть с тобой - хотя бы один раз!
- Со мной? – Северус в полутьме таращится на извращенца.
- Да, - со вздохом подтверждает парень.
- Зачем?
- Ты мне нравишься.
- Я?!
- Да.
- Ты меня ни с кем не путаешь?
- Нет! Ты – Северус Снейп.
- Бред какой-то, - констатирует Снейп.
- Ага, - грустно соглашается парень.
Тем временем его рука, совершая путешествие по телу Снейпа, перемещается на бедро, осторожно пробирается к коленям и обратно скользит уже по внутренней стороне бедра. Снейп ежится и невольно делает движение отстраниться. Рука замирает на месте. Парень молчит. Не убирает руку, но и не двигается дальше. Рука очень теплая.
Снейп решает, что лучше продолжить разговор, пусть даже такой идиотский.
- А почему бы - не получилось-то?
- Потому… не получилось бы и все…
- Что, тобой никто не способен заинтересоваться? Ты настолько уродлив? – открыто язвит профессор.
- Нет! – в голосе парня пробиваются искренне сердитые нотки.
- Или репутация у тебя дурная? Темное прошлое? Может быть, бывший Пожиратель Смерти? – издевается Снейп.
- Да нет! Самая что ни на есть хорошая у меня репутация.
- Тогда почему же? – провокационно продолжает расспрашивать Северус.
- Ну, подойди я и предложи что-то подобное - ты бы меня сразу на месте заавадил!
- Вот еще! С чего ты решил, что мне хочется оказаться в Азкабане?
- Ну, если бы не… то послал бы … точно! - забавно фыркает его собеседник.
- Далеко? - ехидно интересуется Снейп.
- Самое ближайшее место – Святой Мунго, - хмыкает парень.
Молчит, какое-то время даже его рука снова замирает, не двигаясь, на теле Северуса, потом продолжает:
- Я мечтал… чтобы можно было так просто… но это несбыточная мечта. С тобой ничего просто не бывает. Ты же – ну ты – это ты!
- Хмм… так мы знакомы? – мастер зелий очень заинтригован.
- В некотором роде…
- Давно?
- Еще как давно!
- И мы явно не друзья?
- Совсем не друзья, - печально признается парень.
«Вот как, - думает Северус. - Становится все интереснее и интереснее».
- Тааак… значит у нас плохие отношения.
- Хуже некуда. Мне кажется, что ты меня ненавидишь…
- А что, есть причины?
Молчит… вздыхает. Бурчит:
- Это ты так думаешь…
- А ты так не думаешь?
- Ну…
- Ты, похоже, вообще не думаешь, наверное - слишком туго с мыслительным процессом… - желчно начинает профессор в своей обычной манере, но обрывает себя, чтобы не наговорить лишнего.
Его же пока не бьют и рот не затыкают… Ох. А он совсем не хочет нарываться.
Похититель, напротив, почему-то совершенно беззлобно смеется над подколкой Северуса.
- Вот, видишь, какой ты всегда ядовитый и колючий! Ты – это ты, другого такого нет!
Слово за словом Снейп и его похититель продолжают вести разговор. Разговор разговором, а теплая и ласковая рука парня все-таки накрыла член Северуса, тискает его… никакой грубости, очень осторожно… поглаживает яички, палец за пальцем пробираются в промежность. Он непроизвольно чуть-чуть раздвигает ноги, облегчая доступ этой восхитительно нежной руке… Заставляя себя сдерживаться, дышать ровно и не замечая, что тембр голоса стал ниже и глубже, и уже какое-то время любые его слова звучат откровенно томно и бархатно…
- И что тебя привлекло? Раз уж я – это я и такой недружелюбный тип?
- Все! Твои глаза. Они такие черные и блестящие! То, как ты смотришь. Ты иногда вскидываешь бровь, я просто замираю, как мне это нравится! Твои губы… ты такой серьезный, ты редко улыбаешься, а если и… ну, это даже не совсем улыбка, но мне нравится, нравится очень! А твои руки… Знаешь, движения твоих рук – они удивительно точны и … ну, изящны, что ли. А какие пальцы, словно у музыканта… Ты бокал с соком держишь в руке и подносишь к губам, а я с ума схожу! Как ты ходишь. Так быстро, словно у тебя всегда в спину попутный ветер, а твоя мантия как грозовая туча… А еще мне твой голос очень, очень нравится! Иногда мурашки по коже, и у меня просто, ну… я чуть ли не… ох, Северус… Ты такой замечательный…
Снейп чувствует горячие прикосновения, слушает бессвязные романтические признания. Он согревается от этих непривычных восторженных слов, под этими почти робкими сладкими касаниями. Ему становится тепло, уютно и даже смешно. Хочется жмуриться и улыбаться. Кровать удобная, любовник ласковый, нежный.
«Если это можно назвать изнасилованием, то, пожалуй, это самое приятное изнасилование в моей жизни, - решает мастер зелий. – Наверное, мне не стоит этого типа потом убивать. Ну, по крайней мере, пока – не за что».
- Увлекаешься пророчествами? – спрашивает он словно невзначай.
- НЕТ!!! Я их терпеть не могу! Все эти пророчества! И всех этих прорицательниц, они своими бреднями только жизнь людям портят!!! Я-то знаю…
- И я, - вздыхает Северус, полностью согласный со своим собеседником.
Похититель возбужден. Очень возбужден. Снейп очень даже чувствует его эрекцию. Но парень не набрасывается на него, все еще медлит. И ласкает. Прикасаясь руками и изредка губами. Жарко и очень, очень чувственно, волей неволей вызывая в теле Снейпа сладкую истому, с каждой минутой Северусу становится все труднее и труднее держать себя в руках и не поддаваться ответному желанию.
И тут в голову Северуса приходит удивительная мысль. Мысль эту мастер зелий озвучивает про себя так: «Он что - действительно ничего не знает о Пророчестве о Принце-полукровке?! И всего-навсего просто – просто хочет заняться со мной сексом? Со мной самим, с Северусом Снейпом?! И это что – Я нравлюсь? Я?! Меня хотят? Меня самого? Да быть такого не может… Или – может?!»
В это время парень, с заметным усилием оторвавшись от зацелованной шеи Снейпа, как раз спрашивает его, не желает ли он чего-нибудь?
- Освободи мои руки и верни палочку, - рассеянно предлагает мужчина, все еще обдумывая свои нежданные мысли.
- Нееет… Ты тогда … тогда от меня мокрого места не останется! Или даже сухого. Может, чего-нибудь другого?
- Ну, а если я желаю цветов, фруктов, шампанского, черной икры и шоколадных конфет? - машинально огрызается Снейп.
- Конечно! – неожиданно бурно радуется похититель. - Вот это – все есть! Я тут много чего… Я - сию минуту!
И парень вдруг резво вскакивает с постели. Первыми ощущениями Северуса было, как ни странно, недовольство и разочарование, он чуть ли не в последнюю секунду проглотил уже готовое вырваться с языка: «Эй, ты куда? Вернись обратно!»
Босые ноги парня шлепают по полу, и вот уже Снейп слышит звучный хлопок открываемой бутылки. Шампанское шипит и проливается, парень вполголоса поминает Мерлина в столь двусмысленных ситуациях, в которых тот вряд ли мог бы когда-либо оказаться.
«Он что, действительно собирается угощать меня шампанским, фруктами, деликатесами и шоколадом?»
- И цветы есть? – растерянно спрашивает Снейп.
Или ему кажется, или в комнате явственно пахнет свежим цветочным ароматом? Посреди зимы ничем таким из-за окна веять не может, неужели правда – живые цветы в комнате? Цветы для него? Мало сказать, что Северус очень удивлен.
- Да… - смущенно признается парень. – Вот, я поставил букет в вазу. Хочешь, я положу их тебе на подушку?
- Нет уж, не надо… - в полной растерянности отвечает мастер зелий.
«Кажется, меня соблазняют. И очаровывают. Это меня-то! Интересно, что за игру придумал этот тип? Ну, не может же быть, что он и правда, хочет сделать мне приятное? Ничего не зная о Пророчестве… не может быть. Не может такого быть. Или может? Или так оно и есть? Нет, наверное, это все-таки какая-то игра. Конечно, игра. Но мне, мне нравится эта игра!»
Снейп томно потянулся всем телом и коварно спросил:
- Ты не освободишь мне хотя бы одну руку, чтобы я мог взять бокал?
Вместо этого бокал подносят к его губам, а теплая ладонь похитителя ложиться ему под затылок, приподнимая, чтобы было удобнее пить. Дорогое шампанское, хороший сорт, отмечает Снейп. Спиртным его накачивали и раньше, только вот, не так. Ведь согласно Пророчеству - он должен служить, а кто будет излишне баловать слугу? Да, Снейп получал, в свое время, немного внимания и фальшивой заботы, в виде прелюдии к сексу или в качестве подачки после. Но никто еще не поступал с ним так – соблазняя и ублажая… Как этот чудной парень. Который из своих рук увлеченно кормит его конфетами, кстати сказать, его любимыми, других сладостей Северус с давних пор терпеть не мог. Горький темный шоколад с обжигающей язык изысканной ликерной начинкой. Покупать который он очень редко мог себе позволить. Деликатесами, ломтиками фруктов.
И все время спрашивает: «А это хочешь? А вот это? Тебе нравится? Хочешь еще? Не хочешь? Что-то другое?»
Снейп забавлялся от души, капризничая, хочу – не хочу. Вот теперь ему становится действительно смешно. Нет, ну странный какой-то насильник на этот раз попался! И все, все, что сейчас происходит, Северусу нравится. Нравится очень. Шампанское. Всякие вкусности. Занимательная беседа. Живые цветы и свежие фрукты, уютная теплая постель, в которой рядом нежный и ласковый и, кстати сказать, совершенно голый парень, страстно мечтающий заняться с ним сексом, это так славно – когда за окнами – зима… и скоро Рождество.
По велению своего пленника, похититель очищает от кожицы сочный душистый персик. Разрезает на кусочки. И кусочек за кусочком вкладывает ему в рот. Ухмыляясь про себя, Снейп облизывает его пальцы, мягко захватывает губами, чуть посасывает, словно ненароком касается зубами и языком. Реакция похитителя забавная и восхитительная, парень не спешит убрать пальцы, тяжело дышит, почти в голос стонет, а руки его дрожат, и сам он весь чуть ли не трясется от еле сдерживаемого желания.
- Ладно, Мерлин с тобой, - ворчит Снейп, - делай уже что-нибудь… А то сейчас взорвешься…
«Надо же, с чего это я вдруг так размяк, - томно думает он про себя. – Наверное, шампанское в голову ударило».
Похититель с отчаянным стоном «Северус!!!» стремительно залезает к нему под одеяло, обнимает, прижимается, целует, куда уж попал, ласкает смелее… Снейп неимоверным усилием воли сдерживает свое возбуждение. Тааак…. Или ему кажется, или едва видимое в темноте тело парня не совпадает с реальными ощущениями? Его партнер ниже ростом и… без груды мышечной массы. Явно - чары иллюзии. Хочет казаться более крутым и мужественным? Не хочет, чтобы его узнали?
А потом парень протягивает руку в сторону и шепчет манящее заклинание. Что-то попадает в его ладонь. Фиал. Темное стекло, мутноватая, маслянистая на вид жидкость. Он отвинчивает пробку и подносит фиал к губам Снейпа:
- Выпей!
- Что это? – нервно спрашивает мастер зелий, сразу же, по запаху узнавая, что это такое.
- Афродизиак, - не скрывает парень. - Я хочу - чтобы ты…
- Не нужно, - Северус весь напрягся.
- Пей.
- Не буду.
- Почему?
- Пожалуйста, не надо. Конечно, ты можешь меня заставить. Но я прошу – не надо, этого – не надо. Я не хочу! Не заставляй меня!
- Ладно. Прости, я только хотел, чтобы и ты… ну, чтобы и ты тоже… ну, почувствовал… чтобы ты желал быть со мной…
И фиал исчез. Снейпу показалось, что он слышал тихо проговоренное Evanesco, но взмаха палочки он не заметил. Тем более что он прекрасно знал, что Evanesco уничтожает только содержимое, а не всю емкость целиком. Иначе, у него в классе зельеделия ни одного котла бы не осталось, отстранено подумал Снейп, поеживаясь от пережитого нервного напряжения, и в очередной раз за этот вечер удивляясь, весьма приятно удивляясь - раньше ему просто зажимали нос, фиксировали челюсть на вдохе и вливали афродизиак насильно. Тем временем похититель снова начинает его ласкать. Жарко, настойчиво... И теперь уже Снейп полностью расслабляется и отпускает на волю свое собственное желание. Расслабиться и получить удовольствие кажется ему не столь уж плохой идеей.
- Почему ты не захотел выпить? – спрашивает парень. - Тебе тоже было бы приятно…
- Ты просто идиот, - соблазнительно мурлыкнул Северус, поворачиваясь и двигаясь бедрами навстречу к жадно жмущемуся к нему парню. - Потому что - мне и так приятно…
Похититель, недвусмысленно обнаружив, что член Северуса очень даже стоит, застонал так, что Снейпа неимоверно сладко пробрало по всему позвоночнику, и он сам уже придвинулся к парню всем своим жаждущим телом. Ответная реакция последовала незамедлительно, парень в мгновение ока навалился сверху, рывком раздвигая его ноги и подхватывая задницу. Снейп не слышит Accio, однако на пальцах, которые один за другим проникают в него, щедрая порция смазки. По запаху и ощущениям мастер зелий чувствует, что эта смазка из лучших сортов. Но сейчас парень сразу вдруг стал слишком нетерпелив. Подготовки явно не достаточно, и когда он входит, Снейпу все-таки больно, он вскрикивает, хотя вполне мог бы перетерпеть и промолчать, но, почему-то, в этот раз обычная сдержанность ему изменяет. А парень трахает его, с каждым толчком протискиваясь все глубже и глубже, трахает и шепчет: «Я тебя люблю… Я тебя люблю, Северус… сладкий мой, мой хороший… самый лучший… я тебя люблю…Северус, Северус, Северус. Северус!»
Даже кончив, парень продолжает его крепко обнимать. И Снейп не пытается отстраниться. Почему-то он чувствует себя… совсем не плохо! Почти довольным. Хотя и не кончил сам, эрекция и боль, в отличие от некоторых других людей, которых он знал в кругу Пожирателей Смерти, никогда не были совместимы для него. Да и быстро все завершилось, и слишком уж энергичный - и не слишком опытный оказался парень. Когда Снейпа брали раньше, было по-другому. Было разное. Была боль, было и удовольствие, и всегда унижение, ощущение, что тебя использовали… Сейчас этого последнего чувства не было.
Любовник, обнимая его обеими руками, наложил очищающее заклинание. И прижался к телу Северуса еще теснее, что-то нежно шепча в перерывах между касаниями губ.
«Беспалочковая магия… интересно, - расслабленно размышляет Снейп, потому что от объятий и поцелуев парня ему по-прежнему хочется томно урчать. - И… кажется, за этот вечер – не в первый раз… Значит, меня сейчас отымел очень сильный маг. Очень могущественный, если после многократного применения с ювелирной точностью заклинаний без палочки даже ни разу не вздрогнул и явно не почувствовал ни малейшей слабости… Да и поймал он меня как-то уж слишком легко… несмотря на всю мою защиту… Могущественный маг. Меня сделал своим любовником очень могущественный маг. О, Мерлин! – вдруг вспыхнула странная догадка. – ПРОРОЧЕСТВО!!! – мысли Снейпа лихорадочно заметались. - А может, я действительно … так называемый, Мерлина мать через плечо, так сказать, «герой» Пророчества о Принце-полукровке?!! Вот было бы забавно!.. И - не мой ли это… хммм… напророченный суженный?!»
Задумавшись, Снейп не обращает внимания на то, что в данную минуту бормочет его любовник. А тот униженно просит прощения и спрашивает, что он может для него сделать, не хочет ли он чего-нибудь? Долгое время не слыша ответа, парень выпускает Северуса из своих рук, весь съеживается, и, кажется, готов уже просто разрыдаться.
- Северус… Северус, любимый, ну прости меня, ну пожалуйста… Тебе не понравилось… тебе было больно… Ну, что ты хочешь, чтобы я для тебя сделал?
- А? Что? – встрепенулся Снейп, обращая наконец-то свое внимание на него.
- Что ты хочешь, чтобы я сделал? – совершенно убитым тоном повторяет парень.
Губы Снейпа дрогнули, складываясь в самую его неприятную ухмылку. Ну, это же было гораздо лучше, если бы он вдруг ни с того ни с сего, от всей души улыбнулся только что трахнувшему его парню? Так, как профессору хотелось сделать на самом деле. Однако привычка взяла свое. А парень был искренне рад даже такой ответной реакции.
- Северус? – выдохнул он, преданно заглядывая Снейпу в глаза.
Как тот уже ранее заметил, парень прекрасно видел в темноте.
«Чары ночного видения, довольно-таки качественно наложенные», - отметил про себя мастер зелий. И решил воспользоваться удачной ситуацией. Чего он хочет? Ну, как образцовый шпион, он всегда хочет информации. Только в этот раз, интересующей лично его, а не кого-либо другого!
- Я хочу, - вкрадчиво заговорил бывший шпион, - чтобы ты мне ответил на несколько вопросов.
- Отвечу… - парень сглатывает и заметно напрягается. – Только не на все…
- Кто ты такой? – вопрос в лоб.
Не то, чтобы Снейп ждал ответа, но попытаться-то можно? Все равно ведь узнает, рано или поздно.
- Северус…- невесело вздыхает его любовник. – Это не тот вопрос, на который я бы хотел отвечать. Не спрашивай меня об этом, ладно? И никакой легилименции!
- Ладно, - совершенно спокойно и без малейшего оттенка каких-либо чувств в голосе соглашается Снейп. - Не буду.
«Ну да, так я и смог бы, как он, без своей палочки… Тааак… а вообще, кто знает, что я легилимент? По пальцам можно пересчитать. Да и то, после войны почти все на том свете. Неужели? Неужели это… – осенило Северуса Снейпа. – НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!!!»
Но что бы профессор ни думал, на его лице это никак не отражалось. Благодаря многолетней практике выживания.
- Что ты собираешься делать со мной теперь? После того, что уже сделал?
- Ничего… ничего плохого!
- Нда? – саркастически хмыкает Снейп. – То есть, не сотрешь память? Не убьешь?
- Нет!!! Я?! Нет! Я тебя люблю!
- А дальше что? Будешь держать меня здесь привязанным к кровати для своего удовольствия? Как свою любимую игрушку?
- Нет!!! Ты не игрушка! Ты, Северус… Ты живой человек, я не смогу поступить так с тобой…
- И что ты со мной сделаешь?
- Я тебя отпущу…
- Сейчас?
На этот вопрос парень отвечает не сразу. Далеко не сразу. И перед тем, как подать голос, он снова обнимает его, и кладет голову ему на грудь.
- Утром…
- Утром, - с затаенным весельем повторяет Снейп. – Понятно… значит это - еще не все. Вечеринка продолжается.
Северус чувствует, как прижатая к его груди щека любовника становится жаркой. О Мерлин и мать его, да он покраснел! Снейпу хочется рассмеяться в полный голос, парень оказался таким милым…
- Ладно, - он из всех сил старается быть серьезным. – Давай так: развяжи меня – и я обещаю, что не сделаю тебе ничего плохого, если ты в ответ честно пообещаешь, что утром меня отпустишь.
- Развязать… - проговаривает тот в сомнении.
-У меня руки затекли… - жалуется Снейп. - Ты же не думаешь, что это приятно – пробыть до самого утра в такой позе… Или ты хочешь меня слегка помучить?
- Нет! Я хочу, чтобы тебе со мной было хорошо.
- Ну, мне с тобой хорошо, - соглашается Северус. – Если не считать, что вот уже Мерлин сколько времени у меня руки к спинке кровати привязаны.
И любовник освобождает его руки, отменяя заклинание. Потянувшись, мужчина садится на кровати и с облеченным вздохом потирает запястья.
«Безрассудный как истинный гриффиндорец, - хмыкает про себя мастер зелий. - Ну кто же верит таким обещаниям?»
Парень сидит на постели совсем рядом с ним, хотя и держится с некоторой опаской. Нервно ерошит волосы. Делает жест, словно что-то поправляет на переносице.
«Ну, точно – он! - с тихим восторгом понимает Снейп. – Надо же, как я попался! Ему. Неее… скорее уж, это он – попался! Мне».
- И… что теперь? – неуверенно спрашивает парень.
Снейп пожимает плечами и усмехается. Совершенно беззлобно и почти дружелюбно.
- Шампанское еще осталось?
- Да! – выдохнул парень с облегчением. Он не сделал ни малейшего движения, а бутылка уже оказалась в его руке. - Ой, тут три капли на донышке… Погоди, я сейчас!
И, не вставая с кровати, левитирует со стола еще одну бутылку и пару чистых бокалов. Снова без палочки. И без труда. Возится с пробкой.
- Давай я открою. А то зальешь тут все, - ворчит профессор.
Аккуратно открывает, разливает по бокалам. Чокаются с хрустальным звоном. Пьют. Снейп совершенно невозмутим, а его любовник не знает куда деваться.
- И… что теперь? – повторяет он.
- А что ты хочешь?
Парень ерзает на кровати, сглатывает и молчит. Северус от всей души тайно наслаждается его смущением. А потом, отставив в сторону, на прикроватную тумбочку пустой бокал, сам тянется к нему, слегка обнимает и чуть-чуть улыбается, наконец-то улыбается по-настоящему.
- Давай целоваться?
- Давай!!!
Парень просто набрасывается на Северуса, с диким энтузиазмом опрокидывая его навзничь. Зубы стукаются.
- Эй, полегче!
- Прости…
- Ладно, ничего…
Мало сказать, что Снейпу нравятся эти поцелуи. Такие изумительно сладкие… горячие… Таких еще не было в его жизни. Он был готов снова и снова отдаваться этому дивному удовольствию, чуть ли не забывая, что надо еще и дышать. Но показывать так уж явно, что ему безумно нравится это занятие, нет уж, это лишнее. Отстраняясь, Северус, уткнувшись куда-то в область шеи, впрочем, не удержавшись, чтобы не лизнуть несколько раз доверчиво предоставленное ему нежное местечко, спрашивает:
- Раньше то почему ни разу не поцеловал меня в губы? Не хотел?
- Северус, хотел! Еще как! Но… Боялся…
- Боялся, что укушу? – эти слова Снейп жарко выдохнул своему любовнику в шею и чуть-чуть, самую малость прикусывая зубами, вызывая тем самым весьма забавный и приятный для слуха звук.
- Нет… - откровенно прошептал в ответ парень. – Боялся, вдруг, ты - отвернешься… оттолкнешь меня!
- Вот еще… - бархатно мурлыкнул Снейп.
И приступил к более активным действиям. Руками и губами изучая тело молодого любовника, находя и осваивая точку за точкой, прикосновения к которым вызывали у партнера столь дивно-сладостную реакцию. Меняя позиции и перекатываясь по кровати, то отодвигаясь, то жарко вжимаясь тело к телу. Парень изнывал и извивался под этими мучительно-сладкими, умелыми ласками, задыхался и постанывал, шепча или выкрикивая его имя. Оказалось, что парню неимоверно нравится, когда ему проводят с еле заметным нажатием кончиками ногтей в области лопаток и по позвоночнику до поясницы. Или просто пальцами и ладонью по его шее, от уха до самого плеча. Когда его слегка поглаживают в районе тазовых косточек. С разной степенью нажатия касаются внутренней стороны бедер от коленей до паха. И, когда его соски ласкают. Снейп гладил их подушечками пальцев, чуть-чуть прищемлял, попеременно лизал и посасывал. С величайшим увлечением проделывал раз за разом все эти и многие другие вещи, стремясь доставить своему любовнику как можно больше чувственных ощущений. Покоряясь ласкам, парень совершенно потерял всякий контроль, да так, что даже наложенные им на себя чары стали размываться и рассеиваться. Подозрения мастера зелий теперь уже точно перешли в уверенность. Ну да, чары иллюзии, изменяющие внешний облик и звучание голоса. Очень скверный самоконтроль. Неимоверно могущественный маг. Еще очень молодой. Неопытный. Они знакомы не первый год и явно не друзья. Знает, что Снейп – легилимент. Ну, конечно, кто бы это еще мог быть!
И ему становится легко. Все с этим парнем кажется легко и просто, и очень естественно. А уж как с ним сладко ласкаться в постели! И Северус неутомимо прокладывал своими руками и губами по его телу свои пути, наслаждаясь каждым мгновением разделенной страсти. Когда мужчина добирается до члена парня, тискает по всей длине, несколько раз подряд вылизывает и втягивает его головку в свой влажный горячий рот, тот почти кончает, только вот его старший любовник, не желая столь поспешной разрядки, вовремя успевает сжать основание члена опытными пальцами. И отстраняется.
- Сееееверуууус! – в исступлении воет парень, - аааах, Северус, пожалуйста, ну пожалуйста!
И, хватает его, сжимая почти до синяков, в своих руках, пытается добраться до любовника, лихорадочно повторяя:
- Я хочу тебя! Я хочу тебя! Тебя! Сееееверус! Аааах, Северус! Я люблю тебя, люблю! Я хочу тебя! Очень хочу, прямо сейчас! Можно? Можно я… Можно мне… Пожалуйста! Ну, пожалуйста!
Снейп перевернулся на живот, подтягивая под себя одну из подушек и принимая наиболее удобную для него позу, но при этом он достаточно твердо и решительно воспрепятствовал попыткам любовника сразу же достичь желаемого.
- Только, давай, ты будешь это делать не так, как в первый раз?
- Конечно! – парень на все согласен. – Я же понял… Первый раз тебе совсем не понравилось… Я все не так сделал, да?
- Все так. Только вот, - недовольно заявляет Снейп, - я не люблю боли. Есть люди, которым нравится жесткий секс, а есть, кому нет. Так вот, я из тех, кому это не нравится.
- Я все-таки причинил тебе боль… – в голосе любовника звучит самое искреннее раскаяние. - Прости!!! Честное слово, я не хотел!
- Ерунда. На самом деле было не так уж и больно. Но чересчур энергично.
- Северус! Ты говори мне, что и как – и я буду… все так, как ты скажешь!
- Скажу, все скажу, не сомневайся! - ехидно ухмыляясь в подушку, отвечает профессор, раздвигая ноги. – Ну, ты готов приступить к делу? Где там у тебя смазка?
На этот раз, когда Снейп четко и методично руководит действиями своего любовника, подготовка к интимному вторжению в его тело проходит на самом высшем уровне. Уже только от этого ему становится необыкновенно хорошо, волны желания мучительно пронизывают все тело, Северус весь изнывает и вплавливается в постель, теперь сам уже нетерпеливо ерзая бедрами и бесстыдно откровенно насаживаясь на растягивающие его скользкие пальцы. Он жаждет прикоснуться к своему яростно напряженному члену, однако решительно отказывает себе в этом удовольствии, прекрасно понимая, что может не сдержаться и преждевременно кончить, что значительно испортит ему предвкушаемое наслаждение.
- Давай! Теперь можно, - низким прерывающимся голосом простонал он. – Хочешь меня, да?..
Получая в ответ страстный сдавленный стон и столь желанное первое, совсем не глубокое проникновение через кольцо мышц, жгуче-сладко отозвавшееся во всем теле, аж до кончиков пальцев на ногах.
- Да не осторожничай ты так! Мало ли что я тебе говорил! – рычит Снейп. - Двигайся дальше!
С большим энтузиазмом любовник входит глубже, но… Северус сердито шипит от разочарования:
- Нет! Мерлина мать, нет, не так!
- Тебе не нравится?
- Да уж, не очень… Не тот угол. Выйди из меня!
С неимоверно тяжелым вздохом парень подчиняется. Северус подгребает под себя еще подушку от изголовья кровати, устраивается удобнее - и командует:
- Давай сюда снова! Я направлю…
А вот теперь его любовник входит под правильным углом, вызывая целый вихрь восхитительных ощущений. Только потом неуверенно замирает.
- Да входи же ты дальше! Сколько можно ждать?
Движение, толчок, еще толчок. При этом парень задевает самое что ни на есть чувствительное место. Северус приглушенно стонет.
- Я снова сделал тебе больно?
- Да нет же, идиот! Все нормально! - сам поддается навстречу. - В любом случае, ты не причинишь мне никакого вреда, я уже давно растраханный… Двигайся!
Стоны, движения взад и вперед, сладостные всхлипы, интимные звуки, тяжелое дыхание. И сердце колотится о ребра в бешеном ритме, давно уже Северусу не было так хорошо… Если вообще, когда-нибудь было – так – хорошо…
Однако, когда его любовник, зарвавшись, слишком ускоряет темп, Снейп находит в себе силы выговорить профессорским приказным тоном:
- Вовсе не обязательно так уж активно! – и резко сбавляет тон. – Нееет… Не останавливайся! Двигайся – но медленнее, словно покачиваешься…
- Мммм…- постанывает парень, послушно повинуясь. - Так?
- Дааа… - выдыхает в ответ Северус.
- А дальше можно?
- Нужно… только без судорожных рывков… это вроде как массаж… ты мне, я тебе… Ааааах! Да, вот так… Еще! Не останавливайся! Еще… Оооо, даааа!
Теперь они оказались вплотную притиснуты друг к другу. Восхитительно расплавляющие до небесного блаженства движения, конвульсивно сжимающиеся мышцы, вздохи, стоны… Жадная рука, пробравшаяся через бедро и обхватывающая сладостно-мучительно напряженный член…
- Слааадко… как сладко…- шепчет парень, размеренно плавно толкаясь в полностью отдающееся ему тело. – Я люблю тебя, люблю! Мой, мой Сеееверус!!!
Кончили они почти одновременно. И долго не могли отдышаться. Снейп первым пришел в себя, и, выскользнув из-под расслабленного, разгоряченного тела любовника, прозаично напомнил ему об очищающих чарах.
«Хмм… Он бы сейчас из кожи выпрыгнул, если я вдруг добавлю сотню баллов Гриффиндору! - самодовольно и умиротворенно подумал профессор. - Хотя… в этом случае, Слизерину тоже стоило бы добавить, как минимум, баллов двести!»
- Тебе понравилось? – почти совсем сонно спросил его любовник.
- Если я скажу - «Нет!», ты поверишь? – иронично хмыкнул Снейп.
- Не поверю!!! Ни за что не поверю! – парень, сразу же сбросив сонное оцепенение, звонко заливисто рассмеялся.
- И правильно сделаешь, - констатировал профессор, поглаживая томно льнущее к нему тело любовника. – В этом столь забавном занятии есть некоторые моменты, которых ты, судя по всему, еще не знаешь.
- Какие же? Скажи, я только рад буду у тебя поучиться!
- Неужели? – ирония в голосе профессора зашкаливала вплоть до самого, что ни на есть, едкого сарказма.
- Истинная правда!
- Что ж… буду не против тебя просветить. Хотя, ты отнюдь не производишь впечатления человека, который вообще способен чему-либо учиться, - теперь уже бархатный тон голоса Северуса в эти минуты был прямо противоположен его словам.
И жизнерадостное сдавленное фырканье парня послужило тому явным подтверждением.
- Ты сам был когда-нибудь снизу? – провокационно спросил Снейп.
- Я? Ээээ… нет, - заметно смутился парень. – А… что… Ты хочешь?.. Нууу… Я согласен. Ну, я готов… то есть… может быть, не… Но если ты хочешь, то я…
Теперь уже пришла очередь смеяться Снейпу.
- Нет, ну ты действительно! Ты просто идиот! – Снейп откровенно хохотал над своим любовником. – Да с чего ты так решил? Ох, тоже мне, мученик! Святой Мунго! Больница его имени по тебе плачет!
- А что? – насупился парень.
- Да ничего! Я всего-навсего хотел тебе объяснить, что когда твой партнер снизу уже кончил, у него не будет уже тех… ну, весьма сильных приятных ощущений, когда ты его трахаешь. А почему оно так, предлагаю выяснить самостоятельно. Возьми любой учебник анатомии, все равно, маггловский или магический, и прочитай соответствующие главы.
- Ооо, да! Ну конечно, именно так я поступлю, - настроение парня стремительно скакнуло вверх. – Ты, в свое время, тоже так сделал?
- Нет, - сухо ответил Снейп. – Мне пришлось… пришлось получать знания другим путем… гораздо менее интересным… И знаешь, я бы не хотел сейчас об этом вспоминать. И ни сейчас, и никогда. Ладно?
- Ладно, Северус, - став вдруг неожиданно серьезным, сказал парень.
Он как-то очень по-взрослому, решительно, властно и очень нежно привлек к себе худое, угловатое тело своего мужчины. Обнимая. Прижимая к себе. Укрывая в своих надежных объятиях.
- Я хочу, чтобы тебе было хорошо.
- Мне было хорошо, - честно согласился Снейп. И добавил более язвительным тоном: - Тем более, когда ты понял, что для того чтобы доставить своему партнеру удовольствие, незачем выворачивать ему задницу наизнанку.
- Ну, Северус!!! Какой же ты все-таки!
- Какой уж есть.
- Ну и ладно. Мне другой – и не нужен! Мне вообще, никто не нужен, кроме тебя…
Парень снова говорит Снейпу о любви. Северус слушает, рассеянно гладит своего любовника, тот ласкает его в ответ. Они снова целуются. Ночные часы пролетают совсем незаметно… Пьют в постели шампанское. После предложения парня – давай съедим, что там осталось, вместе уничтожают съестное, подкрепляя силы. Как скоро силы его любовника восстановились, Снейп понял на ощупь уже довольно-таки давно. Поцелуи и прикосновения парня становятся все более жаркими.
- Северус? А может быть… А можно мы еще… ну… это…
- Конечно! – тихонько смеется Снейп. - Как ты хочешь? Снова в задницу? Или… - мужчина поднес его руку к своему лицу и недвусмысленно захватил большой палец губами, провоцирующе облизывая языком и влажно посасывая. – Только попроси! Я сделаю для тебя все.
- Сеееверус… Да, да, пожалуйста! - благодарно всхлипывает парень, зарываясь другой рукой всей пятерней ему в волосы и подтягивая к себе ближе.
И тонет в омуте восхитительных ощущений, которые доставляют ему опытные чувственные губы Снейпа, его язык, его умело расслабленное горло и развратно-проворные пальцы.
После сокрушительной разрядки обессиленный и удовлетворенный парень доверчиво задремал на его плече. Самому Снейпу, несмотря на приятную усталость, заснуть не удалось, слишком многое ему надо было решить и как следует продумать.
«Служить этому мальчишке? Брось, Северус, какие тут могут быть сомнения? Хочешь или не хочешь, ты уже давно ему служишь! То брыкающуюся метлу в воздухе поддерживаешь, то от взбесившегося в полнолуние оборотня собой заслоняешь… Пытаешься чему-то научить уже столько лет. Да и вся твоя столь нелегкая шпионская деятельность - для чего она была? Для его победы! А стать его любовником – оказывается так восхитительно…» Мысли Снейпа плавно перетекали одна в другую, смешивались и таяли… Парень ворочался во сне, притискивался к нему, закидывая на него то ногу, то руку. Снейп не мешал ему и не отодвигался. Он так и лежал до самого утра, млея от близости своего суженного и слушая его мирное сонное дыхание.

Несмотря на то, что окна были зашторены, в комнату начал пробираться утренний свет. Парень проснулся. Несколько минут он, едва дыша и совсем не шевелясь, молча лежал в обнимку со своим любовником. Потом как-то очень нежно потерся щекой о его плечо.
- Ну вот, наше время закончилось, - проговорил он, и голос парня звучал неимоверно грустно и печально.
«Сколько патетики, нет, ну просто трагедия какая-то», - растроганно вздохнул про себя Снейп.
- Я никогда не был так счастлив, как в эту ночь с тобой… И никогда больше не буду!.. Никогда не забуду… Никогда-никогда-никогда! Этот наш с тобой единственный раз…
Снейп уже был готов открыть рот и сказать: «Почему же единственный?», но не успел. Парень мягко приложил указательный палец к точке между его бровей и сказал:
- Спи!
Проснулся Северус уже один. С ощущением, словно бы он перешагнул порог, а перед этим долго стоял в темной комнате перед закрытой дверью. И кто-то – открыл эту дверь для него. Сны Снейпу снились редко, чаще – кошмары, так что он никогда не забывал ставить рядом с кроватью флакончик с собственноручно приготовленным зельем Сна-без-Сновидений. Но в этот раз профессор зельеварения видел сон. Пробудившись, он не мог вспомнить деталей сна, помнилось только что-то огромное, подавляющее и сияющее, полифония шепчущих слова Пророчества для Принца-полукровки неземных голосов, и еще один голос, перекрывающий все прочие, гулко и торжественно, словно удары колокола, раз за разом произносивший: «Исполнено!»»
В первый момент мастер зелий зажмурился от ярких солнечных лучей, заливающих комнату. Теперь шторы на окнах этой комнаты были раздвинуты, как бы нарочно для того, чтобы это помогло ему проснуться.
Снейп, отбросив в сторону одеяло, сел на постели, спустил ноги вниз и… его босые ступни уткнулись в мягкие домашние тапочки. А на спинке кровати висел атласно-черный халат, элегантно украшенный серебряными вставками-змейками. Внимательно осмотрев помещение, профессор почти сразу догадался, где находится. Сунув ноги в тапочки и накинув халат, который оказался ему несколько великоватым, Северус хмыкнул, завернул рукава, потуже затянул пояс и подошел к окну. Ну, конечно же, это Хогсмид. А, судя по интерьеру, он пребывал в «Трех метлах», и, кажется, в самом лучшем номере из тех, что мадам Розмерта предоставляет своим клиентам на втором этаже. Не всем, конечно, а только тем, кто готов за эту услугу весьма и весьма щедро заплатить…
Помимо плотно прикрытой входной двери, в номере была еще одна, приглашающе полуоткрытая, Северус шире распахнул эту дверь и увидел ванную комнату, в которой сама ванна была уже наполнена магически подогревающейся водой и пузырилась душистой пеной, с ненавязчиво рождественским хвойным ароматом. На полке у зеркала возлежала стопка пушистых полотенец в цветах Слизерина, мыло и шампунь, флакон с магическим депилятором для лица, зубная паста и новенькая щетка. Против того, чтобы воспользоваться столь заманчивым предложением этим утром у Снейпа не было ровным счетом никаких возражений.
Из ванной он вышел сияющий и умиротворенный. С полным подсознательным ощущением, что теперь так будет всегда, а его детские кошмары по этому поводу вдруг исчезли, окончательно и бесповоротно.
Самочувствие у Снейпа было просто замечательным. Тем более что он и раньше заметил, на стуле возле кровати висит его аккуратно выглаженная зимняя мантия, на которую были явно наложены дополнительные согревающие чары. Там же находятся жилет, свитер и свежевыстиранная рубашка, стопка свежего нижнего белья. А рядом - новые теплые носки. Тонкая вязка, чистая шерсть. Таких у него никогда не было. Под стулом стояли начищенные до зеркального блеска ботинки.
На столе торжественно красовалась слегка аляпистая ваза с пышным букетом цветов. Сам букет был составлен абсолютно варварски, Белая Хризантема Инодиум «Наряд невесты» беспорядочно мешалась с Аметистовым Левкоем, Темно-синим Фламиром, Космеей «Морская раковина» и Венидиумом «Принц». Снейп решил, что перед уходом обязательно, наложив чары уменьшения, захватит с собой этот нелепый букет, потому что… да хотя бы только потому, что это были первые в его жизни подаренные ему, лично ему цветы. И профессор категорически намеревался сохранить себе на память эти растения, вплоть до последнего листика и лепестка. Впрочем, оставлять мадам Розмерте заботливо приготовленные любовником для него тапочки, халат и все прочее он тоже отнюдь не собирался.
Там же был сервирован весьма плотный и обильный завтрак, с графином охлажденного сока и пыхтящим самоподогревающимся кофейником, возле которого примостилась сегодняшняя газета. А на углу стола, на пакете с его вчерашними покупками, лежала палочка Снейпа. Причем, рядом с тем пакетом был еще один, раза в три больше размером, содержимое которого профессор зельеварения тут же принялся с великим энтузиазмом изучать. Нет, ну надо же! Там было практически все, что бы он очень хотел приобрести, но из-за цены не мог себе позволить… Ох… даже довольно-таки объемистый флакон с драконьей кровью! И чешуя василиска! Которую нынче, вообще, нигде невозможно достать.
Северус уселся завтракать, то и дело улыбаясь, до глубины души согретый столь искренней и трогательной заботой.
К тому же, ему сейчас совершенно не нужно было никуда торопиться, потому что сегодня его уроки начинались только со второй половины дня. О, Мерлин, как же ему теперь нравится этот парень! Обо всем позаботился, все тщательно предусмотрел… Позаботился о нем, о Северусе Снейпе. Как никто и никогда другой.
В Хогвартс профессор возвращался в самом, что ни на есть отличном настроении. Он ощущал себя так, словно бы с его души свалился камень, который тяготил его много лет. Так вот, оказывается, как себя чувствуешь, когда сбывается твое Пророчество!..

0

3

На уроке сдвоенных зелий седьмого курса Гриффиндора и Слизерина Снейп вел себя не совсем так, как обычно. Он был несколько рассеян, задавая ученикам самостоятельную работу, да потом не обращал на них ровным счетом никакого внимания, просто сидел за своим столом и делал вид, словно что-то читает и пишет. Исключение мастер зелий сделал только для Гарри Поттера. Несколько раз, резко вскидывая голову, коротко одаривал его своим фирменным взглядом. И каждый раз мальчишка чуть ли не подпрыгивал на месте и мучительно заливался краской.
Ну - точно, Гарри Поттер! Без всяких сомнений. Чтобы не расхохотаться в голос, не выдать себя, Снейпу потребовалась все его силы и вся благоприобретенная за долгие годы выдержка.
Изо всех сил профессор зельеварения изображал самое мрачное и неприятное выражение лица, какое только смог. С неизменным успехом. И старался, очень старался даже краешком губ не ухмыляться, слыша еле различимый перепуганный шепот своих студентов:
«Что это со Снейпом?»
«Мерлин его знает…»
«Кажется, он не в настроении…»
«Ой, мамочка… мне страшно!»
«Он сегодня и выглядит как-то не так…»
«Тсс… сделаем вид, что нас здесь нет…»
«Может, он сегодня не с той ноги встал…»
«Ужас какой…»
«Тихо! Только бы не привлечь его внимания…»
Наконец-то это занятие подошло к концу. Крайне неприязненным тоном Снейп задал классу домашнее задание и брезгливо сообщил, что на сегодня все могут быть свободны. И еще раз, напоследок, пристально-остро пронзил Поттера недобрым взглядом. На этот раз Гарри не отвел глаз. В глазах мальчишки плескались туман и отчаяние, и осколки счастья.
«Вот бестолочь - вся душа нараспашку…» - почти нежно подумал Снейп.
Долгие, казалось бы, бесконечно растянутые во времени мгновения вчерашние любовники смотрят друг на друга. Гарри не двигается с места, Гермиона дергает друга за рукав мантии, Рон что-то шепчет. Гарри отмахивается.
- Мистер Поттер! – негромко произнес Снейп. - Мне кажется, что вы очень хотите мне что-то сказать?
- Да, сэр! – хриплым срывающимся голосом отвечает Гарри, он словно кидается с обрыва в омут вниз головой. - Вы… вы догадались?
- О чем, Поттер?
- Что это был я!!!
Снейп усмехается не особенно приятно и медленно кивает.
- Да, Поттер. И, как видите, без всякой легилименции, - небрежно поигрывая палочкой, спокойно констатирует мастер зелий.
Гарри двигается на шаг вперед, не делая ни малейшей попытки достать свою палочку.
«Правильно, - веселится про себя Снейп, - зачем ему палочка, с его-то силой? И так по стенке способен размазать любого… хотя еще подросток. Да еще - его с каждым годом растущая сила сознательно или стихийно устраняет с его пути тех, кто пытается ему противостоять. Или, - тут мастер зелий очень кстати вспомнил мнящего ранее себя столь умным и прозорливым Дамблдора, - желающих превратить его в свое оружие, в «своего мальчика», которым можно как угодно манипулировать… А вот – и не получилось, директор! Ошибочка вышла! Поттеру можно только служить… или вовремя убираться с его дороги. В этом тысячелетии ему нет равных. Дааа… Миру крупно повезло, что этот мальчишка светлый, а не темный маг».
- Ну, и я даже рад! – тем временем решительно заявляет Гарри, - Профессор Снейп, сэр! Хочу, чтобы вы знали! Я - ни о чем не жалею!
- Даже так? – Снейп иронично приподнимает брови.
- Да!!! – Гарри почти кричит. – Потому что я… я…
- Что, Поттер?
- Я люблю тебя!
Все, кто еще оставался в этом кабинете, были в шоке.
- Ну, я не уверен, что об этом следовало вот так сразу объявлять всей школе, но что сделано, то сделано, - откровенно недовольно поморщился Снейп. – Ну, ладно уж… Встречаемся после ужина?
Гарри меняется в лице, он ошарашен, растерян и – неимоверно счастлив!
- ДА!!!
-У тебя или у меня? Хотя, Поттер, это, несомненно, риторический вопрос, - снисходительно хмыкает Снейп. - У меня, в моих комнатах в подземельях, нам будет гораздо удобнее, чем в Гриффиндорской башне.
- Да, конечно… - Гарри весь вспыхивает от восторженно-жаркого предвкушения.
Однако мальчишке, как видно, все и этого еще мало. И он, практически совершенно не контролируя себя, спрашивает то, о чем желает знать сейчас, сию минуту - больше всего на свете, невзирая ни на что, ни с чем не считаясь, подставляя свою душу под удар, страстно желая ответа, и отчаянно боясь услышать ответ, но все же спрашивает, да еще в открытую.
- Северус… Северус, я тебя люблю, - голос его дрожит и прерывается от еле сдерживаемого волнения на грани помрачения рассудка. - А ты… ты меня любишь?
Снейп ответил ему не сразу.
Как сына изводившего его в школьные годы Джеймса Поттера, да еще внешне похожего на него как две капли воды, Снейп его ненавидел. Как избранного любимчика Дамблдора – опасался. К прославленной в самые юные годы знаменитости Северус испытывал недвусмысленную неприязнь. К Спасителю магического мира был равнодушен. Но - к спасителю самого себя – со вчерашнего вечера у него появилась самая искренняя симпатия! Чему весьма способствовала столь замечательно проведенная ночь и не менее славное утро. Если мальчишка желает обозвать это любовью - ну, что же - будет ему любовь.
«Мой суженный. Мой Золотой Мальчик. И чего он мне раньше так не нравился? – с чувством глубочайшего удовлетворения подумал Северус про себя. - Сплошные плюсы! «Герои» исполненного Пророчества потом уже никого ни в каком плане не интересуют. А то, что мальчишка дословно исполнил одно Пророчество, уничтожив Волдеморта, заставит всех до единого - безоговорочно поверить, что исполнено и второе. Пророчество для Принца-полукровки. Да ведь меня теперь - ни одна скотина больше пальцем не тронет!!! Кому охота последовать за Волдемортом? К тому же, покушаться на избранника самого могущественного мага тысячелетия – бессмысленно, чрезвычайно опасно… и уже не за чем! А вот благородное семейство Принц может нынче утереться и покусать локти! - злорадно восхитился Снейп. - Особенно прабабка. От всей души надеюсь, что старая ведьма еще жива!»
Следующая мысль, осенившая Снейпа, была еще более приятной.
«У меня больше нет причин безвылазно сидеть в защищенных подвалах Хогвартса. Можно без опаски бывать, где вздумается, не оглядываясь каждую секунду! Можно путешествовать, посмотреть мир. Да хотя бы вместе с ним! Парень, как и я, совершенно нигде не был. Он же скоро закончит учиться – что он собирается делать? И Гарри Поттер несметно богат, это не секрет. Кругосветный круиз… - мечтательно вздохнул мастер зелий. - Ну, Поттер, уж это - ты мне должен, как минимум!»
Пока Снейпа посещали все эти замечательные мысли, мальчишка с жадным, испуганным и отчаянным видом ждал ответа.
- Интересный вопрос, - спохватившись, заговорил наконец Снейп. - Разумеется, ГАРРИ… - впервые назвав мальчишку по имени, Северус сделал довольно-таки многозначительную паузу, - Ты полагаешь, что я собираюсь отвечать тебе публично? Ну, знаешь ли, не у всех такая тяга к эпатажу на публике, как у тебя. А в следующий раз ты захочешь, чтобы я пришел на квиддич в шарфе гриффиндорских цветов и истерично болел за твою команду?
По губам профессора зельеварения скользнула тонкая змеиная улыбочка.
- Знаешь, Гарри, у меня в гардеробе таких расцветок нет, хмм… тебе придется одолжить мне свой.
- Я дам тебе свой шарф!!! – от безудержной радости Гарри Поттер так и расплылся в абсолютно счастливой улыбке.
Если «это», по его мнению, в исполнении его колючего любимого - не «да», то мальчишка был готов тут же слопать Волшебную Распределительную Шляпу без соли и без сахара. В словах Снейпа Гарри услышал то, чего так хотел и ждал, и он был неимоверно счастлив.
- До вечера, Гарри. Да… Только вот… Заданная работа по зельям для тебя не отменяется, - в меру язвительно хмыкнул Снейп, однако, видя как у того вытягивается лицо, слегка усмехнулся. - Но я помогу ее тебе сделать.
- Ага! Это будет здорово! Северус… - физиономия мальчишки снова сияет.
- И у меня нет шампанского. Мы будем пить чай.
- У меня есть! И вино. И коньяк. И текила. И огневиски тоже! – с невинным видом подмигнул Гарри.
- Ну что же, тогда можешь сегодня вечером весело распить все это со своими друзьями, - категорически заявил Снейп, хмурясь и поджимая губы.
Гарри испугался чуть ли не до колик.
- Нет, что ты, Северус, чай меня вполне устраивает!
- Тогда – до вечера!
- До вечера, Северус!
«Надо будет проследить, чтобы мой юный герой не спился, - озабоченно решил Снейп. - О Мерлин, будь он еще немного моложе, мне пришлось бы следить, чтобы он не испортил себе зубы неумеренным поглощением сладостей… Впрочем, он сейчас еще в том неопределенном возрасте, когда возможно и то, и другое».
Размышления о будущем Снейпа продолжались и после того, как онемевшие от переизбытка шокирующей информации друзья чуть ли не насильно утащили Гарри из кабинета зельеварения. В кои веки мастер зелий позволил себе напрочь отрешиться от реальности и вволю помечтать.
Думал он и о Гарри, о том, что на самом деле знает о нем, как о личности, а не как о Мальчике-Который-Выжил, очень немногое. А ведь на самом деле Гарри Поттер давно уже не мальчик, невозможно оставаться ребенком, столько пережив и потеряв. Тем более, в здравой памяти и твердом рассудке совершив убийство Кого-бы-там-ни-было. Но почему-то именно обыкновенного мага-подростка этот парень перед всем магическим миром сейчас так старательно изображает, доучивается седьмой курс в школе, ходит с друзьями на занятия, готовится к экзаменам. Хотя не может не знать, что Победителю Темного Лорда на блюдечке с золотой каемочкой по первому же требованию преподнесли бы любой диплом. Он очень одинок, пусть и неразлучен со своими друзьями, только вот, его самые близкие друзья – все еще дети. А ему нужен рядом кто-то взрослый. Чтобы кто-то был с ним рядом, поддерживал и помогал, и был с ним почти на равных, когда Гарри наконец-то решит сделать первый шаг во взрослый реальный мир.
«Пророчество или нет, а я ведь на самом деле рад, что Золотой Мальчик выбрал не кого-нибудь другого, а меня, - придя в полную гармонию со своими мыслями и ощущениями, откровенно признался себе мастер зелий. - А то, что он еще благодаря странному всплеску гормонов и забавной шутке судьбы еще и хочет меня… Так оно мне тоже очень, очень по нраву! Хмм… бесхитростная гриффиндорская натура, мальчишка решил, что он меня любит... желает ответных чувств. Пока его юношеские заблуждения не развеялись, будут ему ответные чувства. Все, что он пожелает. Или я не Северус Снейп, Принц-полукровка».
Вечером Золотое гриффиндорское трио после ужина, за которым, кстати сказать, Гарри так и не смог ничего съесть от переполняющего его восторженного предвкушения, намертво застряло в коридоре, ведущим в слизеринские подземелья. Друзья просто из кожи вон лезли, когда пытались уговорить его не идти на свидание с отвратительным и ужасным профессором зельеварения. Только вот все было бесполезно, хотя Рон и Гермиона усиленно атаковали его по очереди:
- Гарри, очнись! Это же Снейп!
- Ага! – радостно соглашался Гарри.
- Ты с ума сошел!
- Ну и что? Это мое дело!
- Что все подумают!
- А все и так уже думают. И я даже знаю, что! Только мне – пополам!
- Он же мужчина! Как ты можешь?
- А вот – хочу и могу.
- Вокруг столько девчонок…
- Зато он точно уж не залетит, одной заботой меньше!
- Ты хочешь сказать, что это ты его… - шокировано ахнул Рон.
Гарри только самодовольно ухмыльнулся.
- Он же совсем не красивый!
- А мне нравится!
- Он тебя намного старше…
- А мне без разницы.
- Он учитель! Ты ученик! – не зная, что уже и сказать, в последний раз воззвала к его разуму Гермиона.
- А ерунда. Это ненадолго. Седьмой курс скоро закончится.
- Так же нельзя!

- Ему - можно. Золотому Мальчику и Победителю Волдеморта вообще, очень многое можно, - бархатным голосом практически мурлычет профессор Снейп.
Появившийся как всегда бесшумно и незаметно, неизвестно сколько времени уже слушающий этот весьма содержательный разговор, сказавший свое веское слово. А потом, отточенно-грациозно развернувшийся и стремительно удаляющийся по коридору в развевающейся пиратским черным парусом мантии.
И, отмахнувшись от друзей, самый могущественный маг этого тысячелетия Гарри Поттер вприпрыжку помчался вслед за своим любимым мастером зелий.

0


Вы здесь » Letters from the Earth » Слэш » Пророчество для полукровки ( от Mavka)


Создать форум © iboard.ws